Власть и общество

Дороги нашей памяти

Дороги нашей памяти
Дороги нашей памяти

Текст:  Мария ДАРМАНСКАЯ

К номеру:  27 (383)


16 Июня 2011 года

Ключевые слова:
Великая Отечественная войнаУкраинаЛьвовБеларусьрепортаж

С 25 по 27 мая в Минске прошла Межрегиональная конференция российских соотечественников из Беларуси, Молдовы и Украины. По окончании конференции украинская делегация во главе с известным политиком и правозащитником, депутатом Верховной рады Украины Вадимом Колесниченко отправилась в город Каменец Брестской области, где похоронен дед Вадима Васильевича, павший при освобождении Белоруссии от фашистов.


По маршруту танкиста Корнея Колесниченко

Ранним утром Минск похож на открытку – на город, где остановилось время: почти нет наружной рекламы, машин, людей, привычного для москвича шума улицы. В отличие от Москвы, столица Беларуси иногда спит. Мы встречаем украинскую делегацию у главного входа гостиницы «Минск», где за день до этого завершилась Межрегиональная конференция российских соотечественников из Беларуси, Молдовы и Украины. На конференции, среди прочего, обсуждались шаги по защите прав русскоязычного населения, исторической правды, по налаживанию добрососедского диалога и культурного обмена.

22 июня этого года исполняется 70 лет с момента начала Великой Отечественной войны. Близость этой даты, а также недавние события во Львове еще раз заставляют задуматься о роли, значении тех далеких событий в общей судьбе наших народов. Об этом много говорит Вадим Колесниченко – глава украинской делегации, приехавший в Беларусь не только и не столько с официальным визитом.

Этим утром в его взгляде и походке чувствуется что-то особенно торжественное. Все делегаты одеты официально. Можно подумать, что и сегодня продолжится конференция. Между тем нам предстоят четыре часа в пути в маленький городок Каменец в Брестской области.

Выезжаем по расписанию. Журналистам предоставлен микроавтобус, на центральный ряд сидений ставят корзину цветов – не помещается в машины делегатов, которые везут много подарков – книг, георгиевских ленточек, дисков с записями военных песен, все это они позже передадут в местную школу города Каменец. Наш автобус будет следовать за машинами украинцев. За рулем – высокий седой водитель в белой футболке с турецким флагом, с красным полумесяцем и звездой. Пару раз сворачивает не туда – слышим его агрессивно-веселое: «Плохой из меня штурррман, ребята!» Если дорогу переходит медленный пешеход, он командует: «Давай-давай, командир партизан!»

Что особенно удивляет в Беларуси, так это чистые дороги, чистый лес за окном, чистые поля. Иногда возникает сомнение – добралась ли в самом деле до этих мест цивилизация? Удивительно красиво там, где не мусорят. Дорога спокойная, погода – переменная облачность, очень тепло. Кажется, здесь, ближе к Европе, уже наступило лето. И поля, поля, поля: свежевспаханные, цветущие, колосящиеся. Как и в городском пейзаже Минска, с его обилием зеленых парков и скверов, где в Москве уже бы давно стояли строительные леса под очередной торговый центр, в пейзаже сельской Беларуси чувствуется особый простор. Такое ощущение огромного пространства непривычно, нечто похожее испытываешь, глядя вниз с последнего этажа высотного здания.

Ощущается близость Европы – в трех часах от Минска сельский магазинчик обустроен как супермаркет – большой выбор минералки и местного пива. И тут же – местный колорит: деревенский пьяница умоляет продать ему бутылочку в кредит. Люди охотно помогают нам, приезжим, разобраться с местными деньгами, тепло воспринимают то, что я москвичка.

Сворачиваем с главной дороги – перед нами проносятся местные деревеньки. На въезде в большинство из них – православный крест со множеством разноцветных, неоновых ленточек и пластиковых цветов; назначение его мало кто может объяснить – так уж в Беларуси повелось. Есть в этом обычае что-то родное, такой народный взгляд на религию, кресты-обереги могли бы быть и у нас.

 Едем по недостроенному участку трассы. В салоне и за окном пыль стоит как туман, слезятся глаза. Машина все время подскакивает. В салоне громко играют «Битлз», дети в проезжающем мимо экскурсионном автобусе машут нам рукой. Коллеги иронично обсуждают возросшие цены на продукты, рассказывают политические анекдоты, много рассуждают об истории, национальном характере: русском, белорусском, украинском. В дорожной пыли мы все одинаковые, смеемся и шутим об одном, любим одни и те же песни, празднуем одинаковые даты и одинаково сильно любим выпить и поговорить.

 Останавливаемся на заправке. За прилавком молодая девушка, совсем одна. Отвечает и за бензин, и за горячий кофе с бутербродами дальнобойщикам, и за кассу. Неожиданно узнаем, что бензин отпускается только по 10 литров. Наш водитель грустно усмехается: «Бензин по десять отпускают – придется вашим украинцам на иномарках раз по семь сбегать к кассе!»

Как дома


В Каменце нас встречают очень гостеприимно. В конференц-зале мэрии с видом на памятник Ленину, облюбованный голубями, кажется, непривычно шумно. Стоит ли говорить, что звучит только русская речь и что разные люди то тут, то там восклицают: «Ну мы же с вами почти что из одного города!», «Мои тоже там воевали!», «Я к вам уже почти как домой!» На столе скромные бутерброды, хозяева извиняются, обещают настоящий обед позже. Еще по собственной бабушке знаю, как важно для белоруса посытнее накормить гостей. По словам местных властей, Вадим Колесниченко – здесь всегда желанный гость. Его можно назвать нашим соотечественником, гражданином СНГ. В своем родном Севастополе Колесниченко возглавил работу по сохранению памяти примерно 80 тысяч советских воинов, которые попали в плен или ушли в партизаны после того, как город был захвачен фашистами. Уже этим летом будет открыт посвященный им мемориальный комплекс. Именно в ходе работы над созданием севастопольского мемориала Вадим Колесниченко узнал место захоронения своего дедушки, танкиста Корнея Петровича.

– Искали долго. У нас были сведения, что дедушка погиб в конце войны, но его сослуживцы, с которыми списались, указывали противоречивые данные, – рассказывает Колесниченко. – Было название города Каменец. Мой отец думал, что это Каменец-Подольский, город на Украине. Естественно, от местных властей пришел ответ, что сержант с такими данными у них не захоронен.

 Позднее один из генералов Минобороны России предложил помощь, и через некоторое время семья Колесниченко получила целый пакет с копиями документов, проливших свет на судьбу героически погибшего родственника. Оказалось, танк Корнея Петровича Колесниченко был подбит 22 июля 1944 года близ деревни Пелище Каменецкого района. Этот день особенный для Колесниченко потому, что сегодня, после многих лет поиска, он впервые побывает на могиле своего деда, одного из тех, кто отдал свою жизнь за наше общее будущее.

Колесниченко признается: "Учитывая ту ситуацию с могилами солдат, которая сложилась у нас в отдельных регионах Украины, я, перед тем как ехать, пытался узнать, в каком здесь это состоянии. Меня поразило, когда белорусы сказали: а в чем вопрос? У нас нет никаких проблем, за мемориалом даже школа закреплена». Колесниченко продолжает: «Ехал с волнением. Отец не может приехать – ему тяжело по физическому состоянию. Это очень важно. А после событий 9 мая во Львове это для меня было важно как для государственного деятеля».

Общее прошлое, общее будущее


Таких мест много и на Украине, и в России. Здесь словно не существует понятия времени, у мраморных плит растут алые гвоздики, рядом аскетичная фигура каменного воина, смотрящего вдаль, у подножия – вечный огонь. «Будем вечно помнить» – на официальных мероприятиях, парадах в честь Дня Победы эта фраза не перестает звучать, порой превращаясь в штамп. Здесь и сейчас, вглядевшись в лица каменецких школьников, ребят 10-12 лет, несущих почетный караул у монумента, чувствуешь эту связь мгновения и бесконечности, когда разрозненные фрагменты, сложившись давным-давно воедино, из всех вариантов будущего дали нам именно этот.

 Вадим Колесниченко кладет цветы на могилу деда. Сразу же звонит отцу на Украину. Он не решается быстро отойти от этого почти священного места. На мемориальных плитах можно прочесть еще 1700 фамилий. Делегация направляется в местную школу. Именно эти дети несут вахту памяти, собственноручно ухаживают за братской могилой, принимают участие в поисковых организациях, работают как экскурсоводы в краеведческом музее.

Взрослые мужчины в дорогих костюмах и галстуках сидят за партами в одном классе с ребятами. На лицах школьников все та же удивительная серьезность, в то время как делегаты улыбаются и шутят. Школьники и политики словно меняются ролями. Сразу видно, что для ребят это настоящее событие. Колесниченко искренне интересуется: «Неужели и правда поисковая работа вам интересна?» Класс смущается: для детского сердца в событиях прошлого бесконечно много романтики. Взрослые вспоминают, как в юности восторгались рассказами о пионерах-героях, как хотелось прикоснуться к подвигу, проявить благородство духа, храбрость, доброту, самоотверженность. Сколькому хотелось учиться и подражать! Вот и еще один из многих ответов на вопрос «Зачем помнить Великую Отечественную войну?».

Трудная дорога


 Все эти люди верят, что 9 мая – это та дата, которая объединит навсегда Россию, Беларусь и Украину. То событие, что должно вести нас вместе. Деды и прадеды отстояли Родину, а мы должны это знамя победы и справедливости удержать.

– В Украине мы приняли постановление, что 22 июня – это будет государственное событие, в этот день будет объявлена минута молчания, памяти во всем государстве, – говорит Колесниченко. – И я думаю, что через несколько лет эта минута молчания будет общей для наших трех государств. Все равно мы – единый народ, хоть мы из Киевской Руси вышли как три аиста, которые разлетаются в разные стороны, все равно вернемся мы в одно гнездо. Сейчас особенно важно осознать, как легко можно потерять то, что завоевали наши предки.

Вадим Колесниченко так прокомментировал ситуацию 9 мая во Львове: «Необходимо дать жесткую уголовную оценку этим безобразиям, чтобы этого больше не допускать. Количество возбужденных уголовных дел, оперативное следствие, расследование, за которым мы следим, позволяют надеяться, что подобных событий больше не будет».

 Каменецкие старшеклассницы, с которыми я заговорила чуть позже, тоже, конечно, слышали о том, что случилось во Львове. Белые блузки, черные юбки – стандартная школьная форма, аккуратная прическа, звонкие голоса. Строгие, не по возрасту суждения. Спрашиваю об их отношении к пересмотру истории, к событиям во Львове. «Безусловно, негативно. Все-таки ветераны достойны того, чтобы их уважали и помогали им сейчас. Поэтому люди, которые это совершили …отклонения есть». Девушки рассуждают об общей культуре наших стран, о необходимости держаться вместе, не терять связь, несмотря ни на что, ведь эта дорога обещает быть очень трудной.

 Москва – Минск – Каменец