Власть и общество

Испытание верности

Первый партизанский бой Великой Отечественной прогремел на седьмой день после ее начала, и был он вовсе не стихийным
Испытание верности
Испытание верности

К номеру:  27 (383)


16 Июня 2011 года

Легкие танки катили по дороге, словно на параде. Фронт в двух сотнях километров впереди. Позади – пол-Европы, никто нигде в тылу гитлеровцам не угрожал. …И тут под передней машиной раздался взрыв, она закрутилась на одной гусенице. Задний танк попятился назад, но не тут-то было... Когда из люка извлекли танкиста и холеного обер-лейтенанта, тот возмутился:
– Почему меня задерживают гражданские лица?! Это не по правилам! Доставьте меня к военным!
Самоуверенный фриц не догадывался, что он стал участником первого партизанского боя в Великой Отечественной войне, продолжительной и кровавой. Что Василий Корж, организовавший отряд, готовился к этому бою  всю сознательную жизнь. Что через  несколько лет он станет командиром многотысячного соединения, генералом, Героем Советского Союза…

Честь имею!

Командир отделения с неприязнью взглянул в глаза Василию и ни за что ударил его по лицу. Свободолюбивая натура молодого полещука взыграла. Ответный удар был такой силы, что обидчик оказался на полу, а Корж – под арестом.
После Рижского мирного договора деревня Хоростово нынешнего Солигорского района, где родился и вырос  Василий Корж, отошла к Польше. Его, как и  всех сверстников рождения 1899 года, «забрили» в армию. Рядовыми были белорусы и украинцы, командирами – исключительно поляки, которые как могли порой просто изгалялись над «кацап-большевиками».
После ареста Василий сбежал из казармы и много дней «зайцем» в поездах, пешком по лесам, болотам добирался до Хоростова. Но  появиться дома не мог, поляки, конечно же, не оставили бы в покое смутьяна, отыгрались бы и на родных. Узнал: недалеко действует партизанский отряд Кирилла Орловского. И подался туда.
Об отряде Аршинова (псевдоним К. Орловского) коренные жители Западной Белоруссии чуть ли  не  слагали легенды. Партизаны боролись против «ополячивания» белорусов, часто хитростью, без единого выстрела, разоружали  вражеские гарнизоны, захваченное имущество раздавали крестьянам, даже ретивых рядовых жандармов отпускали, взяв слово не чинить зла местным жителям.
После тщательной проверки Василия Коржа зачислили рядовым бойцом. А после нескольких блестяще проведенных операций Орловский взял его в свои заместители.

Кожух  от Жукова

– Ты уже готов, старый партизан? – по выходным возле дома Коржей часто звучал зычный голос  комдива  Жукова. – Идем на уток…
После окончания спецкурсов ОГПУ весной 1931 года Василий Корж  получил необычное назначение – командиром  партизанского направления. В то неспокойное время в Белоруссии на случай очередной интервенции  в секретном порядке были созданы шесть партизанских отрядов численностью по 300-500 человек, с командирами, штабами. Спецрезервисты изучали основы партизанской тактики, разведки, диверсионной работы, из них готовили разведчиков, связистов. Для борьбы в тылу врага в тайных складах было спрятано 50 тысяч винтовок, 150 ручных пулеметов, множество гранат, взрывчатки. Слуцкий отряд готовил Василий Корж, официально работавший инструктором ОСОАВИАХИМа. А 40-й кавалерийской дивизией, штаб которой находился в Слуцке, командовал быстро прогрессирующий Георгий Константинович Жуков. В комплексных учениях участвовали и спецрезервисты Василия Коржа.
Во второй половине 30-х годов в СССР победила теория, что если  война и будет, то только на вражеской территории. Учебные центры закрыли, склады вооружений ликвидировали. Но  молодой генерал и опытный партизан  к тому времени  крепко подружились. В свободное время они пропадали на рыбалке или охоте. В стрельбе на меткость друг другу не уступали. После чего нередко засиживались в доме Василия Коржа, калужанин Жуков от души нахваливал белорусские блюда. Однажды Жуков оставил на память Коржам добротный кожух, который потом будет спасать от холода семью Василия Захаровича в  окрестностях Сталинграда: эвакуировавшись в начале войны на восток, она бросила все нажитое, но подарок генерала захватила с собой. А Георгий Константинович, несмотря на громадную занятость, величайшую ответственность за дела на фронте, судьбы тысяч людей, не забывал о старом друге. После  победы, став главнокомандующим Группой советских войск в Германии и главноначальствующим Советской военной администрации, маршал Жуков предложит генералу Коржу должность военного коменданта Берлина. Василий Захарович откажется – не захочет оставлять родину даже на время.

Горячее солнце  Испании

Но все это будет потом… А тогда, в середине 30-х, после закрытия  учебных центров по ведению партизанской борьбы, чекисты  Василий Корж и Кирилл Орловский попросились в Испанию, где лицом к лицу сошлись свобода и фашизм. Василий Захарович, став на время «товарищем Пабло», ускоренным курсом  обучал испанцев и  бойцов интербригад основам партизанской борьбы. Не раз лично ходил в разведку, водил республиканцев в бой. Во время одной из операций спас старого товарища Кирилла Орловского, заблокированного с небольшой группой разведчиков в горах.  
Год 1938 Василий Корж встречал в Москве. Позже он напишет в своих воспоминаниях:
«…Сижу в Георгиевском зале Кремлевского дворца.
– Корж Василий Захарович, – слышу.
Четким шагом иду через зал. Отеческая улыбка всесоюзного старосты М.И. Калинина, крепкое рукопожатие. Возвращаюсь на место,  крепко прижимая к груди красную сафьяновую коробочку. В ней – орден Красного Знамени. За Испанию мне был вручен и второй  орден – Красной Звезды…
Получил двухмесячную путевку в крымский санаторий. Затем меня принял в своем кабинете нарком внутренних дел Ежов. Был он какой-то сумрачный, рассеянный. Поблагодарил за проделанную в Испании работу, на прощание сказал:
– Езжайте к семье, потом на отдых. Отдыхайте хорошенько. Вас ждет новое ответственное правительственное задание.
И вот я в Слуцке. На третий день зашел к товарищам в управление НКВД. Попросили рассказать об Испании. Но закончить рассказ я не успел. Вошел посыльной, передал начальнику управления пакет. Тот распечатал, прочитал бумажку, подошел ко мне:
– Корж Василий Захарович, вы арестованы. Сдайте оружие!»
В тюрьме родного НКВД Василий Захарович просидел без малого месяц. Несколько раз вызывали на допрос: «Вы – польский шпион. Признавайтесь!» Василий Захарович все отрицал. Наконец его доставили в Наркомат внутренних дел. Народный комиссар извинился:
– Враги оклеветали, хотели вас уничтожить. Вы свободны…
Спасла жизнь Василию Захаровичу его предусмотрительность. Прекрасно зная методы работы НКВД, он оставил жене  номер телефона Орловского: если что со мной случится – сразу звони. Чтобы телефонистка набрала московский номер, женщина пожертвовала золотыми сережками. А сказала только короткое, условное: «Корж не ночевал дома». Кирилл Прокофьевич в столице поднял на ноги всех знакомых чекистов. Спас друга-партизана. Московские коллеги порекомендовали Василию Захаровичу на время уехать подальше от недругов. Он стал директором совхоза «Кропоткинский» Краснодарского края, где быстро заимел много друзей.

Когда враг  рядом

Узнав о нападении фашистской Германии, Василий Корж уже в воскресенье, 22 июня, был в кабинете первого секретаря Пинского обкома партии, где работал заведующим  финансовым сектором. Врага он, как говорится, знал в лицо,  потому, не питая никаких иллюзий,  предложил:
– Нужно  прямо сейчас создавать партизанские отряды.
Предложение приняли в штыки: указаний «сверху» нет, непобедимая Красная армия завтра-послезавтра будет бить гитлеровцев на той стороне Буга, предложение Коржа «попахивает» паникерством. Наконец согласились с доводами старого партизана, разрешили  под личную ответственность набирать отряд, но не партизанский, а «истребительный» – для борьбы с возможным вражеским десантом.
Василий Захарович тут же пошел по кабинетам, стал звонить проверенным товарищам. И к вечеру большой группе подобранных людей военкомат выдал винтовки, наиболее опытным – гранаты. Четыре дня спустя отряд был сформирован окончательно: три группы по 20 человек в каждом. А уже 28 июня Василий Корж ставил своим бойцам задачу: оседлать дорогу Пинск – Логишин, по которой должна двигаться вражеская техника.
Двоюродный брат Василия Захаровича Григорий Корж, имевший опыт партизанской войны под псевдонимом Карасев, распределил бойцов по обе стороны дороги. И когда две танкетки разведвзвода 293-й пехотной дивизии вермахта приблизились, инструктор горкома партии Александр Солохин метнул под гусеницу первой связку гранат. Бойцы тут же окружили обе машины,  извлекли из люка того самоуверенного, надменного обер-лейтенанта. Сняли  с танкетки крупнокалиберный пулемет, рацию, карту, документы, машину  подожгли… Василию Коржу достались первые трофеи: хороший бельгийский автомат, с которым он не расставался до конца войны, книжечка в кожаном переплете с замочком, где  командир делал дневниковые записи.
4 июля Василий Корж организовал засаду на кавалерийский отряд гитлеровцев. Два десятка из них были уничтожены. Понесли потери и партизаны. Но по белорусскому Полесью пошла молва: фашистов можно и нужно бить!
Потом подсчитают: за время боевых действий соединение Василия Коржа уничтожило более 26 тысяч гитлеровцев, разгромило 65 крупных немецко-полицейских гарнизонов, пустило под откос 468 вражеских эшелонов с живой силой и техникой, уничтожило 770 автомашин, 86  танков и бронемашин, повредило тысячи километров рельсов, линий связи. Прославленному  партизану  было присвоено звание генерал-майора, он стал Героем Советского Союза…

Владимир  БЫЧЕНЯ