Власть и общество

Русь от варягов

С чего начиналась история российской государственности
Русь от варягов
Русь от варягов

К номеру:  17 (431)


20 Апреля 2012 года

2012 год объявлен указом Президента России Годом истории. Он изобилует круглыми датами, но основная из них – 1150 лет со дня рождения российской государственности. Особая честь объявить о начале Года российской истории выпала Историко-архивному институту РГГУ. И поэтому о ключевых вопросах, касающихся истории русской государственности, рассказал доцент университета, историк Евгений ПЧЕЛОВ.

– Евгений Владимирович, что сегодня позволяет считать 862 год точкой отсчета истории нашего государства?
– Это летописная дата, которую мы встречаем в «Повести временных лет». В этот год племена, жившие на севере Руси – славянские и финно-угорские – призвали на княжение варягов.  Рюрик стал править в Новгороде. Синеус стал князем в Белоозере. Трувор обосновался в Изборске. После смерти братьев Рюрик стал править всеми этими землями единолично. В состав его владений входили территории севера Руси вплоть до верхнего течения Волги. Соответственно от Рюрика пошла большая династия русских князей, которые правили на Руси до конца ХVI века. В «Повести временных лет» призвание варяжских князей – первое датированное событие русской истории.
Ранние летописные даты условны: они были определены летописцами уже во второй половине XI – начале XII века, то есть тогда, когда началось русское летописание и затем была составлена «Повесть временных лет». Но, несмотря на это, мы все равно можем считать 862 год пусть и условной, но все-таки датой начала русского государства.
–  Кем же были эти варяжские гости, ставшие первыми русскими правителями?
– Для начала надо сказать: сами варяги в IX веке, во времена Рюрика, варягами себя не называли. Слово «варяг» встречается впервые у арабского автора Ал Бируни, и слово это происходит от скандинавского корня «вар», что значит «клятва», «обет». Это были норманнские, то есть скандинавские наемники, которые служили в гвардии византийских императоров. И они давали клятву верности. И поскольку это слово было известно в XI – начале XII века, оно было отнесено к тем скандинавам, которые пришли на Русь вместе с Рюриком. А первое самоназвание варягов, аутентичное IX веку, было, по всей вероятности, «россы». Это слово, скорее всего, имеет скандинавское происхождение.
В XVIII веке ученые Г. Байер и Г. Миллер сделали вывод о том, что варяги были скандинавами. Эта версия не устроила патриотически настроенных ученых, прежде всего Ломоносова.  В конце XIX – начале XX века благодаря археологическим находкам, лингвистическим и текстологическим исследованиям наука доказала, что варяги были норманнами, то есть скандинавами, и что они сыграли значительную роль в формировании древнерусского государства. Хотя, конечно, были и дискуссии по этому поводу, но еще до 1917 года так называемый норманнский вопрос в науке уже был решен.
Но идеология всегда вмешивалась и снова поднимала этот вопрос, подпитывала споры вокруг него. В советское время начался период антинорманизма, который господствовал и в науке, и в общественном мнении. Варягов представляли как случайных участников русской истории, чуть ли не эпизодических. Советские ученые настаивали на том, что государство возникло у восточных славян в середине IX века, а может быть, даже и раньше, без какого бы то ни было участия варягов. Считалось, что древнерусская государственность зародилась именно в Киевской Руси, во времена мифического князя Кия, на территории полян, а не на севере. Антинорманизм особенно усилился, конечно, после Великой Отечественной войны, когда был общий ориентир советской культуры на поиски национальных корней и борьбу с космополитизмом.
Конечно, Древняя Русь как государство возникала не на пустом месте и не внезапно – это длительный процесс, существовало большое пространство разных племен, особый мир восточнославянских и финно-угорских народов. Они взаимодействовали со скандинавским миром – на севере, хазарским, арабским и византийским – на юге и востоке. И в этом взаимодействии рождалось древнерусское государство.
– Какие источники доказывают, что «россы» действительно происходили из Скандинавии?
– Первое достоверное упоминание о Руси вообще и самого слова «Русь» относится к 839 году и встречается в Бертинских анналах – официальной хронике франкского государства. 18 мая 839 года к императору Людовику Благочестивому в его резиденцию в Ингельгейм-на-Рейне прибыло посольство от византийского императора Феофила с целью укрепления дружественного союза. И вместе с посольством прибыли некие люди, которые назвали себя и свой народ «росс». Они рассказали, что прибыли в Византию как послы к императору Феофилу. Но обратно тем же путем они идти опасаются, так как путь им преградили свирепые варварские народы. И они просили Феофила отправить их к Людовику, чтобы иметь возможность вернуться домой через Европу. Но выяснилось, что эти послы на самом деле шведы, то есть норманны. А Людовик очень опасался норманнов: в этот период они активно нападали на территорию франкской империи. Он счел этих послов скорее разведчиками, но что было с ними дальше, неизвестно. Для нас же важно то, что в этом документе впервые упоминается слово «русь» в форме «рос». Корень «рос» у древних скандинавов означал греблю на речных судах. Потом это слово в финских языках превратилось в «руотси». Финны до сих пор в своем языке употребляют его для обозначения шведов. На севере Руси жили ведь не только славянские племена, но и финно-угорские, прежде всего чудь. И затем уже через финское заимствование в славянские языки это слово вошло как «русь».
Первые русские князья носили свои скандинавские имена: Ингер (Ингварь), Хельга, Хельгу… Позже они видоизменились и в древнерусском языке «превратились» в Игоря, Ольгу, Олега...
Даже «Повесть временных лет» сразу нам указывает на иноземное происхождение слова «Русь». В ней говорится следующее о происхождении народа и языка: «а словеньскый язык и рускый одно есть». Это понятно: славянский и русский – один народ и один язык. А дальше: «от варяг бо прозвашася русью» – ибо от варяг прозвались русью. «а первое беша словене». То есть прежде «были», назывались славянами, а слово «русь» произошло от варягов.
– Существовала ли традиция празднования этой даты в нашей истории?
– Конечно, в имперский период истории России эта дата была очень значима и считалась датой начала русского государства. В 1862 году отмечался тысячелетний юбилей – тогда это называлось тысячелетие России. Основные мероприятия прошли в Новгороде, где был установлен большой памятник, сделанный по проекту скульпторов Михаила Микешина и Ивана Шредера. 862 год был годом начала преемственности правителей России, ее монархов: сначала династии Рюриковичей, а потом соответственно Романовых как преемников династии Рюриковичей.
– Получается, что к настоящему времени наука все доказала и все расставила по своим местам. Но принимает ли общественное мнение сегодня эту правду? И не вызовет ли нынешний юбилей нового витка споров?
–  Конечно, этот юбилей может снова всколыхнуть давние споры. Да, никакого антинорманизма в науке уже нет, но в обществе он еще присутствует, а значит, начнут плодиться разнообразные фантазии. Это, конечно, неизбежно.
Наверняка найдутся те, кто будет оспаривать право Новгорода называться исторической родиной русского государства и доказывать, что это право есть лишь у Киева. Ситуация осложняется еще и тем, что Киев сегодня на территории другого государства – Украины, где некоторые историки пытаются писать свою особую, историю «Украины – Руси», доказывая, что Древняя Русь – это часть именно украинской истории. Все это вносит определенный спорный элемент. Так что этот идеологический момент существенен.
– Но даже абстрагируясь от идеологии, мы не можем поспорить с тем, что это важная дата…
– Безусловно! Я активный сторонник этого юбилея. И этот юбилей исторически обоснован, он традиционен. Он имеет корни в предшествующих эпохах. В российском обществе должны быть традиции празднования событий, которые находились у истоков столь важных исторических процессов.
Беседовала
Татьяна КУТАРЕНКОВА

СПРАВКА "СВ"

Пчелов Евгений Владимирович – кандидат исторических наук, доцент, заведующий кафедрой вспомогательных и специальных исторических дисциплин ИАИ РГГУ, специалист по истории России, в том числе Древней Руси, автор более 600 опубликованных работ, 20 книг, среди которых – школьные учебники по отечественной истории и книга «Рюрик», вышедшая двумя изданиями в серии ЖЗЛ.