Власть и общество

«Что же будет с Родиной и с нами?..»

«Что же будет с Родиной и с нами?..»
«Что же будет с Родиной и с нами?..»

Текст:  Артем РЫБАКОВ

К номеру:  14 (487)


10 Апреля 2013 года

Ключевые слова:
анатолий салуцкийперсонаинтервью

7 сентября 2012 года на 25-й Московской международной книжной ярмарке состоялась презентация новой книги писателя Анатолия Салуцкого «Путин и Четвертая Россия. Хватит ли президенту твердости для «мягкой силы»?», выпущенная издательством «Терра».

– Анатолий Самуилович, хотелось бы спросить о вашей последней книге. До этого вы писали довольно много, часто и регулярно. Потом был довольно большой перерыв. В 2006 году вы написали «Из России с любовью» – и снова перерыв.
– Хотелось бы сразу внести некоторую поправку – если говорить о «Из России с любовью», то это – роман. И я не тороплюсь выпускать вслед нечто романическое. Для меня написание романа – своего рода «внутренняя эмиграция».
А новая книга – публицистическая.
– То есть вы дождались такого момента, когда ваша книга может вызвать наибольший резонанс?
– Совершенно верно. Я выбрал такой момент, когда подобные книги снова начинают вызывать интерес читателя. Когда снова появился интерес к неким обобщениям. К пути России.
Эта книга – не книга обличений. У нас очень любят обличать. С обличениями у нас полный порядок. А вот с попытками осознания происходящего в настоящий момент – гораздо сложнее.
– В прошлом вы уже писали книгу схожей направленности. «На апрельских ветрах», изданная в 1987 году, насколько я помню, также вызвала большой резонанс. Насколько на нее похожа новая книга?
– Она очень похожа. Но в то же время судьба этих двух книг как раз и подчеркивает колоссальную разницу между тем и нынешним временем. И дело не только в двадцатилетнем промежутке!
«На апрельских ветрах» была написана в 1986 году. Она стала первой книгой о перестройке. Положительной.
А сегодня, когда вышла «Путин и Четвертая Россия», ситуация совершенно другая. Книга идет вразрез доминирующему в общественной мысли тону. Критика – вот что сейчас главное в любом высказывании. Моя же книга носит характер не хвалебный и не критический, но взыскательный. А это, согласитесь, совершенно разные вещи.
За последние годы я объехал практически весь мир. Включая Австралию, Гонконг, Макао, Бразилию… Про Америку и не говорю, поскольку я официальный эксперт делегации России на Генеральной ассамблее ООН.
Сами понимаете, наблюдать было за чем. И материалом для анализа это, безусловно, послужило. Если в книге «На апрельских ветрах» у меня было понимание жизни в Советском Союзе, то здесь у меня уже было понимание мира.
В книге полностью отсутствует скандальность. Но присутствуют по-настоящему серьезные вещи. Посмотрите на подзаголовок! «Хватит ли президенту твердости для «мягкой силы»?» Очень, на мой взгляд, серьезный вопрос!
Я сделал попытку осознать и объяснить, что происходит в стране и что происходит с самим президентом. Он, как любая личность, развивается.
В период перед последними выборами проявили себя люди, которые всегда занимаются обличением. Цель была одна – чтобы был избран не Путин, а кто-то другой.
Чего же хотят сейчас определенные иностранные круги? Зачем они поддерживают этих людей?
Политические цели? Нет, после выборов они поняли, что власть пришла устойчивая и просто так ее не подденешь и не сковырнешь.
Цель теперь другая – ударить по экономике. Чтобы западное общество и предприниматели в особенности считали Россию непредсказуемой страной. То ли революция вот-вот случится, то ли все деньги немедленно разворуют – ну как тут вкладываться? Сверхцель – затормозить экономическое развитие России.
– Понятно. А какую задачу вы ставили перед собой, садясь за книгу?
– Соответственно – противопоставить правду тому валу негативной информации о нашей стране, который идет буквально со всех сторон. Те позитивные сдвиги, что произошли у нас за последние годы. В книге я практически не полемизирую с теми, кто критикует. Есть за что критиковать, есть. У нас, как и в любой другой стране, есть две политики. Отношение к людям – вот где масса недоработок! То, что я называю «бытовым рабством»! Правоохранительные органы, медицина, ЖКХ… Тут критика не просто нужна, она необходима. Это одна сторона вопроса.
Но есть и другая – государственная. И там дело обстоит весьма неплохо. Финансы, например. Как страна мы развиваемся. И это главное, на мой взгляд. Потому что если падает государство, то падает все. О каком ЖКХ можно говорить, если на улице гражданская война?
Теперь о том, что меня искренне радует. Вы знаете, то, что делает Путин в последнее время, на девяносто процентов укладывается в то, что написано в книге. Нет, излишним самомнением я не страдаю и считать, что она как-то повлияла на президента, не собираюсь. Скорее мне удалось предугадать, как будут развиваться события. Направление движения и развития.
Кое-что из происходящего мне, конечно, не нравится, но это частности. А в целом – он идет очень правильным путем.
– А как вы оцениваете общую ситуацию в стране?
– Я очень внимательно смотрю и вижу, что страна сейчас находится на подъеме. По многим факторам я чувствую, что у Путина уже сформирован четкий план действий. Просто он пока не вошел в фазу реализации.
Как раз в последней книге я много размышлял на тему, зачем Путин снова пошел наверх?
И я пришел к выводу, что Путин взялся за это дело с одной целью – он хочет войти в историю как человек, который возродил Россию. И хочет передать ее своему преемнику. Причем именно в стадии подъема. Вот что его заботит! По крайней мере, я его понимаю так. Скажу сразу, я с Владимиром Владимировичем не знаком и моя оценка – это оценка гражданская.
После выхода книги последовали еще некоторые события, убедившие меня в том, что угадал верно. Началась серьезная борьба с коррупцией. И этого многие испугались! Поэтому сейчас среди элиты резко упало число сторонников Путина. Они боятся за себя. Понимаете, любой настоящий процесс, особенно политический, имеет свойство развиваться. И если так пойдет и дальше, то возникнет необходимость, например, копнуть приватизацию 90-х. Нет, ничего отбирать, конечно, не будут. Возможно, будет какой-нибудь разовый налог или еще что. Какую-нибудь компенсацию за то, что дешево получили ресурсы. Но ведь был ряд людей, которые организовали этот «всероссийский хапок», и вот им придется, скорее всего, поделиться. И вот эти люди, а глупых среди них, сами понимаете, нет, сейчас очень перепуганы. Впрочем, Путин, как человек опытный, подстраховался, и, по моему мнению, никакие силовые перемены сейчас невозможны. И, мне кажется, сейчас президент занял выжидательную позицию. Чего конкретно он ждет, я сказать не могу, все-таки в отличие от него я не вижу всей полноты картины. Но определенный момент, так сказать, «выжидательности» не заметить нельзя. Кстати, если вы вспомните, то одним из основных лозунгов на Болотной была борьба с коррупцией. И начав это дело, Путин весьма серьезно ослабил позиции оппозиционеров.
– Анатолий Самуилович, а что вы можете сказать о Союзном государстве России и Беларуси?
– Когда было создано Союзное государство, я очень это приветствовал, потому что это – самый высокий уровень сотрудничества между государствами. Жаль только, что все возможности этого объединения сейчас на межгосударственном уровне не используются. Впрочем, в личном плане, бытовом ситуация иная. Отсутствие виз, признание дипломов, товарообмен – это все очень хорошо. Признаюсь, я покупаю немало белорусских товаров, начиная от мебели и заканчивая продуктами.
Что же до политического воссоединения братских народов, с этим пока хуже. Но, на мой взгляд, в перспективе произойдет полноценное объединение. Это дело небыстрое, конечно, но и форсирование здесь не нужно. Хочу напомнить, что и при Советском Союзе Белоруссия была самостоятельным членом Организации Объединенных Наций, то есть полноценным субъектом международного права. Так что все шаги по воссоединению можно признать логичными – Таможенный союз, Союзное государство… Вопрос теперь в экономической интеграции.
Если сравнивать с временами СССР, а так многие делают, интеграция, конечно, не такая сильная, но если рассматривать ситуацию в сравнении с отношениями с другими государствами постсоветского пространства – то ни с кем больше, за исключением Казахстана, может быть, более тесных отношений нет.