Власть и общество

«Капитан Татьяна»

Кто смотрел фильм «Нормандия – Неман», тот наверняка запомнил этот эпизод. Французский летчик Шардон сбивает немецкий истребитель, благополучно возвращается на аэродром и к ужасу своему узнает, что сбил не противника, а однополчанина Тарасенко, любимца полка и жизнерадостного исполнителя популярной песенки про девушку Татьяну. Весь полк тяжело переживает нелепую гибель боевого товарища.

Прототипом Тарасенко, чью роль сыграл известный советский киноактер Николай Рыбников, послужил комэск Василий Серегин по прозвищу Капитан Татьяна. Киноэпизод – вовсе не вымысел сценаристов – он действительно имел место в боевой жизни полка. Только случилось все это не с самим Серегиным, а с его ведомым лейтенантом Архиповым.Подполковник в отставке Герой Советского Союза Василий Георгиевич Серегин родом из Тулы. В 1941-1942 годах ему довелось защищать тульское небо от врага. Самый памятный для него день – 12 марта 1942 года, когда он в бою над Сухиничами сбил три «мессершмитта».

За войну Серегин сбил 28 вражеских самолетов. Лично – 20 и в групповых боях – 8. А вот  чтобы в одном бою свалить три «мессера» – такое удалось сделать лишь однажды.…Встретился я с Серегиным несколько лет назад в Гомеле, где он поселился по выходе в отставку. А перед этим еще успел повоевать в небе Кореи, где сбил шесть американских «сейбров». Потом не один год поработал испытателем. Словом, налетался!

Если Серегину случалось бывать в Москве, то он непременно приходил к зданию бывшей французской военной миссии на Берсеневской набережной, чтобы тихо постоять перед мемориальной доской с фамилиями сорока двух французских летчиков полка «Нормандия – Неман», погибших на советско-германском фронте. Тюлян… Лефевр…. Кастелен… Все трое свой боевой путь начинали на самолетах «Як-1» в составе третьей, серегинской, эскадрильи 18-го гвардейского полка 303-й авиадивизии. Остальные прибудут на фронт потом, когда этих троих уже не будет в живых.

Небо впервые заговорило по-французски над Западным фронтом весной  1943-го. Немцы еще не знали, что в составе советского авиаполка по соглашению между Советским правительством и Национальным комитетом «Свободная Франция», возглавляемым генералом де Голлем, сражаются четырнадцать французских летчиков. Когда же Дюрен и Прециози, потом Тюлян и Литольф записали на боевой счет первые сбитые самолеты, а в радиошлемах заслышалась французская речь, то противник пришел в неистовство. Асы знаменитой немецкой 51-й авиаэскадры «Мельдерс» устраивают настоящую охоту за французами, осмелившимися снова воевать, да еще под советскими знаменами. Утром 13 апреля три звена под командованием Тюляна попадают под внезапную атаку двенадцати истребителей «фокке-вульф-190». Первый крупный бой французов с немцами. Майе и Дюрен сбивают противников. Но никогда уже не вернутся на свой аэродром Бизьен, Дервиль и Познански. 

Французы считали Серегина своим не только в воздухе, но и на земле. Песня «Татьяна» в его исполнении под баян так полюбилась летчикам «Нормандии», что он пел ее по их просьбам всякий раз, когда в аэродромной столовой вечером или в непогоду собирался почти весь летный состав полка. Чем и заслужил у французов это милое прозвище: Капитан Татьяна.

Летом 1943-го напряжение воздушных боев достигло высшего предела. 17 июля не вернулся из полета командир эскадрильи «Нормандия» майор Жан-Луи Тюлян. Ведомая им группа из десяти «Яков» над Жиздрой столкнулась с пятьюдесятью «фоккерами». Днем раньше над Спас-Деменском погиб старший лейтенант Марсель Лефевр.Потерять за пять дней боев пятерых летчиков – от такого можно было и сломаться. Осталось шестеро, но к ним вскоре прибыло пополнение – снова сложилась эскадрилья «Нормандия».

Через много лет после войны, когда в Москве или в Париже проходили встречи ветеранов полка «Нормандия – Неман», большие друзья Герои Советского Союза Василий Серегин и Жак Андре вспоминали чаще всего те бои, где им довелось сражаться крыло к крылу. Во время одной из таких встреч в Москве Серегин и Андре посетили Центральный музей Вооруженных Сил и долго простояли перед картиной «Налет на станцию Белые Берега». Каждый по-своему дорисовывал по памяти запечатленный на полотне классический налет советских военно-воздушных сил в ходе Брянской операции.

В тот день 75 бомбардировщиков в сопровождении 115 истребителей прикрытия обрушили всю свою бомбовую мощь на станцию Белые Берега с находившимися там тридцатью двумя вражескими эшелонами с танками и горючим и «утюжили» ее в течение получаса. Серегинская эскадрилья и «нормандцы» вместе прикрывали наши бомбардировщики.

Вспоминали друзья и еще один трудный бой. Осенью 1943 года под белорусским селом Ленино впервые вступали в боевые действия на советско-германском фронте части Войска Польского. Взбешенные этим, немцы поклялись стереть поляков с лица земли и бросили на их позиции армаду «юнкерсов» под прикрытием 47 «фокке-вульфов». В составе группы прикрытия, как потом выяснилось, действовала, переброшенная на Восточный фронт из-под Берлина, знаменитая эскадрилья Удэта. Альбер Литольф и Жак Андре с 12 самолетами смело приняли неравный бой, запросив через «Рубин-I» (позывной 18-го полка) на подмогу эскадрилью Серегина, которая барражировала в соседнем квартале.

– Солидный получился бой, – вспоминал Серегин, – вместе с французами мы сбили – точно уже не помню! – семнадцать или девятнадцать «фоккеров». Армада «Ю-88», нацеливавшаяся на боевые порядки поляков, была частично уничтожена и, не дойдя до цели, повернула назад. Аэродром под Козельском, где мы тогда базировались, встречал нас салютом из всех ракетниц.

В 1944 году французы воевали уже своим полком под названием «Нормандия – Неман». Почетное наименование «Неманский» ему было присвоено приказом Верховного Главнокомандующего за успешные боевые действия в ходе освобождения Белоруссии. За войну летчики «Нормандии» совершили более 5 тысяч боевых вылетов, провели 869 боев, сбили 274 и повредили 80 немецких самолетов. К чести французов, следует заметить, что все свои премии за сбитые самолеты противника они перечислили на постройку новых боевых машин.

Уже после войны, при посещении Франции советской делегацией ветеранов полка «Нормандия – Неман» в одном из парижских кинотеатров состоялся премьерный показ одноименного фильма. Когда после просмотра фильма перед зрителями предстал Серегин – живой прототип киношного комэска Тарасенко, парижане, встав с мест, устроили Капитану Татьяне настоящую овацию.

«Татьяна» - песня из кинофильма «Нормандия-Неман» в исполнении Николая Рыбникова: