Власть и общество

Языковой барьер на пути прогресса


Текст:  Лев КРИШТАПОВИЧ

К номеру:  25 (498)


13 Июня 2013 года

Ключевые слова:
идентичность белорусовточка зрениярусский язык

Проблема сохранения идентичности белорусов и опасность ее исчезновения активно муссируются в стране оппозицией. В ее понимании интеграционные процессы на постсоветском пространстве представляются как угроза для дальнейшего существования белорусского народа. 

В противовес евразийскому вектору предлагается европейский вектор интеграции. Подобная аргументация имела бы право па жизнь, если бы она хоть немного соответствовала реальности.
     
Во-первых, пока никакой европейской интеграции для Беларуси не предвидится. А на нет, как говорится, и суда нет. Тем более что кризис в Европейском союзе, скорее всего, вообще закроет тему дальнейшей интеграции Европы. Что касается программы «Восточное партнерство», то, будем откровенны, это инструмент ЕС для привязки к себе элит бывших советских республик, чтобы они всячески противодействовали объединительным процессам на постсоветском пространстве. В нашем случае «Восточное партнерство» – это программа, нацеленная против интеграции Беларуси с Россией и Казахстаном. Так что же, будем отвергать реальность и ждать у моря погоды? Это глупая, недальновидная политика.
     
Во-вторых, негативная ситуация с положением белорусского этноса в Польше тоже кое-что показывает, а именно – как может обстоять европейская интеграция на деле. Думается, что при такой европейской интеграции исчезнет не только белорусский язык и культура, но и сама Беларусь.
    
Данные социологических исследований показывают, что феномен белорусской идентичности реально функционирует лишь в условиях тесного союза с Россией. Число граждан Беларуси, считающих своим родным языком русский или белорусский, приблизительно равно. В то же время хотя белорусами себя называют более 80% жителей страны, большинство в повседневной жизни пользуются русским языком. То есть, признавая себя белорусами и в то же время считая родным языком русский, они тем самым подтверждают специфику белорусской идентичности, которую нельзя подвести под шаблоны политологического словаря. 
      
Русский язык – не иностранный, а такой же родной язык для белорусов, как и белорусский. И русский народ – не иностранцы, как, например, французы или немцы, а родной для белорусов этнос. Причем важно понять, что русский язык был родным языком для белорусов и в досоветский период. Поэтому ни о какой русификации белорусского народа не только в ХХ веке, но и даже в XIX веке говорить не приходится.
      
Подтверждение этой бесспорной мысли можно видеть в языковой политике польского правительства в Западной Белоруссии в 1921-1939 годах. В частности, в секретной записке полесского воеводы В. Костек-Бернацкого министру внутренних дел Польши в январе 1937 года указывается, что «не может быть и речи о том, чтобы в течение ближайших 10 лет учителем на Полесье был белорус или даже местный полешук. Учитель-полешук православного вероисповедания чаще всего русифицирует местное население, вместо активной учительской деятельности для пользы Польши». А в аналогичной секретной записке белостокского воеводы Г. Осташевского от 23 июня 1939 года говорится: «Сознательный белорусский элемент придерживается прорусской ориентации. В первом ряду стоят здесь древние русские симпатии… Мы должны одолеть древнюю белорусскую культуру».
      
Таким образом, даже идеологические и политические недруги России объективно признают тот очевидный факт, что для белорусского народа не существовало проблемы выбора между белорусским и русским языками, поскольку последние для белорусов были одинаково родными, а белорусская культура, основывающаяся на древних общерусских традициях, рассматривалась как неотъемлемая часть общерусского культурного мира.
      
Поэтому традиционная истерика «белорусизаторов» о так называемой русификации белорусов вызвана не заботой о развитии белорусского языка, а совершенно другими соображениями. Какими? Под предлогом возрождения родного языка преследуется цель противопоставить белорусский язык русскому, зачислить русский язык в разряд иностранного наподобие английского или немецкого, лишив его всяких упоминаний о родстве с белорусским языком. Тем самым противопоставить белорусов и русских друг другу как совершенно разные народы, которые не имеют ничего общего между собой. 
      
Подобная языковая политика уже проводилась в Советской Белоруссии в 20-х годах. Под видом борьбы с русификацией академик Белорусской академии наук Язэп Лесик и его сторонники навязывали белорусам такой «белорусский» язык, который был для них абсолютно непонятен. Как справедливо указывали оппоненты Лесика, такая «белорусизация» мешала, а не помогала белорусам получить образование на родном языке.
      
Вот почему всякое противопоставление белорусского и русского языков, попытки зачислить русский язык в разряд иностранного для белорусов будут вести к утрате этнического самосознания народа и к исчезновению самого белорусского языка. Надо понимать, что русский язык следует рассматривать в качестве главного гаранта сохранения и укрепления белорусской идентичности. Белорус и русский – это родные братья, потому что они сыновья одной и той же матери, имя которой – Русь.
      
Кстати
Президент России Владимир Путин наградил заместителя директора Информационно-аналитического центра при Администрации Президента Беларуси Льва Криштаповича орденом Дружбы. Соответствующий указ опубликован 3 июня на официальном интернет-портале правовой информации РФ. Лев Криштапович удостоен награды за большой вклад в укрепление дружбы и сотрудничества с Российской Федерацией, отмечается в указе.