Власть и общество

Искать, найти, спасти

Искать, найти, спасти
Искать, найти, спасти
Каждый день в России пропадают около 190 человек, 10% из них исчезают навсегда.
И то, что находятся люди, которым это не все равно, которые сопереживают и готовы помочь, дает надежду. 

Добровольный поисковый отряд «Лиза Алерт» за три года своего существования спас сотни жизней, накопил практический опыт проведения масштабных поисковых операций с привлечением специалистов, средств массовой информации и интернет-сообществ. 
В рядах организации кинологи и следопыты, джиперы и квадроциклисты, воздухоплаватели и водолазы и просто неравнодушные люди. Сегодня поисковый отряд волонтеров «Лиза Алерт» известен не только в России, но и за рубежом, став победителем международной премии «Социальные инновации». 

День рождения «Лизы Алерт» – это День памяти маленького ангела, которого, к великому сожалению, спасти не успели… 

Осенью 2010 года в подмосковном Орехово-Зуеве погибла пятилетняя Лиза Фомкина. Девочка заблудилась с тетей в лесу, и в течение пяти дней их практически никто не искал. Когда спасатели обнаружили тело тети, на спасение Лизы оставалась призрачная надежда. Но нашли девочку слишком поздно – Лиза умерла от переохлаждения на девятый день после пропажи. Нашли ее на десятый день.

Когда информация об исчезновении девочки попала в Интернет, на место случившегося выдвинулись пятьсот волонтеров, которые искали Лизу своими силами. После трагедии добровольцы решили объединиться, чтобы подобное больше не повторилось. 

Финал этой истории мог быть другим. Если бы поиски начались хоть на день раньше, Лиза осталась бы в живых. 

Координатор поисково-спасательного отряда Ирина Воробьева объяснила причины подобного:

– Государство далеко не всегда справлялось со своими обязанностями. Это происходит везде, не только в России. Волонтерское движение в России очень молодое, и в силу этого у него есть свои «подростковые» проблемы. Мы сильно отличаемся от зарубежных коллег. Так, например, в Польше есть аналогичная организация «Этака». Ей 14 лет, а нам три года. В России розыском занимается полиция, МЧС привлекают в серьезных случаях. Проблема ведомств состоит в том, что людей пропадает много, на всех необходима реакция, а ресурсов не хватает. Сейчас волонтерам удалось добиться реакции на проблему пропажи маленьких детей. 

Задачи у волонтеров разнообразные: помимо полевых выходов можно распространять информацию в Интернете, печатать ориентировки и листовки. 

Спасение обходится недешево. На одну операцию в среднем волонтеры тратят две тонны топлива. Не говоря уже о стоимости обмундирования. Но денег они все равно ни от кого не берут – очень дорожат идеей добровольной помощи. Помощь принимают в виде раций, навигаторов. Со связью помогает известный сотовый оператор. 

Что же заставляет людей, помимо основной работы, учебы, все свободное время совершенно бескорыстно посвящать поиску пропавших? 

Самая страшная социальная опухоль – это безответственность и безучастность. При современном темпе жизни симптомы нездорового эгоизма встречаются у каждого пятого. Мы, живущие в больших городах, редко знаем по именам соседей и в суматохе дней не обращаем внимания на то, что происходит рядом. Как рассказал один из волонтеров, в октябре прошлого года они искали в городе пропавшего ребенка. Оказалось, босой и насквозь промокший под дождем, он бродил по улицам, и никто из взрослых не обратил на него никакого внимания. Что же является причиной подобного? Низкий культурный уровень? Культивирование материальных богатств? Так называемое клиповое мышление, к которому мы постепенно привыкаем? Все сразу. 

Шаг между перепостом объявления в социальной сети и выездом на поиск для кого-то очень короткий, а для кого-то может быть длиной в несколько лет. Волонтеры – это люди разных возрастов, разных профессий, разного достатка. Они совершенно разные, но все они понимают, зачем пришли. Знают, что от того, что они делают, напрямую зависит чья-то жизнь.

В России существуют десятки поисковых спасательных отрядов: в Оренбурге – «Орен-спас», в Санкт-Петербурге – «Экстремум», в Нижнем Новгороде – «Волонтер», в Казани – «Дозор» – и все они созданы силами волонтеров.

Минувший год показал, что волонтеры – уже не просто отдельные группы энтузиастов, а некая новая сила. Добрая и неравнодушная. Похоже, они и есть то самое новое гражданское общество, в котором проявлять человеческие чувства и помогать другим – норма. Общество это появилось потому, что люди осознали: одних только денег, чтобы жить достойно, недостаточно. Нужно что-то еще. Общественно значимое.