Власть и общество

Чудесное возвращение шедевров

В подмосковном Королеве обнаружены уникальные настенные росписи эпохи авангарда работы художника Василия Маслова
Если бы не усилия энтузиастов, бросивших силы на их спасение, эти произведения искусства могли бы быть потеряны навсегда. Но судьба Дома Стройбюро, где были обнаружены росписи и который является образцом уникальной архитектуры, пока остается под вопросом.

В 1930-е годы в Подмосковье приезжали нобелевские лауреаты – драматург Бернард Шоу, писатель Андре Жид, физик Нильс Бор. По решению советского правительства их привозили сюда для того, чтобы продемонстрировать успешный пример социального эксперимента – перевоспитания беспризорников в городских трудовых коммунах. Таким ярким образцом была Болшевская коммуна, располагавшаяся на территории современного города Королева. В архитектурный комплекс коммуны входил и Дом Стройбюро.
     
С Болшевской коммуной была связана судьба художника-ВХУТЕМАСовца Василия Маслова. Искусствоведы отмечали, что манера письма Маслова близка к позднему русскому импрессионизму, немецкому экспрессионизму, кругу Филонова. Самородка из Екатеринбургской губернии приметил сам Луначарский. Он направил парня к писателю Горькому, а тот и пристроил его в Болшево. Здесь Маслов учился в изостудии у мастеров реставрации и живописи и создавал новые произведения, в числе которых – настенные росписи, где звучит тема индустриализации и строительства нового мира. Дымящие трубы фабрик и пароходов, несущиеся вдаль поезда, напряженные руки рабочих, и над всем этим – указующий перст Ильича (куда же было без него в то время). Такова композиция в Доме Стройбюро – памятнике ранней советской монументальной живописи.
     
И все бы хорошо, но однажды, темной июльской ночью в дом мастера пришла беда – Маслова арестовали по обвинению в террористическом заговоре против советских партийных лидеров. В январе 1938 года он был расстрелян на печально известном Бутовском полигоне под Москвой.
     
– В детстве я толком ничего не знала об отце, – рассказывает Наталья Маслова, дочь художника. –  Бабушка говорила: «Будут спрашивать о нем – отвечай, что пропал на фронте». Но потом меня разыскала искусствовед из Нижнего Новгорода и рассказала о творчестве отца. Это было потрясением для меня.
     
Композиция настенных росписей в Доме Стройбюро долгое время считалась утраченной. В последующие годы дом заселили новые жильцы. Постепенно он пришел в плачевное состояние и в 2008 году был признан аварийным. Представители Московского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (МОО ВООПИиК) не раз обращались в государственные инстанции с требованием поставить объект под охрану. По словам председателя МОО ВООПИиК Евгения Соседова, лишь единицы памятников конструктивизма в Подмосковье обладают охранным статусом. Дом, приведенный в порядок, мог бы стать достопримечательностью города, к которой бы «не заросла тропа» искусствоведов, художников, фотографов, журналистов, туристов…
     
– Этот дом – образец конструктивизма с легким оттенком классицизма. В свое время его фотографии обошли многие журналы мира – как образца успешного социального эксперимента и уникального архитектурного решения, – говорит эксперт Государственной историко-культурной экспертизы Екатерина Шорбан.
     
В ноябре этого года в тихом подмосковном городке разразилась война между застройщиками, которые планировали снести дом, освободив место под строительство многоэтажки, и защитниками архитектурного наследия. Притом что Минкульт области запретил какие-либо работы, которые могут нанести ущерб дому. Начались действия в обход предписаний министерства: было около восьми поджогов дома. Специалисты уверены: поджигали специально те, кто ратует за его снос. Последний пожар тушили больше суток, и большая часть здания сильно пострадала. В заложниках ситуации оказались и жители аварийного дома: их выселили из старых квартир, но документов на новое жилье не дали. Обещали выдать, когда старый дом будет снесен.
     
– Нами уже получены документы, свидетельствующие: строительство незаконно, оно не было согласовано с минкультом области. Попустительство со стороны администрации города и незаконные действия застройщика в итоге столкнули интересы жителей и застройщиков, – заявил Евгений Соседов.
     
И здесь, как гласит мудрая пословица, «не было бы счастья, да несчастье помогло». Местный краевед Евгений Рыбак, зашедший в Дом Стройбюро, чтобы успеть осмотреть интерьеры еще живого дома, обнаружил под отсыревшими, отслоившимися обоями те самые росписи. В министерстве культуры Московской области это событие назвали уникальным в жизни региона и поддержали инициативу спасения росписей. День и ночь, абсолютно безвозмездно в Доме Стройбюро трудились реставраторы и волонтеры во главе с однофамильцем художника – Константином Масловым. Росписи спиливались и отделялись от стены. В скором времени они будут переданы на реставрацию в Академию им. Строганова. Сейчас работы продолжаются, и реставраторы просят власти города продлить срок работ в доме: комнаты завалены обломками и пробраться к оставшимся росписям не так просто. Возможно, потребуется помощь МЧС. Росписи уже готовы принять многие музеи, даже Третьяковская галерея.
     
– Но идеальным исходом этих событий было бы сохранение Дома Стройбюро, чтобы на первом этаже здания можно было создать музей, посвященный Болшевской трудовой коммуне, с залом художника Маслова, – говорит Евгений Соседов.
     
В начале декабря была проведена государственная экспертиза, которая заключила, что Дом Стройбюро и весь комплекс коммуны должны быть поставлены под охрану. Более того, за сохранение Дома уже выступает ряд культурных организаций и учреждений Москвы и области. Домом заинтересовались и специалисты по архитектуре за рубежом. Остается ожидать решения минкультуры области.
     
– Культурное наследие нужно спасать, даже когда на голову падают бомбы, а под ногами горит земля, – говорит председатель Королевского отделения МОО ВООПИиК Мария Миронова.