Власть и общество

Чему история должна учить ?

В России создается концепция единого учебника по отечественной истории для средней школы

Текст:  Даниил ИЛЬИН

К номеру:  16 (548)


18 Апреля 2014 года

Ключевые слова:
учебникисторияшкольники
По мнению ряда политиков, он должен быть свободен от двойных толкований и представлять единую оценку исторических событий.

Возможен ли такой подход к истории? Эту тему мы начали обсуждать в прошлом номере «СВ», поскольку она одинаково интересна для историков и в России, и в Беларуси. Впрочем, также интересно было бы услышать мнение специалистов Украины, Казахстана и других постсоветских соседей. Ведь расхождения в оценках исторических событий могут стать основой для серьезных конфликтов в будущем. За примером далеко ходить не нужно, достаточно вспомнить Украину.
Сегодня мы услышим мнение самих учителей и преподавателей о том, чему же все-таки и как должна учить история.  
  
У Елены Константиновны Гарьевой, учителя начальных классов московской школы №2005, класс обновляется ежегодно за счет приезжающих в столицу детей со всех уголков бывшего СССР. И вот тут-то она и сталкивается с проблемой единого учебника:

– Вспомните, как училось наше поколение: куда бы мы ни переехали, мы попадали в одинаковые условия обучения и продолжали его спокойно, по единой программе. Без всяких стрессов, проблем и перерывов. А что получается сейчас? Обилие учебников и разных программ значительно осложняет этот период адаптации. Стресс и для детей, и для родителей, если вдруг ребенок из отличника превращается в троечника.
 
Многие темы, по мнению Елены Константиновны, недостаточно прописаны. 15 лет Россия и Беларусь строят Союзное государство, а упоминание о нем встречается далеко не во всех учебниках истории. Хотя даже в четвертом классе дети о нем уже знают, благодаря, конечно, усилиям учителей.
 
Настя Ермолаева, воспитанница Елены Константиновны, делала доклад на эту тему и, судя по нашему разговору, разбирается в интеграционных процессах не хуже взрослых. На вопрос, почему вдруг выбрана такая тема, она отвечает:
 
– Я часто бываю в Беларуси, и мне там нравится. А про Союзное государство нам рассказывала Елена Константиновна.
  

Единый государственный экзамен стал в наше время главным мерилом успешности ученика и уровня его образования. В этих условиях у новой концепции единого учебника истории появляется еще одно практическое достоинство. Ирина Баришовец, учитель истории старших классов, считает, что без единых подходов ЕГЭ сдавать трудно:
 – Экзамен, который составлен в формате ЕГЭ, требует точных знаний. А если разночтения есть, как отвечать на вопрос? Если бы это был устный экзамен, тогда, возможно, варианты ответа были бы. А если это письменный экзамен – никаких различных толкований быть не может.
 

По общему мнению школьных учителей, серьезной проблемой является и недопустимо малое количество часов, выделенных на преподавание истории. Два часа в неделю – разве возможно охватить за эти часы все многообразие исторических событий, персоналий, не говоря уже о культурной составляющей? Ведь новый стандарт так и называется – историко-культурным. Каким бы идеальным ни был учебник, это не поможет решить проблему, убеждена Ирина Сергеевна:
 
– Я не знаю, как ХХ век, такой объемный и такой сложный, вместить в  полугодие и объяснить детям те события, которые даже специалисты еще не успели осмыслить. На этот вопрос у меня однозначного ответа нет.

Никто не отрицает важную роль качественного учебника. И все-таки роль учителя является главной. Именно он определяет, в каком объеме давать материал, какие акценты расставить и как наполнить живым содержанием сухие формулировки учебных пособий. А кто, если не учитель, сможет восполнить пробелы в учебнике? А эти пробелы есть, и касаются они отнюдь не каких-то мелочей.
  
Я снова вспоминаю разговор в 4-м «б»:

– Настя, а что ты еще знаешь про Союзное государство?

– Мы ездили на экскурсию в Беловежскую Пущу, и нам рассказывали, что Союзное государство будет спасать зубров от вымирания. А еще я заметила, что, когда я приезжаю в аэропорт, там не один вход, а несколько, и над одним из них висит табличка, на которой написано «Для граждан Союзного государства». То есть это для нас отдельный вход – для граждан Беларуси и России. И они все вместе объединены Союзным государством. И я знаю, что в 1991 году распался Советский Союз, в котором всего было пятнадцать республик, но только Россия и Беларусь снова соединились и создали Союзное государство.

– А когда ты приезжаешь в Беларусь, на каком языке ты там разговариваешь?
Настя улыбается:

–  На русском, конечно. Но вообще у них два государственных языка – русский и белорусский. А еще мне нравится, как они пишут. Мне кажется, если бы я там жила, я была бы отличницей, потому что там все просто: как слышится, так и пишется: не «Москва», например, а «Масква».
 
Что можно сказать после этого диалога с учащейся 4-го класса общеобразовательной школы? Только одно: спасибо огромное, Елена Константиновна! И еще раз убедиться в том, что все силы и средства государство должно бросить на подготовку современных, думающих и постоянно занимающихся самообразованием учителей. А учебник – это всего лишь учебник, хотя и важнейшая часть образовательного и воспитательного процесса.
 
В начале года на встрече Президента России Владимира Путина с авторами концепции единого учебника истории были подведены итоги почти года работы и намечены сроки выполнения следующего этапа – разработки и внедрения в учебный процесс собственно учебников и учебных пособий.