Власть и общество

Не зубрить, а учиться думать

То, что история – предмет живой и динамичный, убедительно продемонстрировали последние события. Воссоединение Крыма с Россией потребует от ученых новых абзацев в учебниках
Не зубрить, а учиться думать
Не зубрить, а учиться думать

Текст:  Даниил ИЛЬИН

К номеру:  21 (553)


14 Мая 2014 года

Ключевые слова:
школьникиучебникобразование
На этом фоне в обществе продолжается дискуссия о том, как и по каким программам следует преподавать историю в школах и вузах.

Больше всего споров о едином учебнике. Что это: попытка идеологизировать преподавание истории? Как-то ограничить ученика в получении полного и объективного представления об исторических событиях? На этот вопрос на встрече с авторами концепции единого учебника вроде бы уже ответил Владимир Путин. По его мнению, «единые подходы к преподаванию истории совсем не означают казенное, официозное, идеологизированное единомыслие. Речь совершенно о другом: о единой логике преподавания истории, о понимании неразрывности и взаимосвязи всех этапов развития нашего государства и нашей государственности... Главная стержневая линия, которая, на мой взгляд, должна проходить через весь курс преподавания истории, – объективность и непредвзятость, уважение к собственному прошлому и любовь к своей родине».

Итак, концепция единого учебника по отечественной истории, созданная по инициативе российского президента, принята. Но в рядах учителей, мягко говоря, легкая паника: о чем можно будет говорить детям, о чем нельзя, как анализировать неоднозначные периоды в нашей истории, чтобы не оказаться вне «генеральной линии». Увы, этот страх – наследие нашего недавнего прошлого, когда везде и во всем правила бал идеология. 

Но если внимательно прочитать концепцию, то возникнут совсем другие опасения. Концепция не предлагает ответов на трудные вопросы истории, она их формулирует и предлагает о них задуматься. Беда в том, что многие наши ученики не умеют формировать собственную позицию, и это не их вина. Их этому не учат, и наличие даже лучшего в мире учебника по истории не решит эту проблему. 

Преподавание построено по принципу заучивания и не предполагает активного вовлечения школьников в анализ и освоение материала. Между тем существуют методики, позволяющие поднять уровень преподавания истории на новый качественный уровень. Автор одной из таких методик – профессор Российского государственного гуманитарного университета Юрий Троицкий. Созданная им 25 лет назад методика до сих пор остается инновационной. По его мнению, любой учебник недостаточно хорош, потому что он – монологический по сути, даже если там несколько авторов. А как всякий монолог, он не предполагает сомнения или несогласия читателя-ученика. Так пишутся все учебники, с одной лишь целью – ассимилировать читательскую точку зрения, подмять под себя читателя. И школьнику ничего не остается, как ассимилировать свою позицию, если она вообще существует, с тем, что предлагают авторы учебника. 

– Давным-давно я сделал вывод: цель исторического образования – развитие исторического мышления ребенка, – рассказывает Юрий Троицкий. – К примеру, школьник может описать одно и то же событие как минимум с двух разных точек зрения или провести неочевидную, нетривиальную историческую параллель-аналогию между разными событиями. Получаются новые исторические смыслы. А высший пилотаж – это способность школьника выразить сложное событие или исторического персонажа в авторской метафоре. 

– Вот если ребенок какое-либо особенно сложное событие может схватить своей придуманной метафорой, крылатым выражением – это означает, что он, как говорят дети, «просекает» сущность этого явления, – считает Юрий Львович. – Вот это и есть историческое мышление. А в учебнике – даже самом хорошем – позиция всегда линейна. Думай, как я, говорит учебник школьнику, поступай, как я тебе советую, и этому подчинено все – от отбора фактов до риторики текста.
 Юрий Троицкий утверждает, что сам подход к преподаванию истории, повсеместно использующийся в наших школах, является в корне неправильным.

– Когда в учительской я слышу разговоры «я этим детям даю столько материала, а они ничего взять, запомнить не могут» – это то, что учителя называют «зуновским» подходом: знания, умения, навыки. Это передача готового знания, школа памяти, но не школа развития, не школа понимания.

 Идея создания единого учебника истории была вызвана к жизни желанием воспитать патриотизм в подрастающем поколении. У профессора Троицкого есть свой ответ на этот вопрос:
– Воспитание историей заключается совсем не в том, чтобы выпячивать какие-то отдельные и героические страницы истории нашей страны. Патриотизм формируется за счет того, что школьнику предоставляется реальная возможность примерить на себя исторические маски, ситуации, поступки персонажей. Он становится автором собственной версии исторического события или жизни какого-либо человека в прошлом и пытается сделать свой нравственный выбор в предложенных обстоятельствах.

Двадцать пять лет назад Троицкий предложил новую методику преподавания истории, которая и поныне выглядит революционной. В ней учебник – всего лишь вспомогательное средство. Дети работают с документальными историографическими пакетами, которые так хитро составлены, что там не доминирует ни одна точка зрения или позиция. Если есть, например, коммунистический подход – значит, рядом будет предложен и альтернативный. За исключением, конечно, крайне левых и крайне правых экстремистских взглядов. Но весь спектр между этими полюсами дети должны знать. Электронная образовательная среда «Память России» предлагает школьнику самостоятельно, используя документы эпохи и различные источники, рассмотреть то или иное историческое событие с разных точек зрения – современника, иностранца и потомка – и создать собственную версию истории. 

В пятом классе, например, детям предлагается написать свой учебник отечественной истории, в котором тексты глав, иллюстраций, карты и схемы – плод коллективной работы учеников. Такой подход снимает отчуждение от исторического прошлого и позволяет школьнику почувствовать себя творцом. Несмотря на первоначальный шок от отсутствия такого привычного элемента школьного образования, как учебник, данная методика подкупает своими очевидными плюсами.

Как только школьник получает возможность создать собственную версию какого-либо события или периода истории, он тут же принимает на себя ответственность за судьбу страны. Он начинает защищать свою позицию, аргументировать ее, и тогда отчужденная, далекая, «не про меня» история наконец-то становится его собственной. Если ученик скажет: «Это моя история и моя Россия» – это и есть патриотизм, это и есть путь к воспитанию настоящего гражданина, умного, самостоятельного и с чувством собственного достоинства.