Власть и общество

Где прячется северная Артемида

В дремучих лесах Вологодщины находится уникальный памятник, возраст которого полторы тысячи лет

Текст:  Олег ДЗЮБА

К номеру:  9 (600)


12 Марта 2015 года

Ключевые слова:
памятникисториярелигия
Наш корреспондент увидел своими глазами таинственные письмена, оставленные далекими предками. При свете факела фигурки на граните словно оживают. Что хотели сообщить потомкам северяне? На расшифровку этих таинственных посланий ученые потратили годы. На поверхности ледникового валуна уместился целый пантеон языческих богов. Ничего подобного этому святилищу в лесах Тарногского района Вологодской области ученые прежде не встречали. «Камень-крестовик» затаился примерно в четырехстах километрах от областного центра. Когда-то узнав о нем, старший научный сотрудник Вологодского музея-заповедника Иван Никитинский решил своими глазами посмотреть на таинственные знаки, но и предположить не мог, что эта находка захватит его на три десятка лет. Он занялся ее изучением, постепенно открывая все новые и новые тайны средневековых обитателей Русского Севера, и уже не смог остановиться. 

– Святилище связано с кокшарами – небольшой этнической группой русского народа, сформировавшейся на реке Кокшеньге, – рассказал Иван Федорович. – Они были язычниками, поклонялись богам, имена которых нам по сию пору неизвестны. Как оказалось, священный камень кокшаров – еще и учебное пособие, по которому юные поколения этого народа знакомились с представлениями своих мудрецов о мироздании. И даже своеобразный учебник географии, а может быть, и карта Заволочья, как именуется этот край благодаря оживленной некогда системе торговых путей-волоков между бассейнами северных рек. Кстати сказать, примерно в то же время в Западной Европе изобрели школьную доску. 
 
«Грызть» такой «гранит науки» было во всех отношениях непросто, но уже в те времена проявилась нужда в сохранении интеллектуального наследия. Самым надежным хранилищем информации тогда был камень. Ему создатели «Тиуновского святилища» (так оно названо первооткрывателем по названию ближайшей деревни) и доверили символы, значение которых было вполне понятно в былые времена. Камень находится на восточной стороне небольшой возвышенности, где ничто не мешало раннему приходу солнечных лучей. Плита – своего рода алтарь – и основной камень расположены по линии восток – запад. Среди символов – олицетворение солнца в зените и закатного солнца. Нетрудно предположить, что на камне должен был быть и символ восходящего светила, но, увы, восточная часть камня сильно пострадала от времени и от неразумных людей. 
 
Главный символ святилища – «Древо Жизни». Три горизонтальные линии, тянущиеся через восточную плоскость камня, означают три уровня бытия. Вверху мир старших богов. Ниже – мир земных богов либо покровителей и самих людей. Наконец, внизу подземный мир с подземным «небом», поясняет Никитинский. Образ «Древа Жизни» известен практически по всех мифологиях мира. В наше время его воссоздали в Казахстане, воздвигнув в Астане башню «Бай Терек». Однако самую близкую по смыслу, вложенному в изображение кокшарами, аналогию, по мнению Никитинского, можно отыскать… в одной из книг «Каббалы». 

Крона представляет собой Вселенную. Судя по сохранившимся фрагментам изображения, творцы тиуновской «космогонии» проиллюстрировали свои представления о том, что Вселенная сформировала Землю. Причем уровень наклона «Древа Жизни» к горизонту равен 53 градусам. Это означает, что создатели петроглифов ориентировались на день летнего солнцестояния. Этот день в годовом цикле для кокшаров был особенно важен. Что же касается сходства тиуновской символики с символикой «Каббалы», то Никитинский напоминает события первой половины второго тысячелетия новой эры. Из Испании, где «Каббала» была сведена в три основных книги, она распространилась по всей Европе. К XV веку представления о ней вполне могли добраться на Русский Север. Именно в это время по Руси разошлась так называемая новгородско-московская ересь. С «Каббалой» ее сравнивал еще знаменитый историк Николай Карамзин. Каким же богам поклонялись на Кокшеньге? Основным божеством являлось Солнце-громовержец. Вторым по значению была Мать всего живого. 

Настоящих их имен нам никогда не узнать, но функции этих властелинов всего живого и мертвого сомнений не вызывают. Есть на камне изображение бога плодородия. На западной плоскости святилища виден другой бог или богиня верхом на олене или лосе, в руке этого «всадника» угадывается лук и колчан. Очевидно, это северная «сестра» античной Артемиды… Своей власти боги Кокшеньги лишились в XVI веке. Именно тогда в этих краях появился первый православный монастырь. Языческое святилище монахи «крестили» – высекли на камне христианские символы, а затем предали забвению. В наши дни полюбоваться святилищем едут даже из Америки. Открыватель «Тиуновского святилища» Никитинский проводит для желающих что-то наподобие курсов средневековых технологий – преподает искусство… добывания огня без спичек, зажигалки и увеличительного стекла. Любителям странствий это и сегодня не помешает. А еще Иван Федорович заново открыл бытовавший до двадцатых годов прошлого века способ готовить пищу – с помощью раскаленных на костре камней. Каша получается на славу.