Власть и общество

Двадцатилетний капитан

Двадцатилетний капитан
Двадцатилетний капитан
«Я прошел со своими солдатами от Москвы до Берлина…»
Марк Павлович Иванихин – полковник, комбат, ветеран, герой. Он оказался на войне в 18 лет и прошел путь от Москвы до Берлина. Его «катюши» наводили страх на противника, а его солдаты были ему как семья. Он прошел Сталинград и Курскую дугу, освобождал Польшу, штурмовал Берлин. Наград у Марка Павловича огромное количество. Орден Александра Невского, орден Отечественной войны 1-й степени, два ордена Отечественной войны 2-й степени, медали «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина». И это еще не полный список. 

Сейчас Марк Иванихин – председатель Совета ветеранов Восточного административного округа Москвы. В его кабинете постоянно кипит работа. Приносят на подпись документы, проходят переговоры, постоянно звонит телефон. Идет подготовка к 70-летию Великой Победы. Мероприятий много, приходится все успевать, несмотря на возраст. Марку Павловичу скоро исполнится 93 года, но он полон сил. Войну полковник помнит, как будто она была вчера. Когда началась война, Марк Иванихин был курсантом 1-го Московского артиллерийского училища. Оно выпустило первых офицеров, воевавших на «катюшах». 

Там же преподавал отец Марка Павловича. Будущий командир батареи всегда мечтал о военной карьере, но не думал, что в бой придется идти так скоро. – 22 июня я ездил в Большой театр за билетами на оперу, – рассказывает Марк Павлович. – Трамвай затормозил на остановке под названием «Коровий брод», там находился большой репродуктор. И тут из него раздалось сообщение об объявлении войны. Германия напала на нас. Уже дома мы с отцом быстро собрались и отправились в училище. Так для меня началась Великая Отечественная. В начале октября 1941 года курсантский дивизион М-13, где служил Марк Павлович, выдвинулся на фронт, под Волоколамск. 

Воевали до 30 октября, а после всех вызвали обратно в училище. Там стали проводить серьезную строевую подготовку. Иной раз по 12 часов в день. Единственным отдыхом был сон на нарах в блиндаже. Как оказалось, курсантов готовили к параду на Красной площади. Накануне всем выдали полноценное новое обмундирование. А 7 ноября ребят подняли в 4 часа утра. Погода была холодная и снежная. Москва на осадном положении, повсюду оборонительные сооружения, баррикады из песка. Батальон шел пешком через Хорошевку и Белорусский вокзал и уже на Красной площади построился спиной к Историческому музею.

– Мы открывали парад, – говорит Марк Павлович. – Я никогда не забуду выступление Сталина. Он тогда сказал, что война продлится полгодика-годик. Но мы понимали, что гнать фашистов придется намного дольше. После курсанты доучивались в Миассе, на Урале. И по окончании училища Марка Иванихина назначили в 79-й Гвардейский минометный полк. Было много тяжелых боев, смертей, риска и тягот войны.

Тысячу раз мог погибнуть, однако Марк Павлович даже не был серьезно ранен – повезло. Благодарит он за это святого Сергия Радонежского. Еще в 9-м классе нашему герою довелось побывать на экскурсии в Троице-Сергиевой лавре и прикоснуться к раке с мощами величайшего подвижника русской земли. Его заступничество Марк Павлович чувствовал все долгое и страшное военное время. Снаряд, упавший всего в четырех метрах от комбата, не разорвался. Спас неисправный взрыватель, а это вероятность один к миллиарду. В другой раз получилось проехать по минному полю ночью, без света фар, не задев ни одной мины. А в деревне Козычево во время бомбежки и обстрела Марк Павлович лежал на открытой местности (не успел добежать до укрытия) и не был задет… Таких удивительных историй много. Но в душе сохранились и самые жуткие моменты войны. 

– Самый страшный бой – это Курская дуга, – вздыхает Марк Павлович. – Немец бросал на нас невероятное количество танков, авиация ходила чуть ли не по головам. Нас давили, взрывали и расстреливали. А надо было при этом поражать вражеские цели, укрывать технику и беречь своих солдат. Мне всего двадцать лет тогда было и очень хотелось жить. Я уже командовал батареей, от моих приказов зависела и жизнь солдат. Я должен был подавать пример. Не дай Бог командир струсит, тогда и солдаты побегут. И боевая задача будет провалена. А это штрафбат или расстрел… 

Не меньший ужас вселил в советских солдат и лагерь Майданек с его оставшимися в живых узниками. Когда Марк Павлович со своими сослуживцами подъехал к лагерю, тот уже был без охраны. Изможденные, на грани крайнего истощения люди, на морозе в легкой одежде и шлепанцах. Тюки с человеческими волосами, человеческие кости, сложенные в мешках, убогие бараки… Истинное лицо нацизма. Возможно, подобные картины не мешало бы увидеть марширующим сегодня под свастикой при попустительстве тех, кого история ничему не учит… 

– Такая меня злость тогда взяла на немцев, – говорит Марк Иванихин. – И потом я видел и освобождал другие лагеря. Настоящие фабрики смерти. Уничтожение людей, поставленное на поток. Надо иметь нечеловеческий разум, чтобы такое организовать. Если мы заставали кого-то из охраны или работников лагеря, сразу расстреливали…

Одним из первых Марк Павлович вошел в Берлин в 1945-м. Город оказывал сильное сопротивление, бои были кровавыми. Но больше всего молодому комбату запомнилась рейхсканцелярия. Там он увидел трупы Геббельса, его жены Магды и их отравленных детей. Неподалеку обнаружились и обугленные тела Гитлера, Евы, их собаки. Однако сейчас Марк Павлович не берется утверждать, что это был именно фюрер… В разрушенной немецкой столице наконец-то пришло осознание победы и конца войны. На одной из колонн Рейхстага Марк Иванихин оставил надпись: «Я к вам пришел из Москвы, чтобы вы к нам с войной не приходили». 

Современному молодому поколению очень трудно представить, через что прошли эти люди. Какими невероятными жертвами они обеспечили нашу сегодняшнюю жизнь и наше будущее. Как говорит сам Марк Павлович, не дай Бог нам такое увидеть. А вот брать пример, конечно, стоит. Был свой идеал и у нашего героя – Андрей Болконский из «Войны и мира». Равнение на блестящего русского офицера помогало выжить, не падать духом, держаться. 

– Мне как командиру падать духом вообще было нельзя. Хоть немного испугаешься и засуетишься – это моментально передается подчиненным. А они должны в тебя верить. И человеческое отношение – это главное. Я всегда старался заботиться о своих солдатах. Следил, чтобы они были сыты, размещены как следует. И поговорить, поддержать тоже обязательно. Хоть мне и 20 лет всего было, многие из батареи гораздо старше меня, я для каждого находил доброе слово. 

Вот так и сейчас должны воспитывать молодежь, считает Марк Павлович. На русской классике, на любви к родине, на добром отношении к ближнему. Подобные традиции полковник продолжает и по сей день. На своей должности он неустанно проявляет заботу о вверенных ему ветеранах. Чтобы человек не оказался один на один со своими проблемами. Пенсии ведь невелики, а родственники есть далеко не у всех. Приходится и в больницу людей устраивать, и браться за организацию похорон, а иногда и просто давать немного денег тем, кто оказался в безвыходной ситуации. На такую материальную помощь небольшие суммы регулярно выделяет мэр Москвы. 

В преддверии Дня Победы Марк Павлович старается ни о ком не забыть, для всех устроить праздник. Ведь с каждым годом становится все меньше участников Великой Отечественной. Но память жива, и нужно сохранять ее как можно дольше. 70 лет назад в Берлине Марк Иванихин отмечал первый День Победы. 

– Я собрал свою батарею в красивом четырехэтажном доме. Там было много роскошной дорогой посуды. Старшина приготовил ужин. В мирной жизни он, кстати, был директором ресторана. Поэтому организовал все в лучшем виде. Даже трофейный аккордеон нашелся, весело все получилось, душевно. Меня приглашал командир полка праздновать вместе с офицерами, но я отказался. Объяснил, что я прошел со своими солдатами от Москвы до Берлина и буду с ними.