Власть и общество

Военная кругосветка

Осенью 1941 года Государственный комитет обороны СССР принял решение перегнать с Черного моря на Север и на Дальний Восток три больших танкера («Сахалин», «Варлаам Аванесов», «Туапсе») и линейный ледокол «Микоян»

Текст:  Александр ХРАМЧИХИН

К номеру:  18 (609)


07 Мая 2015 года

Ключевые слова:
Великая Отечественная войнапамять
Это объяснялось острой нехваткой тоннажа для перевозки грузов (внутренних и по ленд-лизу). На Черном море этим судам делать было нечего, а на Севере и Дальнем Востоке они были нужны «до зарезу». Все четыре судна были слишком велики для того, чтобы перевести их по внутренним водным путям (Волго-Дону и Волго-Балту), кроме того, Волго-Балт немцы уже вывели из строя. Следовательно, идти нужно было через Мраморное море в Средиземное, затем через Суэцкий канал в Индийский океан, оттуда через Атлантику и Тихий океан – на советский Дальний Восток. 

То есть предстояла почти кругосветка, причем провести ее надо было в условиях войны. Из Черного моря в Средиземное путь лежал через Босфор, Мраморное море и Дарданеллы, принадлежащие Турции. А она, соблюдая нейтралитет, не пропускала через проливы боевые корабли воюющих стран. Более того, она и вооруженные транспорты тоже не пропускала, поэтому наши суда не могли иметь ни сопровождения, ни хотя бы символического собственного вооружения. Но это было еще полбеды. А полная беда была в том, что лежащее за Дарданеллами Эгейское море полностью контролировалось немцами и итальянцами. 

Ситуация усугублялась еще и тем, что Турция оставалась нейтральной только потому, что боялась вторжения советских и английских войск с Кавказа и Ближнего Востока. Ее руководство почти открыто симпатизировало Германии. Соответственно, немецкая разведка действовала в Турции совершенно свободно. И в реальном масштабе времени сообщала в Берлин, кто и когда проследовал через Босфор. Целью первого этапа перехода был Кипр, принадлежавший в то время англичанам. Первым в ночь на 30 ноября стартовал «Микоян». Поход через Эгейское море проходил исключительно по ночам. Днем ледокол забивался в какую-нибудь расщелину на одном из бесчисленных каменных островков греческого архипелага и стоял там, пока вновь не стемнеет. В конце концов, он подошел к острову Родос, где находилась главная база итальянских ВМС и ВВС. Как назло, ночь, когда надо было проходить мимо Родоса, выдалась лунной. 

К ледоколу подошли три итальянских торпедных катера, с одного из которых «Микояну» приказали идти на Родос. Огромный тихоходный безоружный ледокол не имел ни малейших шансов уйти от трех маленьких быстроходных катеров, каждый из которых нес по две торпеды. Одной торпеды было вполне достаточно, чтобы, как минимум, лишить «Микоян» хода, что в данной ситуации было равносильно гибели или захвату. Тем не менее «Микоян» игнорировал приказ идти на Родос и продолжал следовать своим путем. Катера стали заходить в атаку. Поскольку ледокол вооружен не был, опасаться итальянцам было нечего, они могли атаковать с минимальной дистанции. Тем не менее «Микоян» сумел непостижимым образом увернуться от всех торпед. Катера открыли огонь по ледоколу из автоматических пушек, но их калибр был слишком мал, чтобы нанести ледоколу серьезные повреждения. 

Затем появились самолеты-торпедоносцы. И они тоже атаковали наверняка, не боясь зенитного огня. Но «Микоян» снова увернулся от всех торпед. Получив в ходе продолжавшихся целые сутки атак более 500 пробоин, «Микоян» выжил и прибыл в порт Фамагуста на Кипре. Англичане отправили ледокол ремонтироваться и вооружаться в относительно безопасную Хайфу, в очередной раз подивившись стойкости русских. 16 декабря из Стамбула вышел танкер «Варлаам Аванесов». Но тут уж турки не подвели своих потенциальных союзников, а немцы решили, как это часто бывало во время войны, что итальянцам серьезное дело поручать нельзя. При выходе из Дарданелл танкер был освещен турецким береговым прожектором, после чего в его борт попали торпеды немецкой подлодки. «Аванесов» быстро ушел на дно. Тем не менее 4 января 1942 года из Стамбула вышел «Туапсе». И через неделю дошел до Фамагусты, ни немцы, ни итальянцы его не обнаружили вообще! 7 января в поход отправился «Сахалин». 

И повторил успех «Туапсе». 21 января он также дошел до Кипра, затратив две недели на переход, в нормальных условиях занимающий не более двух дней. Подобный результат, безусловно, можно было считать чудом. Советские суда следовали через принадлежащие противнику воды, не имея ни вооружения, ни охраны, при этом противник был осведомлен о времени их выхода. Однако из четырех судов три дошли до Кипра, при этом два вообще не были обнаружены. Впрочем, самым большим чудом стала судьба «Микояна», который выдержал суточные атаки, но уцелел (и даже никто из моряков не погиб). Англичане поставили на «Микоян», «Туапсе» и «Сахалин» символические пушки и пулеметы и суда двинулись дальше на юг. 

Здесь два советских танкера неожиданно поддержали союзный британский флот: они доставили в Южную Африку 15 тысяч тонн нефтепродуктов для английских кораблей, участвовавших в захвате Мадагаскара. Этот остров имел исключительно высокое стратегическое значение. После вступления Японии в войну на стороне Германии возникла угроза его захвата. Занимавшие Мадагаскар французские вишисты испытывали очевидные симпатии к странам «Оси» и приняли бы японцев с распростертыми объятиями. Потеря Мадагаскара означала бы полное прерывание коммуникаций между Великобританией и ее войсками на Ближнем Востоке. В этом случае Роммель почти наверняка прорвался бы в Азию через Суэцкий канал, захватил бы английскую нефть и пробился бы с юга к нашей (бакинской) нефти, к которой немцы так яростно стремились с севера, получив в итоге Сталинградский котел. В этом случае положение СССР и Великобритании стало бы исключительно тяжелым. Однако англичане в мае 1942 года успели высадиться на Мадагаскаре, предотвратив подобное развитие событий. 

И «Сахалин», и «Туапсе» стали участниками этой важнейшей, хотя сегодня даже на Западе почти забытой победы. После прохода мыса Доброй Надежды «Туапсе» двинулся кратчайшим путем, рассчитывая пройти на Дальний Восток через Атлантику, Карибское море и Панамский канал. Увы, самый короткий путь оказался не самым оптимальным. 4 июля 1942 года у берегов Кубы «Туапсе» получил с одной из немецких лодок 4 торпеды и быстро затонул, погибло 10 членов экипажа. «Сахалин» и «Микоян» выбрали путь гораздо более длинный – по югу Атлантики, вокруг мыса Горн и далее – через весь Тихий океан на север. «Сахалин» прибыл во Владивосток 9 декабря 1942 года.

Таким образом, его эпопея заняла более года. После войны танкер вернулся на Черное море. «Микоян» же пересек по Тихому океану вдоль берегов обеих Америк почти всю планету с юга на север и 9 августа 1942 года вошел в Анадырский залив на Чукотке. Сразу после этого фантастического похода ледоколу было приказано обеспечить переход по Северному морскому пути 19 транспортов с грузами и трех тихоокеанских боевых кораблей (лидера «Баку», эсминцев «Разумный» и «Разъяренный») на Северный флот. Уже 14 августа экспедиция двинулась в путь. Немцы знали о ней от японцев. И направили в Карское море линкор «Адмирал Шеер» с целью ее разгрома. На пути «Шера» встал пароход «Сибиряков», ценой своей гибели сообщивший о появлении немецкого корабля в советской Арктике. Поэтому экспедиция отстоялась в Тикси. После ухода «Шера» «Микоян» довел своих «подопечных» до чистой воды. Затем он, завершив кругосветку, работал в Арктике во время войны и еще четверть века после нее.