Власть и общество

«Пережив войну, я была уверена: такое на нашей земле больше не повторится»

От Днепра до Дуная сотни раз рискуя жизнью под минометным обстрелом, она спасала жизни бойцов
«Пережив войну, я была уверена: такое на нашей земле больше не повторится»
«Пережив войну, я была уверена: такое на нашей земле больше не повторится»

Текст:  Татьяна КУТАРЕНКОВА

К номеру:  18 (609)


07 Мая 2015 года

Ключевые слова:
ветераныинтервьюперсонаВеликая Отечественная война
И вместе с Красной армией прошла путь от Сталинграда до Будапешта. 

Казалось, что война далеко…

Старую украинскую песню о вольной думке и о соколе вытягивает удивительно красивый и сильный женский голос. Стоит закрыть глаза и вслушаться в это пение – и воображение уносит в сказочную, гоголевскую Украину, в вечера на хуторе, в диковинную Диканьку. Относительно недалеко от тех мест в ноябре 1924 года и родилась Тамара Семеновна Брускина (в девичестве – Карасюк) – в соседней с Полтавской Харьковской области, в селе Краснопавловка Лозовского района. Росла под южным солнцем загорелая, веселая, романтичная, немного взбалмошная и счастливая девчонка… 

Как вдруг в июньский день 1941 года пришла неожиданная весть: война… «Не сразу осознали люди, что произошло. Казалось, война далеко, где-то там, на западных рубежах. Мы были уверены, что наши разобьют врага уже совсем скоро. И даже в мыслях не было, что враг посмеет ступить в наш край», – вспоминает Тамара Семеновна. В конце октября 1941 года Харьков оккупировала 6-я армия вермахта под командованием Вальтера фон Рейхенау. Сдался город почти без боя. В январе 1942-го Красная армия предприняла наступление в районе города Изюм Харьковской области – смогли создать плацдарм на Северном Донце, можно было двигаться дальше на Харьков. 

В Лозовой, недалеко от родного села Тамары, у немцев находилась главная база снабжения 17-й армии. Советские войска смогли захватить ее – это был серьезный удар по силам противника. Но наступила весна, а с ней и распутица – наступление пришлось приостановить. На оккупированных землях в каждом колхозе был поставлен староста, подчинявшийся немецкому коменданту. Перемещаться из села в село без ведома коменданта было запрещено. Гитлеровцы не задумываясь, без сожаления расстреливали местных жителей за любое неповиновение… В Краснопавловку они вошли 12 октября 1941 года. Но уже через несколько недель после захвата села в тылу у врага начала действовать партизанская разведгруппа. 

Смириться с тем, что враг хозяйничает на их земле, краснопавловцы не могли. Фашисты схватили и расстреляли партизанскую дружину Пономаренко… Но молодежь продолжала идти в партизаны. 

Побег из логова смерти 

Весной 1942 года Тамара Карасюк примкнула к краснопавловским партизанам. Воевала она в разведке. Сколько раз приносили они ценные сведения о расположении сил врага в Днепропетровске, Полтаве…

«Как-то раз в разведке мы наткнулись на группу румын – они ведь были союзниками гитлеровцев, такими же оккупантами, – говорит Тамара Семеновна. – Это была первая встреча со смертью лицом к лицу. Они распознали в нас партизан, завязалась рукопашная. Глаза того солдата, который пошел на меня, страшно сверкали ненавистью. Конечно, он убил бы меня. Уцелела чудом – мне удалось выхватить нож и заколоть его». Однажды, возвращаясь из разведки, они были захвачены фашистами и отправлены в Павлоградский концлагерь. «Мне и еще двум девочкам удалось убежать. А остальных фашисты замучали… Бежали мы без оглядки, как безумные. По болотам, по лесам, оборванные, грязные, голодные, замерзшие. Стучались в дома, просили укрыть нас. Многие жители боялись и не открывали нам дверь. Но находились и добрые, бесстрашные люди. Я отморозила себе ноги – да так, что уже не чувствовала ничего. И, к счастью, нас пустила в свой дом одна женщина». 

Черные руины Сталинграда 

В начале 1943 года Тамара попала в действующую армию – направили ее санинструктором в 3-ю роту 51-го отдельного гвардии саперного батальона. В Сталинград… Тамара Семеновна с гордостью показывает мне медаль – «За оборону Сталинграда». Вспоминает руины домов, которые напоминали черные скелеты. Снежное безмолвие нарушал грохот орудий и минометов. Мертвые люди на улицах стали уже привычным зрелищем. На хрупких плечиках 19-летняя девчонка и ее подруги-санитарки выносили людей – живых и мертвых, мужчин и женщин, стариков и детей... 

А над головой кружили и грозно клокотали, как черные птицы, вражеские самолеты, под ногами горела земля, сотрясаясь от взрывов. Госпитали были переполнены. В любой час могла прийти «летучка» с фронта – раненых начинали выгружать из вагонов, распределять: кого – в операционную, кого – в отделения. Чтобы раненые не замерзали, их закутывали в специальные меховые конверты с дыркой для лица. А тем временем на фронте произошел великий перелом. В феврале капитулировала попавшая в окружение и оборонявшаяся в руинах города 6-я немецкая армия фельдмаршала Паулюса, еще осенью 1942-го намеревавшаяся взять Сталинград. Война пошла теперь уже по-иному сценарию.

Переправа, переправа! Берег левый, берег правый

А гвардии рядовой санинструктор Карасюк вернулась на родную Украину, охваченную огнем и горем… Летом и осенью 1943 года, после битвы под Курском, Красная армия начала освобождение восточных областей Украины. Медаль «За боевые заслуги» напоминает Тамаре Семеновне о тех осенних днях 1943-го… 

«А еще я никогда не забуду бои за город Херсон весной 1944-го, – говорит она. – Командование Красной армии приняло решение форсировать Днепр. Немецкая артиллерия и минометы со всех сторон обстреливали маленький плацдарм на реке. Казалось, что мы попали в огненный ураган». Под артиллерийско-миноментным огнем Тамара эвакуировала в тыл 16 человек. Переправившись через реку, наши солдаты начали очищать от неприятелей квартал за кварталом. Вражеские части были выбиты из города. За мужество, проявленное при освобождении Херсона, 15 советских солдат и офицеров получили звание Героя Советского Союза. А санинструктор Карасюк была удостоена медали «За отвагу». 

«Потом под Николаевом, в боях за Солдатские хутора меня ранило, когда я перевязывала одного бойца, – вспоминает Тамара Семеновна. – Внезапный грохот, черный дым, полетели комья земли… Я очнулась в госпитале. Первым делом, открыв глаза, спросила, как тот парень, которого я вытащила из-под обстрела. Сказали, жив. К счастью, и меня врачи выходили. И я снова отправилась на фронт».

Дорога на запад 

После ранения Тамара Карасюк была переведена на должность писаря. Как-то раз на железнодорожной станции под Херсоном обаятельная Тамара разговорилась с группой солдат. Их состав отправлялся на запад. Среди красноармейцев был скромный и симпатичный боец по фамилии Брускин… «Так я познакомилась с будущим мужем. Вместе мы прошли Молдавию, Румынию, Венгрию…» – рассказывает Тамара Семеновна. На черно-белой карточке – группа молодежи у памятника в Будапеште. Посередине – улыбающаяся Тамара в украинской рубашке. 

Май 1945 года.

Столица Венгрии, освобожденная Красной армией, дышит весной и свободой… «В Будапеште мы и получили радостную весть о капитуляции фашистской Германии», – вспоминает Тамара Семеновна. Небо над Будапештом светилось от огней, содрогалось от залпов и радостных криков людей… 

Будапешт – Псков – Донецк

Вскоре она стала уже не Карасюк, а Брускина. Через год в Румынии родился старший сын. А всего у Тамары родилось четверо детей. Семья Брускиных вернулась в СССР и поселилась в Пскове. Здесь Тамара смогла продолжить образование – окончила школу, получила аттестат в 1950 году. Окончила Ленинградский государственный педагогический институт, а затем Псковский пединститут. Получила профессию педагога – преподавала в школах историю, обществознание, немецкий язык. В 1968 году семья Брускиных переехала в Донецк. 

«Все-таки поближе к родным местам», – думала Тамара и в душе радовалась. Тамара Семеновна снова преподавала – в школе №134 и ПТУ № 62. Конечно же, часто рассказывала ученикам о военных годах. Всегда напоминала им о том, какой на самом деле хрупкий этот мир и как важно его беречь… Новая война… В 1982 году Тамара Семеновна вышла на пенсию. Казалось бы, ей, прошедшей самую страшную войну в истории человечества, выжившей под минометным градом, спасшей десятки жизней, жить бы на старости лет в тишине и спокойствии. «Пережив войну, столько раз обманув смерть, я была уверена: такое на нашей земле больше никогда не повторится. Ведь мы победили фашизм, мы дошли до Берлина и уничтожили последние остатки этого зла!» – признается она. 

Но 70 лет спустя Донецк и его пригороды снова содрогнулись от взрывов и грохотов боевых снарядов… Только теперь стреляли не немцы, не какие-то инородные захватчики, пришедшие издалека. Стреляли свои по своим же. Летом 2014-го Донецк впервые подвергся обстрелам авиации и артиллерии украинской армии. Рушились дома, гибли люди… Те, кто выжил, эвакуировались из опасных районов. Дети Тамары Семеновны решили срочно забрать мать в Россию, к себе. «Собрали все необходимое, на руках был билет Донецк – Белгород, – вспоминает Тамара Семеновна. – Но на вокзале нас словно оглушила ужасная новость: взорваны участки Донецкой железной дороги – поезда не ходят!»

9 часов 90-летняя женщина вместе с родственниками провела в ожидании на вокзале… К счастью, все позади… Сейчас за окном Тамары Семеновны тихий дворик Белгорода. Рядом – любимые и близкие. Недавно получила российское гражданство. «Но сердце болит за тех, кто остался в Донецке. Думаю о каждом, как они – успели ли выехать? Людмила Ивашкевич, заведующая хирургическим отделением в 1-й горбольнице, говорила мне: «Умру, но Донецк не брошу». Видела в новостях, во что превратился наш Донецкий аэропорт… В страшном сне такого не могла себе представить!» – переживает Тамара Семеновна. 

9 Мая в доме Тамары Брускиной, по старой традиции, всегда собираются друзья и близкие. Слава Богу, что этот День Победы, 70-й, она встречает в тишине и спокойствии, окруженная любовью и заботой. Гости непременно просят Тамару Семеновну спеть. Она затягивает своим сильным мелодичным голосом, слегка прикрыв глаза, ту самую старинную песню о воле и о соколе в ясных небесах. И чудится ей терпкий запах цветущей вишни в садах Краснопавловки…