Власть и общество

Листовки – к бою!

Под Полоцком партизаны поставили на службу Родине воздушного змея
Ушачский музей народной славы имени Героя Советского Союза Владимира Лобанка хорошо передает атмосферу военного времени и настраивает гостей на соответствующий лад. Посетители могут часами рассматривать любовно собранные экспонаты: портреты героев, боевые награды, документы, простреленные каски, форменную одежду, оружие. И далеко не каждый замечает странную конструкцию под потолком музея. Напротив объемной карты легендарной партизанской Полоцко-Лепельской зоны висит... воздушный змей. 

Историю необычного экспоната рассказала директор музея Марина Дрозд: 

– Когда в партизанской бригаде «Дубова» наладили выпуск антифашистских листовок, стали думать, как их разбросать над немецкими гарнизонами и оккупированными деревнями. Приспособили воздушного змея, благодаря чему партизаны смогли донести людям правду о зверствах фашистов в деревне Слободка, которую оккупанты сожгли вместе с мирными жителями. Появление листовок вызвало огромный резонанс. Правда, как население, так и гитлеровцы считали, что у партизан есть связь с Большой землей и разбрасывается печатная продукция с самолетов. Фашистам было невдомек, как можно было так оперативно собрать информацию и выпустить такое большое количество листовок на тему вчерашних событий. О том, что в лесу у партизан есть своя типография, они и подумать не могли. 

Партизаны Полоцко-Лепельской зоны не давали врагу житья ни днем, ни ночью. Осенью 1942 года освободили от оккупантов районный центр Ушачи, который превратился в столицу крупнейшего партизанского края. На территории площадью 3,2 тысячи квадратных километров, где в 1220 населенных пунктах проживали 80 тысяч человек, восстанавливались советские законы, работали мастерские, школы и больницы. К концу 1943 года здесь дислоцировалось 16 партизанских бригад, насчитывавших 17 тысяч бойцов. У партизан были свои мельницы, пекарня, баня, типография и даже картинная галерея, которую организовали в бригаде Дубова. 

Здесь воевали два профессиональных художника – Николай Обрыньба и Николай Гутиев. В начале войны они попали в окружение, бежали из лагеря военнопленных в Полоцке и оказались у партизан. Однажды при разгроме вражеского гарнизона Николай Обрыньба наткнулся на залежи масляных красок. Разведчик, который до войны окончил Ленинградский художественный институт, не устоял перед соблазном: до отказа набил карманы и рубаху заветными тюбиками. В отряде долго смеялись над его трофеями. В обязанности художников входило изготовление подложных документов, пропусков для партизан и подпольщиков, карт для командования. По мере сил они рисовали листовки, переписывали сводки Совинформбюро. Командир отряда Владимир Лобанок пошел дальше и задумал организовать типографию в лагере. Николай Гутиев, выпускник Московского полиграфического института, когда партизаны раздобыли кусок линолеума, с помощью линогравюр наладил серийное производство сатирических плакатов и антифашистских листовок. В книге «Художник и время» Николай Обрыньба вспоминал: «Коля только взялся осваивать линогравюру. А мы начинаем придумывать, как распространять листовки. Обычно разведчики и подпольщики клеили их мякишем хлеба на стены, а сейчас нас уносит фантазия далеко, так как будет возможность не рисовать, а печатать плакаты и листовки. Николай стал строить бешеные планы: вот если изобрести снаряды, начинять их листовками и стрелять, то они, взрываясь, будут разбрасывать листовки над городом. Вдруг Мишка отрывается от книги и говорит: 

– А я в пионерском доме делал огромных воздушных змеев. Их поднимали на шнуре из суровых ниток и на крючок вешали лозунги маленькие, зато до полсотни. Так устроили, что наверху крючок падал, стукнувшись о зацепку, и листовки рассыпались и летели по ветру, как белые голуби. 

Сказано – сделано. Командир 10-го отряда партизанской бригады им. Дубова Михаил Чайкин сделал огромного воздушного змея. Его запускали ночью на расстоянии 1-2 километра от немецкого гарнизона с подветренной стороны. Пачка листовок по натянутому шнуру на специальном парусе неслась вверх. Достигнув ограничителя, зажим отпускал листовки, и они с большой высоты летели по ветру в направлении гарнизона. Тираж линогравюр доходил до 3000 штук, они отправляли «под откос» всю немецкую пропаганду.