Власть и общество

Бесшумный и беспощадный

Коронный номер летчиков-ночников на По-2 выглядел так

Текст:  Михаил ЧЕРЕМУШКИН

К номеру:  17 (608)


30 Апреля 2015 года

Ключевые слова:
памятьисторияВеликая Отечественная война
Забравшись на высоту, они вырубали двигатель и в полной тишине, словно тени, планировали к цели. Немцы на земле ни сном ни духом. Как вдруг – трах-бах. Взрывы. Пламя. Панические вопли. Крики раненых. В отсветах пожара мечутся фигуры в белых подштанниках. Цель поражена – задание выполнено. И ночники, никем не замеченные, снова врубали моторы и, развернувшись, брали курс на свой аэродром – шли осторожно, прижимаясь к самым верхушкам деревьев. Немцы поначалу были уверены, что их обстреливают по ночам из минометов советские парашютисты. 

Дотошно, целыми армейскими подразделениями прочесывали окрестные леса, но никаких следов минометчиков-диверсантов обнаружить не удавалось. И лишь потом, когда внезапные атаки стали повторяться едва не каждую ночь, немцы наконец узнали, кто на самом деле «кошмарит» их в темное время суток – легкий бомбардировщик По-2, до войны носивший имя У-2. «У» – означает учебный. 

Когда Николай Поликарпов еще в 20-х годах прошлого века создавал свой предельно простой по конструкции биплан для обучения курсантов летных школ, он и представить не мог, что его летающая парта однажды превратится в грозного бойца. Крылатого диверсанта, небесного ниндзя – бесшумного и беспощадного. Самолет По-2, без преувеличения, летающая легенда. Вряд ли найдется машина проще и дешевле. Фюзеляж целиком из фанеры. Обшивка – перкаль. Лонжероны деревянные. Приборы – самые простые. Но вместе с тем – исключительно надежное поведение в воздухе. Пилотировать По-2, по отзывам летчиков, было одно удовольствие. Он благодушно прощал даже самые грубые ошибки и легко выполнял в воздухе все фигуры, кроме штопора. 

Заставить самолет войти в штопор было трудно, а вывести – элементарно просто, достаточно было отпустить ручку управления. Войну По-2 встретил как санитарный и связной самолет. Идея использовать его как легкий ночной бомбардировщик оказалась очень удачной и перевернула всю его небесную карьеру. Тем более что боевая нагрузка у фанерного «стелса» была не такой уж и маленькой – до трехсот килограммов бомб. Проводились эксперименты и с подвеской полутонной бомбы. Но такая ноша даже для безотказного По-2 оказалась запредельной. Обычно использовали бомбы в 100 и 50 килограммов, а также более легкие. 

Подвешивали на самолет реактивные снаряды и емкости с горючей жидкостью. 46-й гвардейский полк ночных бомбардировщиков под командованием Евдокии Бершанской был не единственным чисто женским полком в советских ВВС. Девушки воевали также на истребителях и на пикирующих бомбардировщиках Пе-2. Но так сложилось, что именно 46-й гвардейский стал самым знаменитым. Летчицы на По-2 бомбили переправы, укрепленные районы, штабы, скопления войск, аэродромы. И очень эффективно поражали точечные цели. Гитлеровцы часто ничего не слышали вплоть до взрывов бомб. Неслучайно летчицы получили от немцев прозвище – «Ночные ведьмы». Курить или просто громко разговаривать в районе действия ночных По-2 было опасно.

Еще одна уникальная особенность самолета – он мог снижаться со скоростью всего один-два метра в секунду. Для сравнения – скорость приземления парашютиста – около пяти метров в секунду. Сбить же «рус фанер», как называли его фрицы, что ночью, что днем было непросто. Летчики уходили от немецких истребителей на бреющем полете буквально по верхушкам деревьев или маскируясь в складках местности. Скоростные истребители не могли летать медленнее 140 км/ч и, как правило, проскакивали мимо небесного тихохода. Тогда как По-2 мог спокойно держаться в воздухе на скорости даже менее 100 км/ч. К тому же фанерная машина не отражалась на экранах немецких радаров, поэтому засечь его ночью было практически невозможно. После войны По-2 вновь вернулся к сугубо мирным делам. Учил молодых пилотов. Опрыскивал колхозные поля. Возил пассажиров и почту. Выпуск самолета продолжался до конца 50-х годов. До наших дней дожили единичные экземпляры легендарного кукурузника, восстановленные руками энтузиастов.