Власть и общество

Запретная еда

В России вступил в действие закон - ввезенные в страну санкционные продукты должны уничтожаться. В обществе развернулась дискуссия
- Вы везете продукты питания? - огорошил меня вопросом суровый таможенник в аэропорту Домодедово по прилету из Болгарии. Обычно по традиции спрашивают про количество провозимой валюты, хотя все уже давно возят за границу банковские карты, а тут вдруг про еду. На всякий случай, от греха подальше, ответил, что не везу. 

- А помидоры из Болгарии? - уточнил пытливый борец с контрабандой. - Знаете, что они в санкционном списке? 

Это я знал и облегченно вздохнул: томаты точно не вез. А вот что я не знал, так это то, что согласно президентскому указу товары, ввезенные гражданами для личного пользования, конфискации не подлежат. Однако на деле спрашивают и изымают. Таможня в нескольких российских регионах уже бодро отрапортовала об успехах по утилизации продуктов питания, попавших под ответное эмбарго. Из личной клади в общей сложности за неделю было изъято более 500 килограммов продовольственных товаров. 

В целом же по стране с 6 по 11 августа было уничтожено почти полтысячи тонн продуктов из Европы, попавших под российские вето. Знакомый калининградский журналист написал мне, как уничтожали четыре тонны польского сала, которое отобрали у перевозчиков таможенники на постах Мамоново и Багратионовск. 

Около поселка Нагорное Багратионовского района была выкопана длинная траншея для захоронения, куда и закопали посыпанное хлорированной известью сало. Тамошние жители, понятное дело, в шоке от такого способа уничтожения продовольственного контрафакта - и без того экологическая обстановка в этих местах неблагополучная.

Телевизионные кадры уничтожения санкционных продуктов не оставили никого равнодушными. В обществе разгорелись нешуточные страсти. Ведь одно дело, когда гусеницами тракторов давят испорченные и просроченные продукты питания, и совсем другое - вполне пригодные. Одно дело - превращать в крошево контрафактные диски, какие-то груды пластика, но совсем иное - еду. 

Одно дело - уничтожение продовольствия американскими фермерами в годы Великой депрессии - для борьбы с дефляцией и недобросовестной конкуренций, другое - ликвидация продуктов на фоне неснижающегося уровня бедности населения, высокой инфляции и роста цен на продовольствие. Может, действительно куда лучше было бы отдать бедным и немощным эти продукты, как предлагают многие законодатели и общественники? 

Что мешает и какое негативное влияние на экономику сельского хозяйства может оказать раздача санкционного продовольствия по детским домам, интернатам для больных детей, домам престарелых, в целом нуждающимся? Не все же оно некачественное и просроченное. Причем государству не надо брать на себя ответственность за распределение продуктов: пусть это будет задачей общественных, благотворительных организаций. 

Скажем, Общественная палата могла бы создать специальную комиссию, которая и решала бы все вопросы, связанные с санкционным продуктовым списком. Вынашиваются планы возведения специальных полигонов по ликвидации запрещенных западных продуктов питания. Минсельхоз уже подготовил соответствующий законопроект, по которому будут оборудованы такие пищевые крематории и специальные площадки для утилизации. Сколько на это потребуется бюджетных денег, толком не знает никто, но чиновники и фирмы - истребители еды уже радостно потирают руки в предвкушении будущих доходов и богатейших коррупционных возможностей. От ярых сторонников уничтожения досталось и нашему партнеру по Союзному государству. 

Через Беларусь проходит самый близкий путь запрещенных поставок. При всем старании белорусских властей продовольственных подстав не избежать, из-за чего голландский сыр, к примеру, и попадает на российский рынок под маркой белорусского или застревает в России, хотя следует через нее транзитом. Но говорить, что подобные поставки являются проявлением официальной политики, как это делают в некоторых российских газетах, совершенно необоснованно. У самих рыльце тоже в пушку. Мошенничают и российские предприниматели: нет никаких гарантий, что покупатель приобретает в российском супермаркете именно белорусский сыр, который просто разрезан российскими продавцами на развес. Со своей стороны Минск категорически запретил любые махинации с западными товарами с целью их отправки на рынок РФ. Зарывая продукты в землю, пока энергично боремся лишь с последствиями. 

Между тем барьеры на пути запрещенных в России западных продовольственных товаров следовало бы возводить еще на границе. Ничего не слышно о работе мобильных групп для борьбы с реэкспортом санкционных товаров из Беларуси и Казахстана, созданных Федеральной таможенной службой России. Большое количество таких продтоваров - еще и результат малоэффективной работы служб лабораторного контроля на территории соседнего государства, в деятельности которых активное участие должны принимать российские специалисты (такие соглашения существуют). В любом случае важно полноценное сотрудничество двух стран по решению этой проблемы. Может, тогда не будет столь часто пугать обывателя телевизионная картинка асфальтового катка и гусеничных траков, утюжащих вполне пригодные в пищу персики и ветчину?