Власть и общество

На дне, или Второе покорение Арктики

К номеру:   ()


01 Августа 2007 года

На подвиги тянет или от отчаяния, или от переизбытка энергии. Или когда тебя посылает страна. Так или иначе, но Артур Чилингаров со своей командой, спустившись на дно океана в точке Северного полюса, дал россиянам то, чего так давно всем не хватало... На подвиги тянет или от отчаяния, или от переизбытка энергии. Или когда тебя посылает страна. Так или иначе, но Артур Чилингаров со своей командой, спустившись на дно океана в точке Северного полюса, дал россиянам то, чего так давно всем не хватало. А именно – романтики. Россияне обожают своих героев и готовы отправлять их на дно любой впадины, на горные вершины, в космос, на Марс, в соседнюю галактику и другое измерение. Главное, чтобы мы везде были первыми.


В 1937 году свой подвиг совершали папанинцы. в 1938-м дети и молодежь зачитывались «Двумя капитанами» Валентина Каверина. Имена полярников и летчиков, а потом и космонавтов, приравнивались по пропагандистскому значению к знаковым фамилиям героев войны и политических вождей. Советским детям покорители неизведанных пространств стали ближе, чем американцам их супермены из комиксов. Сейчас героев явно не хватает. И кто бы что ни говорил про А. Чилингарова и членов экспедиции, всей стране на короткое время стало жить чуть веселее.

«Когда мы достигли дна и сели на грунт, то кричали «ура!», обнимались и поздравляли друг друга, – рассказал участник похода – депутат Госдумы Владимир Груздев. – Потом полтора часа находились на дне, проводили научную работу и устанавливали титановый флаг. А когда его установили, то был какой-то максимум эмоций, даже слезы. Гордость тем, что стали первыми».

Артур Чилингаров, в свою очередь, назвал экспедицию непростой и уникальной. «Это патриотическая акция, но надо учитывать, что она была и безумно рискованной. Спускаясь на дно, я написал несколько слов своей семье». Главной сложностью, по словам Артура Николаевича, было всплытие, поскольку полынья, через которую осуществлялось погружение, дрейфовала и за девять часов погружения уменьшилась в размерах.

Третий герой – Анатолий Сагалевич – совершил в жизни более 500 погружений, в том числе и с Джеймсом Камероном для фильма «Титаник». По его словам, спуск с Чилингаровым оказался самым сложным – «риск был стопроцентным». Особенно страшным стало возвращение из бездны. Получилось только с третьего раза. Был поврежден люк аппарата. Произошло два столкновения со льдом. Пытаясь зайти в полынью, «Мир-1» еще два раза ударился о днище корабля.

Экипаж второго аппарата был международным. Кроме пилота, россиянина Евгения Черняева, в него вошли австралийский исследователь, по слухам миллионер, Майк Макдауэлл и «шведский олигарх» Фредерик Паулсен, удостоенный звания Почетного полярника России.

«В течение девяти лет мы готовили экспедицию и искали спонсоров, – говорит Чилингаров. – На аппаратах «Мир» были те структуры, которые оказали нам помощь. Существенную помощь оказали в том числе российские бизнесмены. А сколько стоило, кому это нужно знать? Нам денег с трудом, но хватило».

Несмотря на свою «нерусскость», Майкл Макдауэлл очень тепло и почти патриотически отзывался о проекте. «По моему мнению, команда Анатолия Сагалевича – лучшая в мире. Россия может гордиться этой экспедицией, и я хотел бы просить Артура проследить за тем, чтобы это направление исследований и сама группа получали нужную поддержку для проведения высококлассных научных исследований по всему миру».


Зубовный скрежет


Сегодня покрытый ледяной шапкой Северной полюс – ничейная земля под присмотром Комиссии ООН. Пять приполярных стран – Россия, США, Канада, Норвегия и Дания – контролируют лишь двухсотмильную экономическую зону вдоль собственного побережья. Ни одна из этих зон не простирается до полюса. Согласно действующей Конвенции ООН по морскому праву, любая страна, желающая расширить свою экономическую зону, должна доказать, что часть континентального шельфа, на которую она претендует, является естественным продолжением ее собственной территории, продемонстрировав единство их геологической структуры.

Проект «Арктика-2007», участники которого объявили о намерении получить научные данные, подтверждающие право России претендовать более чем на миллион квадратных километров шельфовой зоны, вызвал ревнивую реакцию со стороны других арктических держав. Власти Канады и США подвергли критике эти планы российских ученых, между тем сами американцы уже отправили к Северному полюсу тяжелый ледокол под предлогом «исследования парникового эффекта».

Теперь термин «холодная война» приобретает новый смысл.

«Гигантский скачок для Кремля, большая головная боль для человечества», «Полярный империализм», «Мир должен отвергнуть российский подводный захват земель» – с такими заголовками вышли ведущие британские газеты.

«Россия нанесла окружающей среде больше вреда, чем какая-либо другая страна мира, а теперь требует себе еще и арктический шельф, – ругается «Санди Таймс». – Она с большей легкостью, чем любая другая страна, творила и творит на своей территории самые ужасающие экологические злодеяния. От Камчатки до Финского залива – Россия до сих пор остается страной кислотных дождей, тяжелых металлов и плутония. Куда ни ткни на карте России – обязательно попадешь или в отравленную реку, или в ржавеющий корпус подводной лодки, или на радиоактивную степь, или в слабо светящегося в темноте крестьянина – обладателя средней продолжительности жизни в 34 года… Мы наивно считали, что после ампутации тупого и злобного государственного социализма Россия исправится… В недалеком будущем, наверное, из тамошнего снега поднимется какой-нибудь дивный новый закрытый город типа Челябинска или Красноярска, сплошь состоящий из серых бетонных многоквартирных коробок, окруженных отравляющими воздух нефтеперерабатывающими заводами и обреченно бродящими среди всего этого белыми медведями».

«Сегодня Россия делает скорее то, что делал в свое время пират Френсис Дрейк, который с легкой руки государства стал называться сэром и который в 1579 году водрузил свой флаг около Сан-Франциско, тем самым заявив претензию британской короны на Калифорнию», – вторит коллегам «Файненшиал Таймс».

А просто «Таймс» считает, что начинается последний колониальный передел мира.

Надо будет – станет


Если предположения ученых подтвердятся, то Россия смело предъявит свои права на новую территорию, сопоставимую с размерами Италии, Франции и Германии вместе взятых. А главное – потенциальные запасы углеводородов на этой территории оцениваются в 9-10 млрд тонн.

На самом деле проблема разграничения арктического шельфа довольно серьезная. В 1926 году Советским Союзом была установлена секториальная линия, которая проходит через Северный полюс. Мировым сообществом она не признана. Но другой границы сейчас просто нет. Проблема еще и в том, что нет единого мнения, что считать шельфом. Раньше ученые говорили, что это подводное продолжение материка до глубины 200 метров. Теперь ученые делят шельф на два понятия: географический и юридический. Последний бывает до глубины даже в 1000 метров.

На хребет Ломоносова помимо России претендуют и Дания, и Канада. Дания, к примеру, пытается убедить всех, что это продолжение гренландского шельфа. Сейчас датчане со своей стороны Арктики тоже проводят экспедицию. Осенью должны состояться российско-датские переговоры, на которых обе стороны обменяются результатами.

Для России главное – это повседневный труд простых полярников. Хотя погружения на глубоководных «Мирах» закончились, ученые продолжают работать. Научное судно «Академик Федоров» осталось на полюсе. По словам Артура Чилингарова, к нему выйдет также атомный ледокол «Россия», с борта которого будет запущен беспилотный батискаф, управляемый по кабелю. Не надо быть специалистом, чтобы догадаться: взяв пробы в одной, пусть и «нулевой», точке Северного Ледовитого океана, границы всей шельфовой зоны Арктики никак не нарисуешь. Для этого надо брать пробы во множестве точек – от меридиана Чукотки до меридиана Мурманска.

А вообще, пробы грунта на Северном полюсе уже брали не раз: и в прошлом году, и в позапрошлом. Ведь для этого необязательно в глубоководном обитаемом аппарате на дно спускаться. На самом хребте Ломоносова пробы, оказывается, брали за два месяца до похода Чилингарова. И экспедиция, по странному стечению обстоятельств, тоже носила название «Арктика-2007», но газеты о ней не писали.

«Первую заявку в ООН по всему арктическому шельфу мы отправили еще в декабре 2001 года, – говорит заместитель директора Всероссийского научно-исследовательского института геологии и минеральных ресурсов Мирового океана Виктор Поселов. – В 2002-м она была рассмотрена. От нас потребовали представить дополнительные геологические доказательства. Наша экспедиция была именно на это и направлена. Она длилась с 13 мая до конца июня, проводилась на атомном ледоколе «Россия». Мы брали пробы грунта на хребте Ломоносова и в зоне его сопряжения с морями Лаптевых и Восточно-Сибирским. Пробы, которые подняла экспедиция Чилингарова, геологической ценности не представляют. Мы уже поднимали их с Северного полюса. Никто не спорит: 2 августа состоялись первые в мире погружения глубоководных обитаемых аппаратов на Северном полюсе и первые погружения подо льдом. Но к определению границ российского арктического шельфа экспедиция Чилингарова никакого отношения не имеет».

«Не надо осуждать их за некую театральность. Они таким образом привлекают внимание к проблеме, – считает Александр Бринкен, ученый секретарь Русского географического общества. – Не думаете же вы, что установка этого метрового знака имеет отношение к науке? Нет, это как раз нужно, чтобы застолбить, показать: мы первые. На Аляске первопроходцы точно так же забивали столбики, обозначая свою территорию. Это наша земля. С какой стати нам ее кому-то отдавать?»