Власть и общество

[52] Бюрократический суицид

Размышления независимого эксперта накануне выборов
[52] Бюрократический суицид
[52] Бюрократический суицид

К номеру:   ()


01 Ноября 2007 года

Похоже, что зампред Центрального банка России Андрей Козлов – не последняя жертва наемных убийц. За ним вполне могут последовать другие высокопоставленные российские чиновники. И виноваты в этом, как ни странно, они сами. Сегодняшнему чиновнику практически не приходится скрывать свои преступные намерения. Вся страна наблюдает, как на свои довольно скромные оклады «государевы люди» строят виллы, покупают недвижимость за рубежом, ездят отдыхать на самые престижные и дорогие курорты, отправляют на обучение и лечение за границу своих любимых чад и домочадцев.
Давно уже притчей во языцех стали дома «скромных государственных служащих» в самом престижном месте ближнего Подмосковья – на Рублево-Успенском шоссе. Каждый из этих «домиков» стоит миллионы долларов, что составляет официальную зарплату поселившихся там министров за триста лет вперед.
Кроме того, сегодняшние российские чиновники давно уже не боятся ни кары земной, ни кары Небесной. Первой – потому что тесно сотрудничают с представителями судебной власти и правоохранительными структурами. И уверены в своей недосягаемости и неподсудности. Второй – потому что давно уже не верят ни в Бога, ни в дьявола, считая своими главными идеалами лики заокеанских президентов, изображенных на зеленых долларовых купюрах.
В чем же дело?
Ларчик, как мне видится, открывается весьма просто.
За истекшие 15 лет в России сложилась государственно-номенклатурная олигархия. И никакие разговоры о «суверенной демократии» никого не должны вводить в заблуждение. Создавая «вертикаль власти», кремлевская администрация на самом деле породила «касту неприкасаемых», на которых фактически не распространяются российские законы. И эта каста присвоила себе право распоряжаться не только доставшимися ей природными богатствами великой страны, но и «человеческим ресурсом».
Это означает, что чиновники высшего ранга действуют сегодня только исходя из личных интересов, нагло прикрывая свои действия интересами государственными.
Действительно, чиновничьи деньги возникают как будто сами собой – буквально из воздуха. Ты подписываешь всего лишь простую бумажку – и тебе на стол кладется огромная сумма в твердо конвертируемой валюте. Если же «клиент» не желает работать по установленной «схеме», он просто лишается этой самой лицензии. И его дальнейшее существование в государстве становится весьма проблематичным.
А кто хочет иметь проблемы?
Проблем не хочет иметь никто. Но не всем удается потрафить зарвавшемуся чиновнику. Тогда возникает кризисная ситуация, разрешить которую можно несколькими путями.
Первый и, как много раз заявлял президент Путин, главный путь решения любого конфликта – судебное разбирательство. Но, как показывает повседневная российская практика, это путь тупиковый. Ибо выиграть иск у чиновника можно только одним способом – «занести» судье, принимающему решение, огромную сумму.
Во-первых, не все смертные в России располагают такими суммами. А во-вторых, даже «занесенные» деньги могут порой оказаться значительно более слабым «аргументом», чем пресловутый «административный ресурс».
При такой ситуации, как это ни прискорбно, остается только одна возможность разрешения «проблемы» – физическое устранение чиновника. Что мы и видим в случае с Андреем Козловым.
У любого нормального гражданина нашей страны хотя бы раз в жизни возникало желание убить зарвавшегося чиновника. Особенно когда вокруг гражданина возникает «правовой вакуум», при котором решить проблему цивилизованным путем уже нельзя.
За примерами далеко ходить не нужно. Так в 2002 году руководители Министерства имущественных отношений решили «слегка подзаработать» на одном из объектов в Москве. Этим объектом стал бывший детский садик Министерства по атомной энергии на улице генерала Глаголева. В данном здании на момент проведения «операции» располагалось негосударственное образовательное учреждение – школа «Серебряный бор 2000».
Исходя из «высших государственных» интересов, тогдашний заместитель министра Сергей Моложавый дал указание выгнать из школы детей и передать это здание под общежитие довольно сомнительной структуре, которая уже через год разбила и разрушила детский садик до такой степени, что здание больше для работы с детьми не подходило. Это и требовалось чиновнику.
Тут же был подписан контракт с очередной коммерческой структурой на строительство в данном месте «доходного» дома. При этом детский сад должен был пойти под слом. Все попытки судебных тяжб на эту тему с Минимуществом оказались тщетными. Суд упорно стоял на стороне зарвавшихся чиновников, пренебрегая интересами простых граждан. В один прекрасный момент участники спора были доведены до такой степени крайности, что у них возникло желание просто подогнать к зданию Минимущества машину со взрывчаткой и раз и навсегда покончить с этим воровским ведомством. Желание, прямо скажем, из разряда чрезвычайных крайностей. Но весьма объяснимое. Ибо других вариантов решения проблемы больше не оставалось.
Довольно часто можно слышать о взятках в системе образования. Но при этом упор делается на «неблаговидную» роль преподавателей школ и вузов, берущих деньги за репетиторство с учениками. Это самое репетиторство, прямо скажем, не украшает российское образование. Но все-таки представляет собой некоторую форму труда, за который платят деньги. К тому же репетиторство и взятки при поступлении в вузы – всего лишь малая видимая часть айсберга коррупции в системе образования. Большая его часть скрыта под водой. И не видна постороннему глазу. Но о ней знают все специалисты.
В первую очередь – это система лицензирования и аккредитации учебных заведений. Стоимость одной лицензии может доходить до ста тысяч долларов. А стоимость аккредитационного свидетельства может составить и все триста тысяч. При этом говорят. что Федеральная служба надзора в сфере образования и науки постоянно получает от негосударственных вузов «подарки» в виде всевозможных взносов и поборов в так называемый «образовательный общак». И упаси Бог, если кто-то вздумает противиться сложившейся порочной системе!
В 2003 году ректор Международной высшей школы отказался заплатить за свою аккредитацию двести тысяч долларов. И несмотря на прекрасно пройденную аттестацию, соответствующих документов так и не получил. Что называется, проштрафился. Попал в немилость. Тут же в ход были пущены «славные» правоохранительные органы, которые по науськиванию чиновников Минобразования разорили университет. А в отношении непослушного ректора возбудили уголовное дело «по факту мошенничества». Так руководители Минобразования Виктор Болотов и Елена Геворкян решили расправиться с «отступником», чтобы другим было неповадно.
У ректора начались долгие судебные тяжбы. И, как ни странно, ему удалось выиграть суд, который своим решением признал действия чиновников противоправными. Но не тут-то было! В ответ на решение суда руководитель Рособрнадзора Виктор Болотов подписал приказ об отказе в аккредитации этому университету. И это весьма характерная манера поведения любого чиновника подобного ранга.
Сначала он требует подчинения себе. Потом прибегает к неправовым силовым методам с целью всемерной компрометации непокорного. Затем подключает правоохранительные структуры и судебные органы для его уничтожения. На этом пути для него, чиновника, нет ничего невозможного. И его нисколько не смущает, что его действия идут вразрез с нормами права и нормами человеческой морали.
Впрочем, о морали лучше не говорить. Потому что эта категория абсолютно неприменима по отношению к российскому чиновничеству.
Таким образом, за последние 15 лет в России возникла система, при которой власть чиновника не ограничена никем и ничем. И редкие случаи поимки «козлов отпущения» средней руки никого не должны вводить в заблуждение.
Но деятельность этой системы привела к уникальной ситуации. Если в 90-е годы, в период «становления демократии», жертвами кровавых разборок со смертельным исходом были в основном криминальные авторитеты, то сегодня ситуация изменилась в корне. Главным врагом гражданского общества и бизнес-сообщества стал зажравшийся, обнаглевший чиновник, превративший свою государственную должность в самый выгодный и доходный бизнес. И не желающий считаться ни с какими корпоративными соглашениями.
И фактически поставивший себя выше любого Закона.
Многие эксперты с сожалением констатируют тот факт, что российская «вертикаль власти» создала такую систему, при которой единственным средством борьбы с ней может стать, как и сто лет назад, индивидуальный террор.
Отсутствие реальных рычагов воздействия на зарвавшегося чиновника, продажность правоохранительных органов и внутренняя гнилость судебной системы могут привести к тому, что даже предприниматель средней руки, доведенный до отчаяния, всегда сможет найти 10 тысяч долларов для того, чтобы «заказать» своего обидчика. Потому что другого пути у него просто нет.
Россия входит в полосу сложнейших политических процессов. В отличие от ситуации 2003-2004 годов, о политической стабильности сегодня говорить не приходится. Потому что с каждым днем все больше и больше будет разворачиваться борьба «бульдогов под ковром» за власть. А в этой борьбе все средства хороши. В том числе и самые крайние.
Создавая подобную систему, российское чиновничество фактически подписало себе приговор. А приговоры рано или поздно приводятся в исполнение. Таковы неумолимые законы диалектики…

Сергей КОМКОВ,
доктор философских наук,
профессор