Власть и общество

[52] Сокровища Наполеона

Ровно 195 лет назад бежавшая из России армия Наполеона переправилась через реку Березина

К номеру:   ()


01 Ноября 2007 года

В составе Великой армии, вторгшейся в Россию в июне 1812 года, были представители едва ли не всех народов Европы. Казавшееся блистательным начало кампании завершилось для армии Наполеона катастрофой – десятки тысяч солдат погибли в ледяных водах замерзающей Березины, более двадцати тысяч попали в плен. Это была почти половина всей отступающей армии… С местом той трагической переправы на реке Березина связана тайна одной из самых интригующих загадок истории – о так называемых кладах Наполеона, якобы утерянных там отступавшими.

Белорусские адреса

Около 200 лет назад из горящей Москвы вышел обоз отступающей французской армии. Захватчики бесславно покидали Москву. Россия не капитулировала, а накапливала силы для ответного удара. Все приемлемые для французов пути отхода были перехвачены русскими. И теперь у армии Наполеона Бонапарта оставался только один путь – по уже разоренной им Смоленской дороге на Запад…
Французская армия покидала Москву не с пустыми руками – огромный обоз уходящей армии был предельно загружен награбленными ценностями. Чего только не было на повозках и фургонах: бочонки с золотом и серебром в слитках и монетах, алмазы и жемчуг, расшитая золотом и драгоценными камнями одежда, дорогое старинное оружие, ценнейшие картины, богатая церковная утварь.
Но до Франции обоз с московскими сокровищами не дошел, более того, он даже не вышел за пределы Российской империи…
Об этом говорит масса письменных свидетельств людей, которые были непосредственными участниками отступления армии Наполеона из России. Но, пожалуй, самым заслуживающим доверия источником являются мемуары близкого к Наполеону человека – его личного адъютанта графа де Сегюра. Граф, педантично фиксировавший весь драматичный путь следования Великой армии из Москвы свидетельствует: основная часть обоза с сокровищами дошла до границ Белоруссии, но ни одна повозка с ними не вышла за ее пределы... Именно здесь теряется след «сокровищ Наполеона», именно здесь награбленные сокровища словно сквозь землю провалились...
Версия белорусского следа «сокровищ Наполеона» кажется едва ли не самой правдоподобной. Исследователи истории «сокровищ Наполеона» довольно уверенно называют сегодня и несколько главных «адресов» возможного их захоронения в Белоруссии. В первую очередь – место одной из переправ на Днепре, где был разгромлен корпус маршала Нея, и местечко Бобр на берегу озера Стоячее, где по преданию было затоплено большое количество грузов с повозок. Внимания заслуживает и «ошмянский след» сокровищ – именно под Ошмянами, по письменным докладам французских офицеров, ответственный за главный обоз армии генерал Компан вынужден был уничтожить его из-за невозможности дальнейшего передвижения по обледенелой холмистой местности. И, наконец, Сморгонь, где Наполеон покинул остатки своей Великой армии и бежал в одной бричке в сопровождении небольшого отряда всадников. Следовательно и личный обоз Бонапарта с наиболее ценной частью московских сокровищ не пересекал границы России.
Ноё пожалуй, наиболее привлекательным белорусским «адресом» для кладоискателей является район переправы через Березину, где произошло главное фиаско отступающей наполеоновской армии.

Катастрофа у реки

К реке Березина остатки Великой армии Наполеона подошли к концу ноября 1812 года. Их по пятам преследовали русские войска, в конце концов прижавшие французов к Березине.
Через местных жителей Наполеон подбросил русским дезинформацию о ложном месте переправы. Туда и были стянуты их основные силы. А в это время император с войсками прибыл к деревне Студенка, и его саперы начали возводить здесь мосты через Березину. Возвели два моста, что для многотысячной армии было явно недостаточно. Во избежание давки при переправе Наполеон приказал сжечь большое количество штабных экипажей, фургонов и повозок, нагруженных награбленным в Москве добром. Несмотря на сильное противодействие, приказ императора был выполнен и вскоре на левом берегу Березины факелами запылали сотни и сотни повозок и фургонов.
Очевидно, что этот момент был одним из ключевых моментов в судьбе большей части московских сокровищ. Тысячи людей, осознавая, что рушатся их надежды, принялись лихорадочно закапывать свои трофеи в укромных местах на берегу Березины и в близлежащих лесах, рассчитывая впоследствии вернутся за ними…

Земля кладов

Первые попытки найти «сокровища Наполеона» на Березине были предприняты сразу же после войны 1812 года по приказу Александра І. Но результатов они не дали. Впоследствии не раз к месту бывшей переправы приезжали иностранцы в сопровождении представителей местной власти. При поиске сокровищ они пользовались картами и планами, но обнаружить что-либо удавалось редко. За минувшие почти 200 лет история «сокровищ Наполеона» обросла сотнями всевозможных небылиц и легенд, но некоторые из них, по мнению специалистов, требуют к себе серьезного внимания…
В конце ХІХ столетия многие газеты Европы опубликовали сенсационное сообщение – в России найден последний из оставшихся в живых офицер наполеоновской армии, принимавший участие в походе на Россию в 1812 году, по имени Жан Батист Савен, который якобы знает место захоронения части «сокровищ Наполеона»...
Во время трагической переправы через Березину капитану Савену поручили с небольшим отрядом охранять повозки с казначейством главного штаба армии. В ящиках было более 4 миллионов золотых монет. Повозки с казначейством взошли на мост вместе с орудиями тяжелой артиллерии, и в эту минуту мост, не выдержав перегрузки, рухнул. Вся казна оказалась в ледяной воде. Савен чудом выбрался на берег и тут же попал в плен.
Судьба забросила капитана в российский город Саратов, где он и прожил всю оставшуюся жизнь под именем Николая Савина. Не раз он обращался к властям с прошениями о поиске клада, но те никак не реагировали… Савен умер в 1894 году в возрасте 126 (!) лет. И только через несколько лет какой-то чиновник заинтересовался его найденными в архиве прошениями. В район переправы на Березине выехала большая экспедиция. Работы по поиску сокровищ продолжались больше месяца, но безрезультатно.
Поиск сокровищ на Березине возобновился уже в годы советской власти. Несколько раз туда выезжали специальные экспедиции, самой масштабной из которых была экспедиция Государственного музея Белоруссии в начале 60-х годов ХХ столетия. Русло Березины в районе бывшей переправы Наполеона исследовали при помощи мощной землечерпалки, водолазов и саперов с миноискателями. Но и здесь существенных результатов не было.
Многочисленные легенды, слухи связывают местонахождение «сокровищ Наполеона» не только с самим местом переправы, но и близлежащими деревнями. Многие из них подкреплялись находками в этих местах то одиночной монеты, то еще какой-либо ценной вещи. Очевидно, не зря известный русский писатель Куприн, наведавший эти края в начале ХХ века, назвал их «землей кладов».

Французский гость

Эта связанная с «сокровищами Наполеона» история произошла уже в наши дни. Ее рассказал мне недавно один из служащих Березинского заповедника. Признаться, она больше похожа на сюжет приключенческого романа. Мне даже поначалу показалось, что этот человек разыгрывает меня. Но, судя по его серьезному, даже взволнованному выражению лица, я понял, что он не шутит…
Как-то в лесничевку Марка, так зовут служащего, расположенную в одном из живописнейших мест на берегу реки Березина, заглянул его непосредственный шеф. Явился не один, а вместе с иностранцем. По словам шефа, гость приехал в Белоруссию из Франции заниматься изучением ареала перелетных птиц. Шеф попросил принять его на какое-то время на постой. Марк давно жил один, поэтому охотно согласился – будет хоть вечерами с кем словом перекинуться.
Француз, которого звали Поль, прилично владел русским языком, но оказался необщительным. Позавтракав, он, прихватив с собою рюкзак и какие-то инструменты, сразу же уходил в лес. Возвращался поздно, всегда предельно измученный и, наспех поужинав, сразу же ложился спать. Но однажды вечером Поль домой не вернулся, и встревоженный хозяин решил отправиться на поиски, надеясь на опыт своей охотничьей собаки.
Пес безошибочно вышел на след пропавшего гостя, который под одним из реликтовых дубов при свете карманного фонарика копался в свежевырытой яме. Когда Марк, взяв на изготовку ружье, вышел из-за деревьев, француз, явно не ожидавший свидетелей, застыл как вкопанный. Всю дорогу домой он удрученно молчал и разговорился только в лесничевке за бутылкой крепкого местного самогона…

Люди гибнут за металл

Разбирая доставшиеся ему после скоропостижной смерти отца бумаги, Поль наткнулся на небольшую кожаную папку. В ней было старое письмо и какая-то карта. Автором письма был его прапрадед – лейтенант французской армии, участник похода армии Наполеона в Россию в 1812 году. И адресовано оно было его сыну – прадеду Поля...
На пути следования отступающей французской армии от Москвы до Березины прапрадед Поля находился в составе отряда, который охранял обоз с личным грузом императора. До Березины обоз был доставлен практически в целости и сохранности, и его готовили к переправе в первую очередь. Но ночью накануне первого дня переправы в расположение обоза неожиданно ворвался казачий разъезд. В яростном бою погибла часть солдат охраны, а также много лошадей. В результате лошадей не хватило на одну из повозок. Нечего было и думать, чтобы найти новых или перегрузить содержимое повозки на остальные – они и так были перегруженны...
Тогда генерал – командир охраны обоза – позвал к себе прапрадеда Поля, своего адъютанта и одного из солдат охраны и поручил подготовить в одном из близлежащих лесов место для захоронения оставшегося груза. Для этой цели он приказал не привлекать никого из охраны обоза, а, пообещав щедрую оплату, пригласить дезертиров из расположенного неподалеку бивака. Дезертиры вырыли глубокую яму, уложили туда ящики, засыпали и замаскировали ее. И тут же по приказу генерала были расстреляны. Адъютант составил карту места захоронения ящиков и передал ее генералу, который взял с присутствующих клятву, что они сохранят увиденное в тайне.
А назавтра началась переправа через Березину. Это было одно из самых страшных зрелищ, которые довелось видеть лейтенанту в жизни. Мосты не справлялись с неудержимой лавиной повозок и людей. Многие, пытаясь перебраться вплавь, гибли в реке. В тот день был сильный мороз, и некоторые всадники оставались со своими конями посреди Березины, вмерзшие в лед, как статуи. Но императорскому обозу удалось благополучно переправиться на правый берег реки…
На другой день после переправы погиб солдат из охраны обоза, присутствовавший при захоронении сокровищ. А назавтра та же участь постигла адъютанта генерала. Прапрадед Поля понял, что будет следующим…
Умирающего лейтенанта подобрала в лесу местная крестьянка. Она выходила его, и француз жил с ней в деревне целый год, прежде чем смог снова попасть во Францию. После возвращения он долго искал коварного генерала и в конце концов ему это удалось. Но когда лейтенант явился к нему в дом, то застал того на смертном одре. Судьба наказала генерала сполна. По возвращении домой он не застал в живых никого из семьи – жена и четверо его сыновей умерли от болезней. Не выдержав удара, генерал слег сам...

Зашифрованный след

Генерал совсем не удивился приходу лейтенанта, словно ждал его. Он не сказал ни слова, достал из-под подушки пакет и передал в руки прапрадеда Поля. В пакете оказалась карта, исписанная внизу каким-то текстом. Через несколько дней генерал умер, и прапрадед Поля стал единоличным обладателем тайны. Однако и ему не удалось ею воспользоваться. Вскоре у лейтенанта возникли проблемы с новой властью, и он был вынужден бежать в Канаду. Там через некоторое время он женился и у него родился сын…
По прочтении письма прапрадеда Поля задумался: очевидно, что ни его прадед, ни дед, ни отец впоследствии так и не попытались разыскивать сокровища. Но почему? Ответ он получил, попытавшись прочитать текст на карте. Текст, который, судя по всему, являлся ключом координат места захоронения сокровищ, был зашифрован. Предки Поля так и не смогли его разгадать. А делиться своей тайной с посторонними им явно не хотелось...
Поль искал ключ к шифру несколько лет и наконец ему повезло. Судя по тексту на карте, сокровища находились в одном из лесов на левом берегу реки Березина. Поль заглянул в энциклопедию – теперь это была территория суверенного государства под названием Белоруссия. План поездки созрел быстро. Поводом для нее стала профессиональная деятельность Поля – он был орнитологом, специалистом по изучению птиц.
Через некоторое время Поль обратился в посольство Белоруссии во Франции за разрешением на научные исследования в районе белорусской реки Березина…
Когда Поль закончил свой рассказ, он был весь в крупных каплях пота и тяжело дышал. На недоуменный взгляд хозяина пояснил: «Малярия, подхватил в джунглях...» Потом продолжил: «Но сокровищ, как видите, и мне найти не удалось… Очевидно, я немного ошибся при расшифровке текста и место выбрал не совсем верно… Думаю, что мне еще некоторое время придется поработать над шифром…» Лихорадка все сильнее колотила Поля, и хозяин уложил его в постель, полагая продолжить разговор о сокровищах завтра...

Шансы растут

Но назавтра разговор не состоялся. Когда хозяин утром зашел в комнату гостя, тот был без сознания. Марк тут же вызвал «скорую помощь». Через несколько дней он заехал в районную больницу, чтобы навестить квартиранта. Главный врач только развел руками: «Приехали люди из их посольства и забрали вашего гостя в Минск...» Не нашел Марк француза и в столице. В регистратуре госпиталя, где он должен был находиться, сообщили, что пациента транспортировали на самолете во Францию...
Такая вот история еще одного следа «сокровищ Наполеона» в Белоруссии, которую рассказал мне мой знакомый. И на этот раз их не удалось найти. Когда я поинтересовался у известных белорусских археологов и историков о шансах найти «сокровища Наполеона» в Белоруссии, то мнения их разделились. Не все из них, скажем откровенно, считают версию о сокровищах достоверной. Но есть и ярые апологеты, которые твердо верят в достоверность документальных свидетельств о белорусском следе сокровищ. Они убеждены, что шансы найти сокровища Наполеона в Белоруссии высоки. И особенно – в районе бывшей переправы французов у Березины.