Власть и общество

Митрополит Филарет:

«Вопросите Господа за меня…»
Митрополит Филарет:
Митрополит Филарет:

К номеру:   ()


01 Октября 2008 года

На дни празднования 1020-летия Крещения Руси пришелся и еще один юбилей – 30-летие архиерейского служения в Беларуси Митрополита Минского и Слуцкого Филарета, Патриаршего Экзарха Всея Беларуси. Поздравляя Владыку, Президент Беларуси Александр Лукашенко отметил: «Вы стояли у истоков возрождения православия в Беларуси. Вашими трудами и молитвами во всей полноте воссоздана церковная жизнь, восстанавливаются и строятся храмы, учреждены новые монастыри, образованы братства и воскресные школы, широкие масштабы приобретает просветительская и благотворительная деятельность». Президент особо подчеркнул, что сегодня Белорусская Православная Церковь занимает достойное место в жизни страны, содействует достижению социального благополучия и стабильности, а нравственные идеалы православия все в большей степени становятся духовной силой людей, помогают поддерживать мир и согласие на белорусской земле. Владыка Филарет (в миру Кирилл Варфоломеевич Вахромеев) – коренной москвич, его дед – известный ярославский купец и потомственный дворянин, отец – преподаватель Гнесинского музыкального училища при Московской консерватории, мать и сестра – также педагоги московских музыкальных школ. Однако за три десятилетия архипасторского служения в Беларуси он стал для каждого белоруса, причем безотносительно к его вероисповеданию, воистину родным и близким человеком, авторитетным учителем и мудрым духовным наставником. Поэтому абсолютно закономерно, что к многочисленным самым высоким церковным наградам Владыки добавились и самые высокие государственные, в том числе и высшее звание – Герой Беларуси.
К мнению этого многогранного человека – богослова, педагога, архипастыря, проповедника, миротворца, в котором сочетаются глубокая интеллигентность и простота, добродушие и человечность, в Беларуси прислушивается каждый. Его слово всегда интересно и востребовано обществом. Поэтому с таким интересом воспринят выход книги «Вопросите Господа за меня…», презентация которой с участием самого Владыки состоялась в канун праздника Покрова Пресвятой Богородицы и Дня Матери. Основу составляют ответы Высокопреосвященнейшего Митрополита Филарета на вопросы журналистов, заданные Владыке в течение последних двух десятилетий. И хотя не все и не всегда эти вопросы были легкими и простыми, Владыка поблагодарил «всех служителей пера, которые своими вопросами побуждали глубже задуматься над многими актуальными проблемами, волнующими Церковь и общество». Собственно, с этих же слов Митрополита Филарета и начинается сама книга: «Плохих вопросов не бывает, бывают плохие ответы. С этим можно соглашаться или не соглашаться, но вопросы помогают нам расти».
Сегодня мы представляем читателям «СВ» возможность ознакомиться с некоторыми вопросами и ответами, высказанными в беседах Митрополитом Филаретом.

– Ваше Высокопреосвященство! Какова сегодня линия взаимоотношений государства, общества и Православной Церкви, в частности Белорусской Православной Церкви и Белорусского государства? Каковы основные направления этого взаимодействия?
– Прежде чем говорить о сегодняшнем дне, мне бы хотелось коротко обратиться к истории.
Беларусь, в которой Господь благословил мне совершать архиерейское служение, имеет особую историческую миссию в судьбах восточнославянских народов. В течение, пожалуй, всей своей государственной и христианской истории эта земля была и остается стратегическим пограничьем между Востоком и Западом. Извечное соперничество России и Польши, которое началось с тех пор, как Великое княжество Литовское вошло в состав Речи Посполитой, имело большое значение при формировании многих особенностей психологии в Великокняжеский период их истории.
Главный результат многовековых испытаний национального образа мыслей и образа жизни белорусов заключается, на мой взгляд, в том, что за свою многотрудную историю этот народ так и не стал обитателем ни «кресув всходних», или восточных окраин Польши, ни населением «Северо-Западного края» Российской империи. Как бы их ни воспринимали восточные и западные соседи, белорусы оставались самими собой – самобытным, трудолюбивым, искренне гостеприимным, очень миролюбивым, неторопливым, щедрым, добрым, по-житейски своеобразным народом, который во всякой ситуации остается «себе на уме».
Казалось бы, перечисленные мною далеко не все национальные качества рисуют образ народа столь тихого и спокойного, что завоевать и покорить его никому ничего не стоит. «Пройдем Белую Русь, – предполагали многочисленные агрессоры, – и начнем воевать с Русью Великой...» Кстати, руководство Третьего рейха исходило именно из таких соображений, выстраивая планы своего вторжения в нашу страну.
Все мы знаем, каким глубоким всегда оказывалось это заблуждение. Ведь белорусы научились не только жить и выживать в условиях периодических вражеских нашествий, но и воевать, оставаясь цитаделью сопротивления во всех военных конфликтах между западноевропейской и восточнославянской цивилизациями. Шведские, французские, немецкие нашествия на Русь в течение веков буквально опустошали белорусские земли, лежащие на их пути. Но все восстанавливалось, и народ продолжал жить на земле своих отцов. Такая воистину огненная судьба заслуживает глубокого уважения и восхищения той огромной жизненной силой, которой обладает народ Белой Руси.
Учитывая сложнейший исторический путь, пройденный Беларусью за тысячу лет, сегодня и Церковь, и государство сознают, что мы переживаем трудное, но благословенное время строительства и развития. Когда я принимал в управление Минско-Белорусскую епархию в 1978 году, на всей территории республики насчитывалось всего лишь 365 православных приходов и один действующий Свято-Успенский монастырь в Жировичах Гродненской области. (Ко времени издания книги в 2008 году в Беларуси насчитывалось 1446 приходов, 29 монастырей, 8 учебных заведений, 610 воскресных школ, 688 библиотек, 96 сестричеств и 34 братства. – Прим. ред.)
Сухие цифры далеко не полностью отражают состояние Православия в Беларуси, однако они в определенной степени определяют, какая же линия взаимоотношений Церкви, общества и государства выстраивается сегодня.
Во-первых, белорусское общество в его религиозной части состоит на восемьдесят процентов из православных. После долгих и упорных усилий, которые были предпринимаемы основными религиозными конфессиями, и прежде всего Белорусской Православной Церковью, для борьбы с распространением сект, в законодательстве республики было сформулировано понятие «традиционных» для Беларуси религий, к которым отнесены Православие, Католицизм, Лютеранство, Иудаизм и Ислам в их естественных, исторически сложившихся на нашей земле пропорциях.
С тех пор, как уния к середине XIX века изжила сама себя, а в конце 1930-х годов Беларусь обрела современные границы, сколько-нибудь существенных межконфессиональных конфликтов на ее территории не было. Думаю, что во многом это объясняется тем, что почва для межнациональной и межрелигиозной розни среди жителей республики отсутствует.
Работы сделано много и предстоит еще немало. Ведь если искать аналогии нашему сегодняшнему состоянию, то на нынешнем этапе исторического развития, подобно ветхозаветному Моисею и его народу, мы совершаем свое странствование по пустыне. Старшее и среднее поколения не дойдут до Земли обетованной... Но наш долг – привести к этой цели поколение, рожденное свободным, а самим умереть в пути с достоинством, которое дает нам осознание исполненного пред Богом и людьми долга.

– Ваше Высокопреосвященство, учреждение Белорусского Экзархата совпало с началом тяжелых потрясений в обществе и с распадом существовавшего тогда государства. Ставила ли в то время Церковь на белорусских землях задачу восстановления национальной самобытности народа, осознания его этнической неповторимости? Насколько важна и актуальна была эта задача, и менялась ли ее значимость в течение последних десяти лет?
– Как вы помните, восстановление Православной Церкви в ее исторических и социальных правах началось в период празднования 1000-летия Крещения Руси. Это был воистину промыслительный повод к началу церковного возрождения и духовного преображения общества. Процесс этого преображения еще далек от завершения, подчас ему сопутствуют весьма болезненные явления. Премудрый Екклезиаст сказал, что «кто умножает познания, умножает скорбь» (Еккл 1, 18), а продолжая эту мысль, можно заметить, что и скорби, в свою очередь, умножают знание...
Давайте вспомним некоторые даты: спустя год после юбилейного празднования Священный Синод Русской Православной Церкви на заседании 6 июля 1989 года принял постановление восстановить Полоцкую, Могилевскую и Пинскую епархии с последующим утверждением на предстоящем Архиерейском Соборе. Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, состоявшийся 9-11 октября 1989 года в Свято-Даниловом монастыре, принял определение об образовании Белорусского Экзархата Московского Патриархата, утвердив решение Священного Синода об образовании трех исторически существовавших белорусских епархий.
Каждый, кто хоть немного знаком с историей Белой Руси, знает, какое огромное значение для формирования национального и государственного самосознания белорусов имели в нашей тысячелетней христианской истории Полоцкая, Могилевская, Туровская, Минская епархии. Сам факт их восстановления и современного развития говорит о продолжении Православной Церковью в наши дни дела духовно-нравственного воспитания народа, которое в свое время совершали святые отцы и матери наши – преподобная Евфросиния Полоцкая и святитель Кирилл Туровский, архиепископ Могилевский и Белорусский Георгий (Конисский) и праведная София, княгиня Слуцкая, и недавно прославленные новомученики земли нашей.
Этническое становление белорусского народа, как и его государственность, имеет христианские корни, без которых немыслима историческая самобытность жителей Белой Руси. Именно поэтому возрождение Белорусской Православной Церкви и все аспекты этого сложного и многопланового процесса в большой степени отражают состояние современного национального самосознания белорусов. И задача эта не теряла своей актуальности не только в последние десять лет, но и в течение последних десяти столетий. Ведь задачей Церкви Христовой во все времена было и остается преображение души человека, научение паствы жить по заповедям Божиим, или, говоря словами Библии, «ходить пред Богом». И по мере того, как человек любой национальности возрастает в духовном отношении, он совершенствуется и как сын своего народа, и как гражданин своего земного Отечества.

– Ваше Высокопреосвященство! Каковы Ваши суждения о необходимости создания полнокровного и полноформатного союза двух братских славянских народов? По нашему мнению, этот вопрос чрезвычайно важен и для общественности России и Беларуси, и для всех ветвей власти наших государств.
– Вопрос этот не чрезвычайно важен... Он жизненно важен для России и Беларуси! Причем важен в равной степени для обеих сторон.
Своими корнями этот вопрос уходит в глубокую давность... Идея создания Союзного государства Беларуси и России, как мне кажется, не имеет точно определенного исторического возраста. В самые разные времена и столетия вопрос «быть вместе или быть порознь» возникал постоянно, однако решался предками нынешних россиян и белорусов подчас радикально противоположным образом.
И здесь мне хотелось бы обратить особое внимание на то, как вольно или невольно вы сформулировали в своем вопросе принципиальную основу трагического разделения интересов, которая пребывает актуальной в течение веков нашей общей истории и обостряется в той или иной степени в разных обстоятельствах. Вы назвали идею сближения наших народов чрезвычайно важной «и для общественности, и для всех ветвей власти обоих государств». Истинно так! Но только интересы народов и властей далеко не всегда совпадали.
Размышляя о современном развитии идеи Союзного государства, ученые, политические и государственные мужи нынешней России и Беларуси неизбежно обнаруживают единственный воистину непоколебимый фундамент для полноценной общности наших народов: Святое Православие.
Мы привыкли называть друг друга «братскими народами», но мы редко задумываемся всерьез, что стоит за словами этого определения.
Да, мы, славяне, братья по крови. Но за многовековую историю братья пролили немало крови друг друга...
Да, в 988 году в единой для наших предков купели Днепровского Крещения мы были призваны к христианскому бытию. Но и потом междоусобицы веками не прекращались на исторически православных землях, которые составляют в наше время Российское, Белорусское и Украинское государства.
Да, преодоление злокозненной унии привело к воссоединению с Матерью-Церковью сотен тысяч белорусов. «Отторгнутые насилием возвращены любовью», – как было написано на памятной российско-белорусской медали того времени. Но эта любовь не всегда определяла отношение Империи к ее «Северо-Западному краю».
Таких противопоставлений – «да, но...» – в нашей общей истории можно привести немало. Однако именно в их преодолении находится залог сегодняшнего успеха в построении Союзного государства. Чтобы надежно строить будущее, нужно внимательно смотреть в прошлое.
А при внимательном взгляде мы увидим самое главное условие единства наших братских и единоверных народов. Я не назову вам это условие, я его возглашу, как поет наша единая Матерь-Церковь за богослужением, вознося к Богу свою молитву о единстве единоверных и единокровных: «Утверди, Боже, святую православную веру, веру православных христиан».

– Может ли Церковь своими средствами способствовать единению и сплочению русского и белорусского народов?
– Именно это она и делает все века своего бытия в землях, получивших наименование «Святая Русь».
Постараюсь быть предельно конкретным: что, по-вашему, является высшим историческим авторитетом для верующего человека? Именно так! Жития святых. Потому что здесь в реальных судьбах и жизненных подвигах конкретных людей проявляется истинный смысл истории стран и народов. Десять ангажированных историков выдвинут десятки толкований одного и того же исторического события, но православное сердце поверит в первую очередь житию святого, который совершал свой подвиг в то самое время.
Потому что жизнеописание святого его агиограф составляет со страхом Божиим. То есть так же, как совершает свою жизнь человек, стремящийся к преодолению грехов и страстей, а иными словами – восходящий к святости. Вспомним, что сказано в Писании: «Начало мудрости – страх Господень, и познание Святаго – разум» (Притч 9, 10). Напомню, что страх Господень — это не ужас перед Всемогущим Творцом (хотя и это разумно), но опасение огорчить Господа своим недостоинством, страх богооставленности, невыносимость пустоты, которая неизменно возникает там, где человек оттолкнул от себя хранящую десницу Бога.
Политики разных государств могут делить все что угодно: ресурсы и собственность, интересы и сферы влияния, историю своих государств и дивиденды от политических маневров... Все, кроме одного: кроме истории святости своих народов.
Мыслимо ли, чтобы верующие русские, белорусы и украинцы делили Собор Всех Святых на «своих» и «чужих»? Можно ли представить, что псково-печерские отцы станут «чужими» для православных в Беларуси, что к отцам киево-печерским русские не поедут, потому что они «не наши», а украинцы забудут святыни Белой Руси по политическим мотивам?
Прости, Господи, что произношу эти слова... Но вот вам и ответ на вопрос, чем и как Церковь способствует единению и сплочению людей. Символ исторического единства не только наших, но всех христианских народов сформулирован апостолом Павлом без малого две тысячи лет тому назад: «Один Господь, одна вера, одно крещение» (Еф 4, 5).
Испытующие взоры наших святых предков – от равноапостольного князя Владимира до новомучеников XX столетия – это историческая совесть наших народов. Именно на этом основании строит свое единство Православная Церковь в России, в Беларуси, на Украине.
И не посоветую никому питать иллюзии по поводу того, что эту совесть можно заставить замолчать. Даже при численном меньшинстве верующих христиан в обществе голос их исторической совести никогда не умолкнет, потому что он вдохновляется Евангельской любовью к Богу и к человеку. А Христов апостол Павел свидетельствует, что «любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится» (1 Кор 13, 8).
Мы беседуем уже не накануне, но в начале торжеств, посвященных 1020-летию Крещения Руси. Эта годовщина становится своеобразным экзаменом нашего современного стояния в вере и готовности словом и делом защищать единство братских народов во Христе Иисусе, Господе нашем. Что ж, будем держать ответ перед Богом, людьми и христианской совестью. Вот только ответ этот должен быть и будет не коллективным, а личным: один на один с Творцом, один пред всем сонмом святых, один на один перед судом истории своей семьи, своего рода, своей нации, своих потомков.
В Евангелии есть замечательное выражение: «войти в радость» другого человека. Думаю, будет справедливым так и определить позицию белорусского народа и белорусского государства в стратегических вопросах союзных отношений с народами России как со своими братьями и сестрами: «Войдите в нашу радость и откройте для нас радость свою».
Тем паче, что об этом свидетельствует и к этому призывает нас Сама Премудрость Божия со страниц Святой Псалтири: «Как хорошо и как приятно жить братьям вместе!» (Пс 132, 1). Нам остается произнести лишь одно слово: «Аминь!», что означает: «Истинно так!»

– Скажите, Владыка, что есть жизнь человека: дар Божий или мука? Человек – странник, букашка или господин?
– Жизнь – священный дар, и никто не может сказать о себе, что он хозяин своей жизни. Например, самоубийцу Церковь не позволяет отпевать. Он отверг закон жизни, он распорядился тем, чем не владел, чем не имел права пренебрегать. Вы представьте, насколько это поучительно! Скажут – жестоко, Церковь даже не помолилась... Нет, Церковь молится и о таких – в свое время. Есть молитва в День Святой Троицы, когда Церковь и о всех них воздыхает. Но она не может просить Бога о помиловании человека, который пренебрег Божественным Даром.

– Владыка, как жить?
– Наверное, ответ на этот вопрос зависит от того, что есть наша жизнь? А наша земная жизнь есть приготовление к вечной жизни – к Царству Небесному, которое не может наследовать человек, не принесший раскаяния в своих грехах, то есть в делах, причинивших вред ближнему и своей душе.
Чтобы жить достойно будущего – вечной жизни, нужно жить по Закону Божиему, по Его заповедям.
Именно заповеди Господа, данные нам в Библии (Исх 20, 2-17), и являются единственно правильным критерием определения добра и зла, критерием оценки самого себя, своих дел и слов.
В трудные времена особенно советовал бы всем – верующим и неверующим – чаще читать Нагорную проповедь Иисуса Христа, изложенную в Евангелии от Матфея, в 5, 6, 7 главах. В ней мы находим ответ на этот вечный вопрос...
Как жить? Жить с чувством ответственности перед Богом за каждый свой – прежде всего свой! – поступок, за каждое свое – прежде всего свое! – слово. Пусть каждый из нас взвешивает любой свой поступок на весах совести. И если совесть молчит, если она не обличает нашу бездуховность, нашу безответственность, если она не понуждает нас к добру – это беда.
Всякий человек грешен, но, к сожалению, не всякий хочет всматриваться в свою греховность как первопричину наших бед, внутренних нестроений, болезней – и социальных, и личных. Самоуспокоенность очень опасна. Хорошо бы всем нам не иметь иллюзий относительно собственной безгрешности...
Как жить? Жить с любовью. Любить людей вокруг себя, беречь их, даже если они часто проявляют не лучшие свои качества. Возгревать в себе и в своих детях навык любви к ближнему, снисходительность, прощение обид. Это трудно, но необходимо. Не оскорблять ничьего человеческого достоинства и не терять его в себе, памятуя, что человек – творение Божие, созданное по образу и подобию Бога, и уже потому достоин любви и уважения. Не будем же терять облик человеческий, будем стремиться сами быть достойными любви ближнего!

– Как известно, «Филарет» в переводе с греческого означает «любящий добродетель». Трудно ли Вам в столь смутные времена оставаться верным образу своего небесного покровителя?
– Признаюсь, такого вопроса не ожидал. Идеалам соответствовать вообще трудно, и все же, коль тебя нарекли именем, которое запечатлено в Церкви, ты обязан следовать имени, данному в Святом Крещении. А в наше жестокое время это особенно трудно. Впрочем, делать добрые дела никогда не было легко. И все же надо к этому стремиться.