Власть и общество

Шахтеры наступили

«Стальные бароны» отступают. Но не сдаются
Шахтеры наступили
Шахтеры наступили

К номеру:   ()


01 Октября 2008 года

В корреспонденции «Во глубине уральских руд» прошлой осенью наша газета рассказала о накаленной обстановке на Качканарском горно-обогатительном комбинате в Свердловской области. Купив ГОК, новый хозяин комбината ООО «ЕвразХолдинг» повел фронтальное наступление на трудовые права рабочих. До акции протеста оставалось рукой подать. Ее и провел профсоюзный комитет спустя несколько месяцев. Эффект получился оглушительный: стальные бароны не только согласились удовлетворить все требования трудового коллектива, но и «сверхпланово» сменили директора предприятия. Почему они отступили?
С этого вопроса началась беседа нашего корреспондента с председателем профкома Качканарского ГОКа Анатолием ПЬЯНКОВЫМ. – Откройте Трудовой кодекс – и вы убедитесь, что он написан исключительно в интересах работодателя, – пояснил Анатолий Александрович. – В нем столько подводных камней, оговорок, ограничений и «согласительных процедур», которые фактически не позволяют провести забастовку на законных основаниях. У хозяина есть масса возможностей предотвратить ее или признать незаконной, а потом начать репрессии против организаторов.
Например, какую, на мой взгляд, кардинальную ошибку совершили машинисты локомотивных депо Московской области нынешней весной? Они отказались выводить электрички в рейсы, объявив свою акцию забастовкой, хотя на железной дороге они запрещены открытым текстом.
Когда пять лет назад ООО «ЕвразХолдинг» купило Качканарский ГОК, многие надеялись на положительные перемены. Однако иллюзии быстро рассеялись. Новые хозяева повели себя как временщики. Поставили задачу резко увеличить добычу и переработку руды, причем без соответствующих капитальных вложений. И сегодня комбинат работает не то что на пределе своих возможностей, а в полтора раза перекрыв проектную мощность. Началась самая настоящая сверхэксплуатация оборудования и людей, которая к тому же сопровождалась нарушением их трудовых прав.
Когда нарушения коллективного договора стали совершенно нетерпимыми и даже циничными, мы стали думать: как вразумить управляющего директора В. Рыбкина и его «менеджеров»? По моему предложению был принят вариант «итальянской забастовки», то есть работы с выполнением всех требований инструкций, правил охраны труда и промышленной безопасности. Мы не отказываемся от работы – наоборот, мы хотим работать, только по закону.

– А до этого, выходит, вы закрывали глаза на нарушения правил охраны труда?
– Я пришел в ГОК 16-летним пареньком и проработал на разных должностях 27 лет. Прекрасно знаю всю технологическую цепочку – от добычи руды до получения окатышей. И могу сказать так: в требованиях техники безопасности еще с советских времен был и остается определенный люфт, который дозволял определенные, не очень грубые отступления. В этом узком пространстве работник мог балансировать, что, как говорится, устраивало обе стороны.
Однако владельцы комбината своей потогонной системой сузили этот люфт. К примеру, резко сократив сроки ремонта оборудования, тем самым снизили его качество и надежность. Отсюда увеличение аварийности, которая стала самым настоящим бичом.
Вначале мы провели предупредительный митинг, на который вывели к зданию управления ГОКа около двух тысяч человек. Однако директор Рыбкин не нашел ничего лучшего, чем доложить в холдинг: «Ничего страшного. Это профсоюз подкупил несколько горлопанов, вот они и мутят воду».
Ну а 1 октября рабочие и специалисты начали работать по всем правилам. Тут же встали «вертушки» – электровозы, доставляющие руду и карьеров к дробилкам. В считанные дни владельцы комбината лишились 75 процентов прибыли. 4 октября все наши требования были удовлетворены: труженикам выплатили премии, которых их незаконно лишили. Коэффициент соотношения средней заработной платы и прожиточного минимума повысили до 4,08 и т.д. На место скомпрометировавшего себя Рыбкина руководство холдинга поставило В.П. Боброва. Это человек с большим жизненным и производственным опытом.

– И какую политику он проводит?
– Мы прекрасно понимаем, что Владимир Павлович – такой же наемный «менеджер», как и его предшественник. За годы моего руководства профкомом это 11-й директор. Он не может пойти против воли своих хозяев. А она в том, чтобы выжимать из ГОКа максимум прибылей. Сокращать персонал и выводить в «дочки» структурные подразделения. В прошлом году с величайшим напряжением всех добыли и переработали 53 миллиона тонн руды, в этом году поставили задачу достичь 56 миллионов. Конечно, это нереальный план – ведь есть предел возможностям людей и оборудования. По сути, это экономическая беспредельщина.

– Но ведь и у нее должно быть какое-то обоснование?
– Обоснование, я бы сказал, среднепотолочное. Сидят пришлые экономисты и финансисты и прикидывают на калькуляторах: мол, такое-то оборудование может «пережевать» столько-то руды. А то, что оно изношено на 75 процентов, в расчет не берут. Делают вид, что не понимают: без крупномасштабной модернизации дальнейшая погоня за прибылями ведет к поломкам, простоям, увеличению аварийности и травматизма и в итоге – к человеческим жертвам. Производственников никто не слушает. Да многие из них молчат, опасаясь лишиться работы. Другие плюют на все и увольняются, не желая участвовать в этом разбое.

– Все-таки, наверное, какие социально-экономические выводы сделал «Евраз» после вашей «итальянки»?
– Никаких. Тактика выжимания людей до седьмого пота, как я уже сказал, продолжается. Более того, предпринимаются шаги, чтобы подобная «забастовка» не произошла впредь. Они дали указание всеми способами наш комбинат «глушить».

– В чем это проявляется?
– Например, профсоюз рабочих горнометаллургической промышленности проводит акцию «Предприятие высокой социальной эффективности». Из холдинга в ГОК следует команда – не участвовать! А мне уже звонили: у вас хорошо поставлена борьба за трудовые права работников, отличный коллективный договор. Хотим выдвинуть вас на одну из номинаций. Не дали!
Сегодня говорится немало хороших слов о социальной ответственности бизнеса, повороте к новой социальной политике, но на нас это не отражается. Как отказывался холдинг строить в Качканаре жилье для своих работников – так и отказывается. Заявляет: мы не строители. Но позвольте: не можете строить сами – покупайте для них в городе готовые квартиры и продавайте с рассрочкой платежа, скажем, на 15-20 лет.

– После нашумевшей забастовки машинистов подмосковных электричек в правительстве, Госдуме, Общественной палате заговорили о несовершенстве Трудового кодекса. Какие, на ваш взгляд, поправки в него нужно ввести уже нынешней осенью?
– Чтобы, как во всем мире, забастовки стали цивилизованным способом разрешения трудовых споров? Не питаю тут никаких иллюзий. Я очень боюсь, что поправки могут внести. Но такие, чтобы и «итальянские забастовки», какую мы провели на комбинате, стали невозможны.

Беседовал
Александр ГОЛОВЕНКО
г. Качканар,
Свердловская область