Власть и общество

Авиаконструктор

Авиаконструктор
Авиаконструктор

К номеру:   ()


01 Ноября 2008 года

Павел Сухой в науке был выше всех, хотя и не имел звания академика

…О таких говорят: «поцелованы Богом». Сегодня все признают гениальность авиаконструктора. Однако мало кто знает, что Павел Осипович, будучи помощником начальника пулеметной команды 733-го полка Северо-Западного фронта, сражался в окопах Первой мировой, перенес скарлатину и тиф. Он читал на трех иностранных языках, вообще не употреблял спиртное и никогда не был… членом Коммунистической партии. Разве в то время такое было возможно, чтобы Генеральный конструктор, дважды Герой Социалистического Труда, человек, всю жизнь проработавший под грифом «Совершенно секретно», – не коммунист? Оказывается, возможно. Сухой стал автором более 50 типов самолетов, на базе которых создано много специализированных модификаций, а ОКБ его имени и сегодня находится в лидерах отечественного самолетостроения. Краевед, учитель истории СШ №1 города Глубокое Тереза Эдуардовна Рабизо без малого четверть века посвятила созданию музея своего знаменитого земляка Павла Сухого. В 1979 году глубокская районная газета перепечатала статью старшего научного сотрудника Гомельского краеведческого музея Николая Царькова из журнала «Памятники истории Беларуси» о Павле Сухом. И только из нее в Глубоком (да и во всей Беларуси) узнали, где на самом деле родился легендарный авиаконструктор.
Тереза Рабизо в 1984 году отправилась в Гомель, куда семья учителя народного училища Осипа Андреевича Сухого переехала из Глубокого в 1899 году. Там она еще застала племянницу авиаконструктора. Вивея Васильевна Фандеева и передала глубочанам копию свидетельства о рождении Павла Осиповича, которая окончательно развеяла любые сомнения. Запись в метрической книге глубокской церкви Виленской губернии Дисненского уезда за 1895 год сообщала о родившемся Павле. В аттестате зрелости об окончании Гомельской гимназии также значится: местечко Глубокое Дисненского уезда Виленской губернии.

Корни родословной Сухих найдены в исчезнувшей деревне Пахомово, сейчас на этом месте Вилейское водохранилище (Минская область). Дед Андрей Алексеевич Сухой был из крепостных. Помещик отправил его учиться в Черниговскую школу пчеловодов.
Отец Павла окончил Молодечненскую учительскую семинарию. Работая в училищах тогдашней Виленщины, он встретил Елизавету Гисич. У супругов было пятеро детей: четыре дочери и сын Павел. В Глубоком Осип Андреевич много общался со священниками и даже руководил церковным хором.
В 1914 году Павел поступил на физико-математический факультет МГУ. Одновременно посещает лекции по теории воздухоплавания. Идеи покорения заоблачных высот тогда бурлили в умах любознательных юношей. И на следующий год Павел подает прошение о допуске к испытаниям для поступления на первый курс МВТУ. Он хотел заниматься чистой механикой и добился этого. Но шла Первая мировая война. Сухого призывают в армию. Обучается он в Петергофской школе прапорщиков. Кстати, этот период его биографии до конца не исследован. Известно, что участвовал в боевых действиях, был на передовой Северо-Западного фронта.
В марте 1917-го, после того как Павел заболел скарлатиной, из армии его комиссовали. И он отправляется учительствовать в родную Беларусь.

Дипломным проектом Сухого руководил Андрей Туполев. Учитель сразу заметил большие способности в своем ученике и пригласил на работу в конструкторский отдел ЦАГИ АГОС (авиация, гидроавиация, опытное строительство). Группе Сухого поручили создать первый цельнометаллический истребитель для серийного производства, который бы не уступал лучшим зарубежным аналогам.
В конце 1925 года Сухой создает легкий и изящный И-4. Этот тип самолета был на вооружении Красной армии с 1928 по 1933 год. Затем появился И-14 с закрытой кабиной для летчика, убирающимися шасси, тормозной системой колес.
12 сентября 1934 года для установления рекорда дальности новый самолет РД совершил перелет Москва – Рязань – Харьков. В дальнейшем Туполев поручил Сухому переделать РД в бомбардировщик дальнего действия. Мир узнает о невероятных перелетах советских летчиков через Северный полюс в Америку, а Павел Сухой уже с головой погружается в новое задание. После рекорда женского экипажа
В. Гризодубовой, М. Расковой и П. Осипенко на самолете «Родина» в 1938 году авиаконструктор получает орден Трудового Красного Знамени.
Только в 40-е годы самолеты, сконструированные в КБ П.О. Сухого, начали называть маркой «Су». Работа над Су-2 началась еще до войны. С первых дней войны эти машины были задействованы в боевых операциях.
– Правда, почему-то лишь с недавних пор стали вспоминать эти боевые самолеты, – рассказывает Тереза Рабизо. – А ведь 12 сентября 1941 года Екатерина Зеленко на загоревшемся в атаке Су-2 пошла на таран истребителя противника. Она стала первой и единственной в истории авиации женщиной-летчицей, совершившей таран. Звание Героя Советского Союза ей присвоили только в мае 1990 года!
По воспоминаниям соратников, Павел Осипович не отличался особым желанием «проталкивать» свои разработки. Он говорил: «Хорошо работает не тот, кто хорошо говорит, а кто хорошо работает». И все-таки его дальновидность и мудрость значительно определили мировой прогресс в самолетостроении.
Сухой – это целая эпоха в создании сверхзвуковых истребителей, истребителей-перехватчиков. Но в людской памяти он остался не только как выдающийся теоретик самолетостроения, но и как благороднейший человек. Он всегда был точен и ценил дисциплину. Обедал на работе ровно в 13.30, а вот на прием к нему можно было попасть в любое время. Не любил торжественных заседаний, банкетов. Не курил и не переносил спиртное.
Вспоминают даже, как Сухой приехал в Новосибирск на один из заводов. Там, естественно, в его честь организовали банкет. Второй тост, как обычно, – за Коммунистическую партию. Павел Осипович бокал оставил нетронутым:
– Я партию не пропиваю.
На одном из въездов в город Глубокое стоит на постаменте Су-17. Списанный самолет подарил глубочанам Барановичский авиаремонтный завод в знак глубокого уважения к месту, где родился генеральный авиаконструктор. Академик Олег Константинович Антонов как-то сказал о Павле Сухом: в науке он был все-таки выше всех нас, хотя и не имел звание академика.

Светлана ДЕДИНКИНА