Власть и общество

Кризис «четвертой власти»

Кризис «четвертой власти»
Кризис «четвертой власти»

К номеру:   ()


01 Ноября 2008 года

Президент РФ Дмитрий Медведев пожелал на юбилей российской журналистики: не прислуживать власти, а искать с ней конструктивный диалог

Впервые за долгие годы между прессой и политической властью налаживается конструктивный диалог. Такой вывод напрашивается из недавнего выступления Президента России Дмитрия Медведева. В частности, в своем «Послании Федеральному Собранию РФ» российский Президент сказал: «Очередной раз делать прислугу из прессы мы не позволим. Важно, чтобы в России, как во всех демократических странах, был налажен конструктивный диалог между прессой и властью». Дмитрий Медведев подчеркнул важность Закона РФ «О средствах массовой информации», который должен гарантировать свободу слова. Переписывать этот закон в тоталитарном ключе, как было заявлено, никому не позволят. Отрадно слышать эти слова нашего Президента, когда Союз журналистов России празднует свой 90-летний юбилей. Пресс-конференция в Доме журналистов на Никитском бульваре – «первая ласточка», за которой последует ряд творческих вечеров со звездами отечественной журналистики.
Историю Российского союза журналистов принято отсчитывать от 13 ноября 1918 года, когда прошел Первый съезд Российского союза журналистов. И как иронично подчеркнул председатель СЖР Всеволод Богданов, «тогдашние русские политики, Ленин, Троцкий, Бухарин и прочие, были способны самостоятельно писать и озвучивать свои политические речи».
Газета была провозглашена «коллективным агитатором и коллективным организатором». Передовицы с протокольными речами про «звезду коммунизма, которая сияет все ярче и ярче» (цитата из Л. Брежнева), давно уже стали темой анекдотов. А деваться было некуда, ибо «партия – наш рулевой» обязывала в каждом номере «Правды», «Труда» и «Известий» отводить первые полосы под нечитабельное «партийное чтиво», набранное сплошняком, без разбивок на подзаголовки, а потому саркастически прозванное журналистами «простынями». С тех пор много воды утекло, и в переломные для России 90-е годы XX столетия казалось, что наша сложная страна, которую «умом не понять», прислушается-таки к голосу разума и встанет на путь демократических преобразований.
В самом деле, на рубеже XX и XXI столетий в России стали выходить по-настоящему независимые газеты. Свободные от партийной цензуры, рассказывающие не только о «решениях Политбюро», но также и о том, что волновало простого, незатейливого обывателя. О личной жизни звезд кино и эстрады, о том, как вкусно и полезно готовить, про криминальные хроники городских отделений милиции… Однако, как только пресса избавилась от партийного гнета, тиражи самых «брэндовых» изданий упали в сотни раз, а финансирование их «независимыми спонсорами» и «бизнесменами с политическими амбициями» оказалось нестабильным.
Так с чем же Союз журналистов России пришел к своему 90-летнему юбилею? Секретарь СЖР Павел Гутионтов об этом на пресс-конференции сказал так: «Во-первых, снижение влиятельности прессы. Игнорирование на политическом уровне журналистики как таковой. Во-вторых, чудовищная непрофессионализация журналистского цеха, приход в нее случайных людей и выдавливание ими высокопрофессиональных, особенно пожилых, кадров. В-третьих, уход прессы от реальных проблем общества, потеря у народа доверия к прессе. Исчезновение качественных и по-настоящему независимых изданий».
Известный правозащитник Борис Резник рассказал, какое чудовищное количество «тоталитарных поправок», сыплющихся справа и слева на Закон о СМИ, пришлось «зарубить на корню, спасая свободу слова».
– И только лишь на моей памяти, – поделился Борис Резник, – было 216 поправок в Закон о СМИ, которые противоречили принципам демократического общества. Одни поправки были странны, другие – опасны, третьи – смехотворны. Вместе с депутатами Олегом Морозовым и Юрием Батуриным мы сделали все возможное, чтоб они не просочились в закон. Иногда приходилось подбирать аргументы «на грани фола». Так, например, предлагалась поправка: привлекать журналистов к уголовной ответственности за оскорбление российского флага и гимна. Тогда я принес на заседание Госдумы американскую газету, где первую полосу украшала карикатура: президент Билл Клинтон и Моника Левински, завернувшись в флаг США, занимаются любимым делом. Я потряс этой газетой перед коллегами и спросил: неужто мы хотим быть дремучее?
И все же, несмотря на радость Бориса Резника, заверившего, что «Закон о СМИ мы отстояли», остается открытым вопрос: а сумели ли мы отстоять саму профессию – журналистику?
Корреспондент газеты «Союзное вече» задал ведущим пресс- конференции вопрос, который был встречен дружным оживлением в зале. Видимо, вопрос этот у многих давно уже крутился на языке, вот только спросить не решались. А прозвучал этот вопрос так: «Хотелось бы услышать несколько слов, какие ведущие задачи и функции выполняет современная журналистика в мире? Спрашиваю об этом вот в связи с чем. Раньше журналистика была «коллективным агитатором» и отрабатывала интересы партийной политической верхушки. Таков был советский тандем. Редактор «Известий» Аджубей приходился зятем Хрущеву. А что сейчас? В России наконец-то началась эра демократии, но пресса, как нам только что рассказал Гутионтов, нынешним политикам не нужна. А кому она в этом случае нужна? Чем теперь заниматься журналисту? Каковы у отечественной прессы реальные задачи, именно у журналистики, а не у ее уродливых ответвлений – политического «пиара», рекламы?»
Выслушав этот вопрос и дождавшись, пока утихнет шум и грустное веселье в зале, председатель СЖР Всеволод Богданов ответил так: «Я вижу, у всех наболело. Но единого рецепта тут нет. Журналистика во всех странах очень разная. Когда я был в США, то меня поразило, что там никто не поднимет руку на журналиста, работающего в жанре расследования, если тот уже опубликовал свой скандальный текст. Там журналиста могут преследовать только в том случае, если он еще собирает «компромат». А у нас в России – все наоборот. Убивают по факту публикации.
Вообще, мы должны ценить свою прессу. У нас была прекрасная школа журналистики, которую перенимали и зарубежные коллеги. Я был в Японии и помню, как высоко японцы ценили наши мастер-классы по работе с телевизионной аудиторией. Многие известные писатели вышли из журналистской среды. Возьмите «Гудок» – какие там блистательные работали «перья»! Нам надо, во-первых, поднимать социальную функцию журналистики. Я однажды услышал в Европе фразу, которая мне понравилась и запомнилась: «По-настоящему развитое общество – это когда благодаря прессе нация разговаривает сама с собой». Иначе говоря, наша пресса должна наладить социальное взаимодействие.
Во-вторых, важной функцией нынешней прессы можно назвать создание позитивного имиджа государства. Сколь огромную роль пресса способна играть во внешней политике, в США поняли еще в начале 80-х, когда был создан канал CNN, вещавший позитивные новости про Америку на весь мир. И у нас альтернативы нет».
Участники мероприятия пришли к выводу, что журналисты должны как можно больше общаться со своими коллегами – как российскими, так и зарубежными. И неслучайно Союз журналистов России является членом Международного союза журналистов, чьи функции близки к профсоюзным: защищать трудовые права и интересы журналистов, ибо, объединившись в единый цех профессионалов, проще добиваться справедливости и восстанавливать доверие соотечественников.

Александр ГРИНЕВИЧ