Власть и общество

Мусульмане Беларуси

Мусульмане Беларуси
Мусульмане Беларуси

К номеру:   ()


01 Ноября 2008 года

Мусульмане – по вере, белорусы – по менталитету

Если верить легенде, в X веке киевский князь Владимир намеревался принять ислам, однако, не желая расставаться с некоторыми привычками, отдал предпочтение христианству. Так это или нет, но в любом случае на землях Беларуси ислам присутствует издавна. Первыми мусульманами, появившимися здесь в XIV веке, были татары, воины хана Тохтамыша. Натерпевшись от междоусобиц в Золотой Орде, они, говоря языком современным, попросили политического убежища у литовского князя Витовта. Тот гостеприимно принял татар, определил их к себе на воинскую службу, выделил хорошие земли на белорусских землях – на Виленщине и Минщине. Татары своей новой родине служили верно, храбро сражались за Витовта и даже называли его своим ханом. Немалый вклад внесли татарские воины в разгром Тевтонского ордена в 1410 году под Грюнвальдом. Постепенно численность исповедующих ислам на белорусских землях росла и к XVI веку достигла примерно двухсот тысяч. Мусульмане настолько прижились на новых землях, что, сохранив язык и культуру, в общении перешли на белорусский язык, являвшийся основным языком великого княжества, и только молитвы читались на арабском и тюркском языках.
В начале XVII века в Речи Посполитой началось наступление на культурное и духовное своеобразие местных татар, появились ограничения в избирательном праве, строительстве мечетей и даже в быту. Именно тогда большинство татар были ассимилированы, утратили свой язык, имена и фамилии трансформировались в польские или литовские. Многие приняли католическую веру. К слову, в то время и православная вера подвергалась в Речи Посполитой настоящим гонениям: церкви закрывались, а православных насильно обращали в католичество.
Тем не менее многие татары остались верны религии своих предков. Кроме того, с самого начала среди приверженцев ислама в Беларуси стали появляться представители других национальностей. Сегодня среди тридцати тысяч исповедующих ислам в республике белорусских татар-мусульман чуть больше десяти тысяч, а остальные – это азербайджанцы, казахи, узбеки, туркмены, курды, афганцы, турки, представители других национальностей. И хотя число исповедующих ислам в республике, по сравнению с другими конфессиями, невелико, в последней редакции закона о религиозных конфессиях и организациях ислам признан традиционной религией Беларуси, которая более шести веков исповедуется на этой земле.

Áå­ëî­ðó­ñ­ñêèå òà­òà­ðû – ýòî åñ­òå­ñò­âåí­íî
Белорусские татарские общины, сохранив свою культуру и веру, не отделяют себя от белорусского народа. Ведь местные татары – это уже коренные жители Беларуси, ее полноправные граждане. И вообще, у любого, кто поживет в Беларуси хотя бы недолго, однозначно сложится впечатление, что конфликты на национальной почве, межрелигиозная рознь здесь невозможны по определению. И не только потому, что малейшее оскорбление религиозных чувств представителей любой конфессии неотвратимо преследуется по закону. Главное все же – в сложившемся веками белорусском менталитете, который сформировался у представителей всех традиционных здесь религий – православных, католиков, евреев, мусульман.
Муфтий Мусульманского религиозного объединения в Республике Беларусь, председатель Белорусского общественного объединения татар «Зикр уль-Китаб» Абу-Бекир Шабанович убежден: между христианством и исламом нет тех противоречий, которые ведут к противостоянию. По словам муфтия, у белорусских мусульман сложились прекрасные отношения с представителями всех религиозных конфессий страны. В одной из наших бесед Абу-Бекир Шабанович как-то сказал: «Как я, мусульманин, могу относиться плохо к представителю любого народа, любой религии, если меня в раннем детстве спас от смерти врач-еврей?! А во время войны моя мать, татарка, укрыла у себя дома спасавшихся от фашистов еврейских юношей. Мы, жители Беларуси, все родные люди друг для друга».
Как складываются отношения коренных белорусских татар и их соплеменников, приезжающих на жительство в Беларусь? По словам муфтия, белорусские татары больше всех берегут свои традиции. «Религия сохранила нас, а мы сохранили религию, – говорит Абу-Бекир Шабанович. – Хотя татарские праздники проходят у нас с местным колоритом, потому что культура Беларуси нам стала очень близкой. Здесь похоронены наши предки, а белорусский язык и для нас – это «матчына мова». Татары, живущие в Ивье, Новогрудке, Гродно, Лиде, других поселениях, сохранили в своих рукописных книгах, китабах, чистый белорусский язык принеманского диалекта. Конечно, наши приезжие соплеменники лучше знают татарский язык. Но делиться, как-то обособляться было бы просто грех. Думаю, они очень скоро тоже станут полноправными гражданами нашей родной страны».
Ñóäü­áà Ìèíñ­êîé
ñî­áîð­íîé ìå­÷å­òè
В Беларуси нет значимых мусульманских ценностей, но мечети, в которых каждый верующий мусульманин может совершить религиозный обряд и встретиться с братьями по вере, есть во многих городах и селениях. Всего в Беларуси насчитывается 24 мусульманские общины – 23 суннитские и одна шиитская.
Первые мечети появились на территории Беларуси в XV-XVI веках. Одна из старейших в республике мечетей (постройка 1882 года) действует в городе Ивье на Гродненщине.
Драматична история главной мечети Беларуси в Минске, в северо-западной части которого татары компактно проживали еще с начала XVI века. Именно здесь в 1599 году по просьбе татарского старейшины Салимана была построена первая деревянная мечеть. Ее убранство было скромным: женское и мужское отделения, высказывания из Корана на стенах, скамеечки для верующих. Минарета не было, и муэдзин созывал верующих, стоя на крыльце. В 1890 году Минское губернское правление разрешило построить на этом месте каменную соборную мечеть. Более десяти лет шел сбор средств, и в 1902 году было построено новое красивое здание с большим куполом и 32-метровым минаретом.
После революции над мечетью, как и над православными и католическими храмами, пронесся смерч воинствующего атеизма. С 1936 года мечеть была закрыта и служила продовольственной базой, в 1949 году здание передали под учебный центр, а в 1962 году мусульманский храм был и вовсе разрушен. И только через три десятилетия, когда в республике началось возрождение мусульманских общин, было принято решение о строительстве мечети в Минске. Свои услуги предложили турецкие специалисты, а из Саудовской Аравии прислали готовый проект. Но белорусские татары решили воспроизвести историческую минскую соборную мечеть. Эклектичную по стилю архитектуру старой мечети отличал местный колорит. Основой нового проекта послужила найденная в архиве дореволюционная фотография. Строительство величественного и самобытного храма началось на другом месте, в районе улиц Грибоедова и Татарской, однако вскоре из-за финансовых трудностей стройка превратилась в «долгострой».

Ïà­ìÿòü, ñêðåï­ëåí­íàÿ êðîâüþ
Прожив века на территории Беларуси, местные татары-
мусульмане и их единоверцы – представители других народов стали не только трудолюбивыми гражданами мирного времени, но и преданными защитниками своей Родины в военное лихолетье. И земля белорусская в годы Великой Отечественной войны была полита и кровью советских солдат, носивших под форменной гимнастеркой мусульманские «иконки» – листочки бумаги с текстом из Корана, обернутые в кожу или материю.
С 5 по 19 июля 1941 года 18-я Казанская стрелковая дивизия, срочно сформированная в Татарстане, сдерживала натиск танков маршала Гудериана на днепровских рубежах в районе Шклова. В те страшные дни для большинства из них – неопытных, молодых солдат – белорусская земля поистине стала своей навек. Неподалеку, в районе Орши и Копыси, сражался 354-й стрелковый полк, сформированный в Самаре и разделивший судьбу Казанской стрелковой дивизии. Сегодня общими усилиями местных краеведов и религиозных объединений белорусских татар ведутся поисковые работы, и на месте обнаруженных воинских захоронений уже поставлены первые памятные знаки. Муфтий Абу-Бекир Шабанович вспоминает: в день открытия одного из них местные жители из окрестных деревень пришли и зажгли у памятных плит свечи. Так и стояли они молча у места захоронения: местные сельчане-христиане и белорусские татары – эта память, эта боль была одна на всех.
Óâà­æå­íèå, ïî­íè­ìà­íèå, ñîã­ëà­ñèå
Этноконфессиональный мир в Беларуси, пожалуй, мог бы стать примером того, как в многонациональном государстве мирно и дружно живут представители всех народов и религий. Но этот мир не сложился сам собой. Он является, с одной стороны, следствием взвешенной и последовательной политики государства, а с другой – результатом усилий самих представителей религиозных конфессий.
– На протяжении веков татары-мусульмане, как веротерпимые люди, уважали религиозные чувства, культуру и традиции своих соседей – христиан и иудеев, которые так же уважительно относились к нам, белорусским мусульманам, – говорит муфтий Абу-Бекир Шабанович. – Это позволило нам интегрироваться в ткань местного общества, став такими же толерантными, как все белорусы, – по духовности своей.
Одиннадцать лет назад в послании участникам торжеств, посвященных 600-летию поселения татар на землях Беларуси, Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко отметил: «Толерантность, традиционно присущая белорусам, стала залогом сохранения белорусскими татарами национальной самобытности. Трудолюбием и мужеством, глубокой человеческой порядочностью татары снискали заслуженное уважение». А муфтий Абу-Бекир Шабанович сказал так: «Возрождайте, сохраняйте и развивайте национальные, религиозные и культурные традиции нашего татарского народа. Сохраняйте, развивайте и укрепляйте дружбу, сотрудничество и взаимопонимание со всеми народами и конфессиями, будьте достойными гражданами своего государства – в этом залог вашего развития и процветания на будущие века».
В новой истории суверенной Беларуси это стало уже традицией: когда одна из конфессий проводит съезд, конференцию или «круглый стол», обязательно приглашаются представители других религиозных конфессий. И есть универсальная формула достижения межрелигиозного и этнического мира, которую в Беларуси принимают представители всех религий: уважение – понимание – согласие. Ведь настоящая религия, искренняя вера во Всевышнего, как считает муфтий Абу-Бекир Шабанович, не разъединяет, а, наоборот, объединяет представителей разных вероисповеданий во имя единой цели – мира и добра для всех людей.

Андрей БОБОК