Власть и общество

Всем смертям назло

Всем смертям назло
Всем смертям назло

К номеру:   ()


01 Ноября 2008 года

Или трагическая одиссея Иосифа Жамойдина

Во время одного из визитов в город Молодечно Президент Беларуси Александр Лукашенко на встрече с его жителями обратил внимание на статного пожилого человека, на груди которого среди многочисленных боевых наград сияло и множество зарубежных знаков боевой славы. После приветствия ветеран заметил, что встречается в своей жизни уже с четвертым главой государства, и поведал о своих предыдущих встречах с папой римским, королем Англии, президентом Польши…
Этим человеком был Иосиф Жамойдин, человек необычной и трагичной судьбы... В конце лета 1939 года Жамойдину до демобилизации из Войска Польского оставалось несколько дней. Дома его ждали жена и маленькая дочурка. Но утром 1 сентября 1939 года произошло событие, которое бросило его жизнь, как и жизнь миллионов его земляков, в страшный водоворот, из которого ему суждено было выбраться только через тридцать лет… В то утро танковые колоны немцев двумя мощными зубьями вгрызлись в Польшу, и началась Вторая мировая война.
Иосиф Жамойдин воевал в части, которая в первые недели войны участвовала в боях с немцами, но в плен он попал советский. Вскоре оказался на Дальнем Севере СССР, где в составе армии заключенных начал строить железную дорогу до Воркуты. Шанс выжить в суровой вечной мерзлоте могло подарить только чудо…
И чудо произошло – через неделю после начавшейся 22 июня 1941 года войны между СССР и гитлеровской Германией эмигрантское правительство Польши и правительство СССР заключили соглашение о создании на советской территории польской армии «для совместной борьбы против гитлеровской Германии». В соответствии с ним все польские граждане, находившиеся в заключении в СССР, попадали под амнистию…
Командующим армии назначался генерал Владислав Андерс, когда-то с отличием окончивший Петербургский пажеский корпус. Среди андерсовцев кроме поляков оказалось и значительное количество уроженцев Западной Беларуси.
К концу 1941 года почти стотысячная армия Андерса была неплохо подготовлена, обучена, вооружена, и командование Красной армии планировало ввести ее в дело на одном из самых сложных участков советско-германского фронта. Но судьба распорядилась по-иному… В начале 1942 года армия Андерса оказалась окруженной плотным кольцом войск НКВД и была разоружена.
Кто знает, как сложилась бы дальнейшая судьба солдат этой армии, если бы не вмешался Черчилль, попросивший отдать ее союзникам. Вскоре андерсовцев, погрузив на пароходы, по Каспийскому морю отправили в Иран. Так начиналась долгая зарубежная одиссея Иосифа Жамойдина...

* * *

В Иране всех солдат, у кого было образование, отправляли в офицерские школы. Жамойдин, у которого было шесть классов, окончил курсы шоферов, ему было восстановлено прежнее звание капрала.
Следующим этапом в его военной биографии был Ирак, где андерсовцы охраняли огромные нефтяные склады, а в 1943 году один из корпусов армии под командованием самого Андерса оказался в Италии. Одной из лучших в его составе была пехотная дивизия, почти полностью укомплектованная из белорусов и носящая гордое название «Зубры». В ее рядах нашему герою и довелось участвовать в легендарной битве под Монте-Кассино, где 18 мая 1944 года союзникам удалось наконец прорвать знаменитую «линию Густава» – одну из самых мощных линий оборонительных сооружений в истории мирового боевого искусства...
«Линия Густава», построенная немцами от западного до восточного побережья Апеннинского полуострова, являлась главным рубежом их обороны против союзников на пути к Риму. Ключом к ней был городок Монте-Кассино, расположенный на полпути между Неаполем и Римом, с венчавшей его неприступной скалой, на которой возвышалось здание древнейшего в Европе монастыря святого Бенедикта. Надо сказать, что союзники за полгода до этого уже пытались взять Монте-Кассино, но, понеся огромные потери, отступили. Ситуация долгое время была патовой, и только весною 1944 года командование союзников обратилось с предложением о содействии в штурме Монте-Кассино к генералу Андерсу и его корпусу.
историки отмечали: хотя битва под Монте-Кассино по масштабу была не самым крупным сражением Второй мировой, но одним из самых кровопролитных, скала была усеяна телами штурмующих в два слоя!..
Все оставшиеся в живых солдаты корпуса Андерса были награждены специально учрежденным орденом, а погибшие были похоронены на месте своего подвига у подножия скалы. Впоследствии там же среди своих солдат попросил похоронить себя и генерал Андерс, ушедший из жизни через двадцать пять лет после победы.

* * *

Иосифу Жамойдину, чудом оставшемуся в живых после штурма Монте-Кассино, казалось, что после пережитого там ада страшнее уже ничего быть не может. Но он заблуждался...
Жамойдин воевал в Италии до конца войны, был еще не раз награжден боевыми орденами. Потом оказался в Англии, откуда и начал поиск своих родных в Беларуси. И вскоре получил долгожданную весточку: и жена, и дочка были живы и здоровы. Весть эта буквально потрясла Иосифа: «Если бы у меня были в тот момент крылья, то, наверное, сразу же полетел бы к ним!..»
Ветеран начал искать возможность вернуться в Беларусь. Но его обращения в английские и польские учреждения не давали результатов. И тогда Иосиф решается на рискованный шаг – отправляется в советское посольство. К его удивлению, сотрудник, к которому он обратился, обнял его как родного и пообещал помочь. И действительно, через десять дней документы на выезд в СССР были готовы…
Встреча с родными была просто неописуемой – ведь сколько односельчан не вернулось. Иосиф устроился работать, через год родился сын – жизнь стала понемногу налаживаться. Но однажды ночью в окно его дома постучали – и Жамойдин опять на целых семнадцать лет был разлучен с родными краями.
Через год была арестована жена и выслана в Иркутскую область вместе с детьми.

* * *

Ветеран неоднократно писал во все инстанции жалобы на несправедливое осуждение. После смерти Сталина появилась было надежда, но статья Жамойдина под амнистию не подпадала.
Еще три года после этого
Иосиф находился в лагерях и в конце концов получил долгожданную свободу. Но, увы, для бывшего заключенного в СССР нигде не находилось места!.. Еще не один год ему вместе с семьей довелось скитаться по просторам огромной страны. И приютила только родина – семье Жамойдиных удалось бросить якорь в Молодечно у родственников. Впоследствии сюда же переехала из Иркутской области и дочь, окончившая Иркутский университет и долгое время работавшая на золотых приисках Севера.
После начала перестройки в СССР Жамойдина пригласили в Англию и дважды в Италию – в те места, где пришлось воевать, и он смог отдать должное памяти своих бывших боевых товарищей. Там в списках погибших Иосиф нашел и имена многих своих земляков-белорусов. Он переписал их, передав позже эти списки на родине в музей.
«Где бы мы, белорусы, ни были, что бы ни делали, – часто повторял ветеран, вспоминая свою одиссею, – мы никогда не опозорили честь своего народа…»

Алесь
Гибок-Гибковский