Власть и общество

Вселенная Петра Климука

Вселенная Петра Климука
Вселенная Петра Климука

К номеру:   ()


01 Декабря 2008 года

Счастливые числа и годы первого белорусского космонавта

Первым на родную Беларусь с космической высоты посмотрел летчик-космонавт Петр Климук. Это произошло 35 лет назад, 18 декабря 1973 года, когда он отправился в свое первое космическое путешествие по просторам галактики. Сегодня дважды Герой Советского Союза генерал-полковник авиации П.И. Климук – гость «СВ». – Петр Ильич, свой первый космический полет вы совершили вместе с Валентином Лебедевым в качестве командира космического корабля «Союз-13». Порядковый номер корабля не смущал?
– К приметам отношусь спокойно, зависимым от них себя не ощущаю. У каждого человека своя судьба, своя дорога. Так к чему предрассудки? Что касается числа 13, то оно ведь состоит из двух цифр, и если их поменять местами, то получится цифра 31. Для меня она тоже знаковая: ведь первый полет в космос я совершил, когда мне был тридцать один год.
К тому же к полету на «Союзе-13» я готовился в дублирующем экипаже, и лишь за сутки до старта по решению государственной комиссии он был назначен основным.
Последнюю перед полетом ночь мы провели в гостинице на Байконуре. Рядом с ней стройбатовцы возводили новую гостиницу. Работали, видимо, круглосуточно. В ту ночь солдаты долбили асфальт, и грохот стоял невероятный. Валентин не выдержал, вышел к ним и попросил: «Нам завтра в космос, а вы уснуть не даете. Прекратите…» На что последовал ответ: «Не можем. Командир приказал…»
Так что размышлять о порядковом номере корабля попросту было некогда.
– Чем запомнился первый полет? Было ли хоть немного времени, чтобы с орбиты понаблюдать за родной Беларусью?
– Полет продолжался восемь суток, работы на орбите было очень много, но не выкроить время на то, чтобы не взглянуть на родную белорусскую землю, попросту не мог. Хотя на это есть только считанные секунды – географически наша страна не очень большая, и корабль пролетает над ней мгновенно. Но все же белорусские леса, наши озера и реки нельзя не заметить. Как и полотно железных дорог, асфальтовые ленты шоссе. Можно хорошо разглядеть Минск, Брест, другие города Беларуси. Поверьте, для меня это были по-настоящему волнительные и счастливые мгновения в каждом полете.
– Самым продолжительным был ваш второй полет – с Виталием Севастьяновым в 1975 году. Он длился более 60 суток…
– Это был и самый результативный мой полет. Первоначально экспедиция планировалась на 28 суток, а до 63 суток была продлена уже в ходе самого полета из-за невозможности одновременного управления двумя кораблями (в это время проходил и знаменитый первый совместный советско-американский полет).
Тогда на орбитальной станции «Салют-4» мы с Виталием Севастьяновым очень продуктивно поработали. В частности, во время полета были проведены эксперименты с новым оптическим устройством – по наблюдению за объектом с орбиты. Мы наблюдали, к примеру, повозку с человеком и передавали на Землю, что он делает. Через нашу оптическую систему видели даже нитки на американском спутнике «Фобос», которыми были сшиты серебристые солнцеотражающие пакеты. Помню, что результатами работы нашего экипажа были очень довольны даже на самом верху – тогдашние руководители страны Л. Брежнев и А. Косыгин.
– В истории освоения космоса есть такой факт: в 1978 году на орбите одновременно работали два космонавта-белоруса. Чем запомнился этот полет?
– Для меня это было третье путешествие в космос – по международной программе «Интеркосмос» на космическом корабле «Союз-30» я работал вместе с польским космонавтом Мирославом Гермашевским. А в течение семи дней компанию нам на борту орбитальной станции «Салют-6» составлял экипаж Владимира Коваленка и Александра Иванченкова. Полет не отличался от других – каждый занимался своим делом, выполняя порученное ему исследование.
Вспоминается разве что один забавный эпизод того совместного полета. Кто-то, плавая в невесомости, случайно задел космическую печь. Она стояла на столе, на котором мы кушали. Включился тумблер, и лежавшая на печи туба взорвалась. Станция наполнилась дымом и специфическим запахом… Полдня убирали последствия, включив вентиляцию на всю мощь. Однако никто из космонавтов свою вину так и не признал. А конструкторам потом пришлось перестраивать эту систему.
– Что для вас было труднее – самому готовиться и слетать в космос или руководить подготовкой к полетам других космонавтов?
– Отвечать за себя проще, чем за работу всего Центра подготовки космонавтов. Риски в космосе всегда были, есть и будут. И задача у всех одна – максимально исключить вероятность ошибок в работе экипажей. В течение 13 (опять13!) лет я был начальником политотдела, заместителем начальника ЦПК, затем 12 лет руководил Центром подготовки космонавтов. Как и в целом для страны, для организации полетов в космос это был крайне сложный период. Вспомните 90-е годы, когда во всех сферах жизни царил хаос. Это не могло не затронуть и космическую отрасль.
– Человек, достигший космических вершин, наверняка знает, что такое счастье…
– В детстве, как и многие мальчишки, я мечтал стать летчиком. Мечта сбылась: любимому делу – летной профессии, а затем космонавтике – посвятил более сорока лет своей жизни. Поэтому убежден, что по-настоящему счастливым может быть только тот, кто достиг высокого профессионального уровня. И конечно, очень важно, чтобы рядом с тобой по жизни шел любимый человек, чтобы тебе всегда было тепло и комфортно в семье. Мне повезло – судьба во всем благоволила, за исключением, пожалуй, лишь детства, опаленного войной, которая отняла у меня отца.
– В одном из интервью Мирослав Гермашевский назвал вас родным братом и вспомнил, как нашли могилу вашего отца в Радоме, на территории Польши, где он погиб в бою.
– Да, мы действительно вместе ездили на могилу отца, помянули его и всех, кто пал в том бою, как полагается по славянскому обычаю. В годы войны, во время оккупации, отец партизанил, а затем участвовал в освобождении Польши.
А с Мирославом мы подружились еще в подготовительный период. Эта дружба продолжается и сейчас – встречаемся то у меня, то у него. Вместе отдыхали в Беловежской Пуще, в Омулеве на территории Польши…
– С особой теплотой вы всегда отзываетесь о Гагарине…
– Юрий был у меня на свадьбе в начале 1968 года. Уже одного этого факта хватило бы, чтобы помнить его всю жизнь. А вообще встреч с первым космонавтом у меня было много, и о каждой можно рассказывать долго. Никогда не забуду и первую, еще в Черниговском летном училище, куда Гагарин приезжал вместе со своим коллегой А. Николаевым. Хорошо помню их выступления перед нами, курсантами. Может, именно тогда и родилось желание самому стать космонавтом. Об этом в те годы мечтали едва ли не все курсанты всех летных училищ нашей большой страны.
Гагарин был жизнерадостным, очень коммуникабельным и доброжелательным человеком, интересным собеседником. С одной стороны, великолепным профессионалом, строгим и требовательным, а с другой – тонким психологом, который всех хорошо чувствовал. Он был внимателен к каждому, подбадривал, когда кто-то вешал нос, своей лучезарной улыбкой. В отряде космонавтов к нему тянулись и те, кто побывал в космосе, и новички, еще только начинавшие подготовку. А какими полезными были его советы, подсказки на тренировках! – он все время работал рядом с нами.
Выбор Сергеем Королевым космонавта номер один, наверное, был сделан по подсказке с небес – это действительно необыкновенно яркая личность. Очень жаль, что так рано и так трагически оборвалась его жизнь. Но его имя и его подвиг человечество будет помнить всегда.
– Как-то попались на глаза результаты социологического опроса в России: самым важным событием прошлого века россияне считают Великую Отечественную войну (16%). Далее следует полет Юрия Гагарина в космос (13%). Еще 5% называют наиболее значимой высадку человека на Луне. И только потом в рейтинге располагаются Великая Октябрьская революция, изобретение компьютера, атомной бомбы, сотовой связи, телевидения...
– Первенство СССР в освоении космоса неоспоримо. И первый искусственный спутник Земли, и первый человек на орбите, и первая космическая станция – наши. Именно с этого начиналось покорение космоса. Мы были близки и к осуществлению полета на Луну. Кстати, по «лунной» программе проходил подготовку и я. Но развал Советского Союза, хаос во всех сферах жизни в 90-е годы отбросили нашу пилотируемую космонавтику с передовых позиций. По средствам, вкладываемым в осуществление космических программ, Россию сегодня опережают США, Европейское космическое агентство, Япония, Китай, Индия. Поэтому нынче стране Юрия Гагарина потребуется не одно десятилетие, чтобы возродить былую космическую славу. Сегодня в России, кажется, это осознают: прорабатываются крупные проекты освоения космического пространства на период до 2040 года.
– Свои долгосрочные космические планы имеет и Республика Беларусь. В октябре Правительство утвердило Национальную программу исследования и использования космического пространства в мирных целях на 2008-2012 годы. Государственным заказчиком и координатором этой программы является Национальная академия наук Беларуси. В ее реализации принимаете непосредственное участие и вы…
– Высокий интеллектуальный, научно-технический и производственный потенциал сегодняшней Беларуси позволяет ей вести космические исследования в интересах экономики и населения страны. Этому способствует и взаимодействие в рамках Союзного государства, реализация союзной программы «Космос-НТ».
К сожалению, запуск первого белорусского космического аппарата прошел неудачно из-за неисправности российской ракеты-носителя. Сейчас создается второй аппарат для дистанционного зондирования Земли. Новый Белорусский космический комплекс будет маневреннее и легче по весу по сравнению с предыдущим. Так, его вес составит около 400 кг, разрешение снимков – около 2 м. По мнению специалистов, он обеспечит многократное и полное покрытие территории Беларуси космической съемкой, окупится уже через 5 лет.
– Какие задачи будет решать этот космический аппарат? Как продвигается работа по его созданию?
– Эти задачи продиктованы потребностями страны. В общих чертах они следующие: мониторинг техногенных и природных чрезвычайных ситуаций; картографирование; обнаружение очагов лесных пожаров, крупных выбросов загрязняющих веществ в природную среду; мониторинг сельскохозяйственной деятельности, водных и прибрежных ресурсов; землепользование; оперативное наблюдение заданных районов земной поверхности.
Работы по созданию нового спутника ведутся в плановом порядке. Целевая аппаратура будет изготовлена по разработкам ученых Национальной академии наук Беларуси на белорусском предприятии «Пеленг». Такую же аппаратуру заказала для себя и Россия. Вывод на орбиту запланирован на конец 2009 года, ракетоносителем «Союз», одновременно с аналогичным российским космическим аппаратом «Канопус-В». Таким образом, на орбите будет создана российско-белорусская спутниковая группировка.
Принято принципиальное и еще одно важное решение – Центр управления полетами белорусского космического аппарата будет расположен в Беларуси. А запасной вариант – это российский космический центр.
– Снились ли вам во время полетов, в космической невесомости, сны о Беларуси?
– На орбите примерно неделя уходит на привыкание к невесомости. Космонавт живет в постоянном ожидании опасности: в любую минуту на борту может возникнуть нештатная ситуация. Поэтому нервная система на пределе. К тому же ночь спутана с днем. Особенно трудным в этом плане был полет с Виталием Севастьяновым: каждый день наш режим смещался на полчаса – раньше ложились спать, на полчаса раньше вставали. Такого графика требовала «привязка» к пункту управления кораблем. И так каждые сутки, с новым смещением на тридцать минут. Представляете, сколько раз за время длительного полета смещается твой режим?.. В том полете наш экипаж восемь суток почти не выходил на связь с Землей (только раз-два в сутки) – Центр управления полетами был занят советско-американской экспедицией. И поэтому, как я уже отмечал, нас оставили работать в космосе значительно дольше запланированного срока.
…Вот как спится в космосе (улыбается). Хотя на Землю всегда докладывал, что сон хороший, что иногда было и правдой. А что снилось о Беларуси, теперь уже и не вспомню…
– Традиционный для космонавтов вопрос: во внеземные цивилизации верите?
– В изучении Вселенной мы, жители Земли, сделали только первые шаги. Уверен, что уже в ближайшие десять – двадцать лет наши представления об окружающем мире претерпят весьма существенные изменения. Слово – за учеными и новыми поколениями космонавтов, за всеми, кто изучает далекие от нас планеты. Этим сегодня всерьез занимаются во многих странах мира. При этом очень важно, чтобы негативный опыт жизни на Земле не был трансформирован на другие планеты. Чтобы освоение космоса шло только в мирных целях. Чтобы гонка вооружений, как главное зло человечества, не была перенесена на космические карты.
– В вашей жизни было много наград. Есть ли среди них самые памятные?
– Каждая награда по-своему памятна и дорога. А из последних самой приятной и неожиданной для меня был, пожалуй, белорусский орден Дружбы народов, который вручил мне в прошлом году Президент Беларуси Александр Лукашенко.
Дружба между Беларусью и Россией имеет глубокие, многовековые корни. Наши народы-братья всегда были и будут вместе. Сегодня общими усилиями мы строим Союзное государство. Не думаю, что в этом деле есть какая-то моя особая заслуга. Просто так распорядилась судьба, что я оказался на переднем крае дружественных отношений между нашими народами, где результаты дружбы белорусов и россиян видны наиболее зримо. Может, было принято во внимание и то, что в последние годы тружусь в Посольстве Республики Беларусь в Москве, что много лет участвую в работе Федеральной национально-культурной автономии «Белорусы России»…
– Вы три раза побывали в космосе. Дважды удостоены звания Героя Советского Союза. Являетесь почетным гражданином многих городов в России, Беларуси, Казахстане… Возможно, когда-нибудь потомки присвоят вам еще один титул – скажем, «Почетный гражданин Вселенной»…
– Не думаю… Потомки будут чествовать героев своей эпохи – тех, кто посадит сады на Марсе, полетит на другие планеты. И такое время не за горами.
– Все восхищаются вашим красивым почерком. В наш век компьютеров это большая редкость. Кто привил вам любовь к аккуратному письму?
– Школа, учителя – кто же еще?..
– Как часто удается бывать в родных местах, на брестской земле?
– К сожалению, не так часто, как хочется. И все же в течение года стараюсь два-три раза побывать в Комаровке. Там получаю большую «подзарядку» для души – вдохновения хватает на месяцы…
– Приближается новый, 2009 год. Чего бы вы пожелали землякам?
– Прежде всего мира, согласия и счастья в каждой семье. Новых свершений в развитии экономики, науки и культуры. Успешного запуска белорусского космического аппарата. Еще более высоких урожаев. И чтобы в наступающем году на белорусской и российской земле рождалось больше детей. Ведь мы живем и трудимся ради будущего.
– И вам, Петр Ильич, газета «Союзное вече» желает счастливого Нового года, крепкого здоровья и благополучия во всем.

Беседовал Иван КОРЕНДО