Власть и общество

Не путать госслужбу с бизнесом

Не путать госслужбу с бизнесом
Не путать госслужбу с бизнесом

К номеру:   ()


01 Апреля 2009 года

Настройка образовательных процессов на реальные потребности науки, современной экономики и государственного управления – это задача, которая, без преувеличения, имеет стратегическое значение. От ее решения в немалой степени зависит создание предпосылок для обеспечения лидирующих позиций России в мире и перехода к новому типу экономики, а именно – к экономике, основанной на знаниях. Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова держит пальму первенства в этой работе и готов реальным делом ответить на самые актуальные запросы современности. Одним из таких ответов на современные вызовы стало создание в 2006 году нового факультета – Высшей школы государственного аудита МГУ. Этот факультет был учрежден для подготовки специалистов в сфере государственного аудита на основании соглашения между Российской академией наук, МГУ и Счетной палатой Российской Федерации, которая является высшим органом госаудита в нашей стране.
В чем же особенность данного факультета, на кого он рассчитан и что ждет студентов Высшей школы государственного аудита в ближайшем будущем и в перспективе? Об этом мы беседуем с научным руководителем Высшей школы государственного аудита МГУ – заслуженным юристом Российской Федерации, доктором юридических наук, профессором Сергеем Михайловичем ШАХРАЕМ.
– Сергей Михайлович, расскажите об истории создания факультета. И вообще, что такое «государственный аудит»?
– Начну, как говорится, с азов. Одной из сложных современных задач является повышение эффективности управления национальными ресурсами, важнейшими из которых являются государственные финансы, собственность, природные богатства, интеллектуальный капитал. Содействовать государству и обществу в решении этой задачи призваны институт государственного аудита и, разумеется, государственные аудиторы. Государственный аудит – это особая специальность, которая не сводится исключительно к проверке финансовой отчетности государственных структур. Его миссией и основной задачей является обеспечение от имени государства и общества независимого объективного публичного контроля деятельности органов власти по управлению вверенными им общественными ресурсами.
Государственный аудит существует практически во всех странах мира и в последнее время развивается особенно активно. Например, в Международную организацию высших органов аудита (ИНТОСАИ), созданную еще в 1953 году, на сегодняшний день входит почти 190 счетных палат мира. Однако в России институт государственного аудита возник относительно недавно – в 1995 году вместе с созданием Счетной палаты Российской Федерации, которая является высшим органом государственного аудита в нашей стране.
Для того чтобы идеи государственного аудита и соответствующий институт укоренились в российской действительности, оказались необходимы глубокие изменения в общественном мировоззрении. Граждане все больше осознают свое право требовать от чиновников отчета и высказывать свое мнение об эффективности и целесообразности их действий. И государственные аудиторы работают именно для того, чтобы общество могло реализовать это право. Если же мы считаем, что бюрократия принципиально неподотчетна обществу, то тем самым даем «добро» на существование закрытой и коррумпированной чиновничьей системы, которая не зависит от избирателей и расходует ресурсы не для достижения социально значимого результата, а для получения гарантированного куска «общественного пирога» – политической ренты.
Именно об этом говорил в своем прошлогоднем послании Федеральному Собранию Президент Российской Федерации В.В. Путин, когда отмечал, что российское «чиновничество еще в значительной степени представляет собой замкнутую и подчас просто надменную касту, понимающую государственную службу как разновидность бизнеса».
Для того чтобы институт государственного аудита развивался и креп, нужны высококлассные профессионалы, способные творчески развивать теорию, практику и, я не побоюсь такого слова, идеологию государственного аудита. Именно для подготовки таких специалистов была создана Высшая школа государственного аудита.
– Сразу практический вопрос: а где могут быть востребованы сегодня специалисты в сфере государственного аудита?
– Практически везде. Как в государственном, так и в частном секторе, начиная со Счетной палаты Российской Федерации, различных контрольных органов, действующих на федеральном, региональном и местном уровнях, и заканчивая российскими и международными аудиторскими компаниями.
Вот конкретный пример. Благодаря закону о местном самоуправлении было дополнительно создано 14 тысяч муниципальных образований, на финансирование которых уже второй год направляется примерно 40 процентов бюджетных средств, но количество органов муниципального контроля, которые, по идее, должны следить за законностью и эффективностью расходования этих средств, можно буквально пересчитать по пальцам. Очевидно, что востребованность специалистов в сфере госаудита на уровне муниципальных образований будет только расти. Десятки тысяч специалистов работают в системе Федерального казначейства и Росфиннадзора, то есть в сфере внутреннего финансового контроля.
– Почему факультет был создан только в 2006 году, если налицо такая большая востребованность кадров?
– Мы не можем себе позволить выпускать «образовательный брак». Сначала необходимо было подготовить базу – теоретическую, методологическую, организационную. В конце концов, нужно было найти или подготовить специалистов, не только детально разбирающихся в этом сложном предмете, но и профессионально владеющих современными образовательными методиками.
В итоге мы пришли к такому решению: преподавание теоретических дисциплин, постановка научных проблем будет полем деятельности профессорско-преподавательского состава МГУ и Академии наук, а практические дисциплины, включая финансовый контроль, методики и стандарты государственного аудита, – это зона ответственности сотрудников Счетной палаты. Поэтому около 30 процентов преподавательского корпуса Высшей школы государственного аудита будет состоять из ведущих специалистов Счетной палаты – аудиторов, инспекторов, директоров департаментов. Например, аудиторы М.И. Бесхмельницын и В.П. Горегляд очень заинтересовались нашим проектом. Кстати, в Счетной палате работают 28 докторов и 114 кандидатов наук.
Кроме того, основные труды по государственному аудиту также вышли из печати совсем недавно. Например, в 2006 и 2007 годах появились две фундаментальные монографии: «Конституционный аудит» и «Государственный аудит и экономика будущего», автором которых является С.В. Степашин. На их базе было подготовлено учебное пособие, а сейчас завершается перевод монографий на английский язык, поскольку наши зарубежные коллеги проявили большое внимание к этим книгам.
Для нас во всей этой работе есть свой практический интерес, поскольку активные контакты с зарубежными коллегами, сотрудничество в рамках Международной организации высших органов аудита (ИНТОСАИ) позволят нашим студентам проходить практику за рубежом, например в Счетной палате Австрии, поскольку в Вене находится штаб-квартира ИНТОСАИ, а в Венском университете в этом году также впервые в Европе начнется преподавание государственного аудита.
– Будут ли другие зарубежные партнеры у факультета?
– Кроме уже названной мною Австрии, это Великобритания, США и Канада. Проявил интерес к деятельности нашего факультета Китай. Мы провели переговоры и ряд встреч с китайскими коллегами. Там, правда, немного иная система государственного контроля, но что-то интересное, я надеюсь, у нас получится.
– Со студентами Высшей школы государственного аудита вы лично встречаетесь?
– Обязательно. Я планирую преподавать базовый предмет «Государственный аудит». Будут спецкурсы, дипломники и аспиранты. Каковы планы на перспективу? В настоящее время мы активно ведем переговоры с нашими зарубежными коллегами для того, чтобы диплом специалистов Высшей школы государственного аудита признавался в счетных палатах Европы и США. Я столкнулся с тем, что российских аудиторов и экспертов постоянно приглашают участвовать в проверках расходования средств различными европейскими структурами (комиссиями, комитетами и т.д.). Однако мы не всегда способны ответить на эти предложения в силу ряда недочетов в подготовке специалистов. Например, явно недостаточна языковая, профессиональная подготовка. И дело здесь не в общем знании иностранных языков. Необходимо глубокое владение понятийным аппаратом, принятым в международном аудиторском сообществе, знание многочисленных официальных документов, которые в подавляющем большинстве подготовлены и изданы на английском языке и т.д. Исходя из этих потребностей, мы выстраиваем в Высшей школе государственного аудита соответствующий комплекс. Мы намерены приложить все усилия, чтобы Школа сразу стала интегрирована в европейские и мировые образовательные и аудиторские структуры.
– В последнее время в МГУ открылось немало корпоративных университетов. Не происходит ли, на ваш взгляд, девальвации диплома?
– У меня было такое опасение. Но когда я вплотную включился в процесс создания Высшей школы государственного аудита и стал довольно часто встречаться с Виктором Антоновичем Садовничим, я понял, что у него эта схема глубоко продумана. Ректор так объяснил: юридический и экономический факультеты – это широкое университетское образование, а Высшая школа государственного аудита – это глубоко специализированное образование, прицельно ориентированное на подготовку молодых профессионалов в той области, которая в настоящее время имеет большой спрос. Ректор, как я его понимаю, – активный сторонник экспериментов, в хорошем смысле этого слова. Поэтому он всегда смотрит, сколько в учебном плане спецкурсов. Ведь спецкурс – это предметное, новое, самое свежее знание. Комбинация теоретической и специализированной подготовки на практике и породила создание новых факультетов, включая Высшую школу госаудита.
Новых факультетов не так много, можно по пальцам пересчитать. Это немного для такой страны, для такого университета.

Беседовала
Наталья РУБЦОВА