Власть и общество

Ненависть и вера

Ненависть и вера
Ненависть и вера

К номеру:   ()


01 Мая 2009 года

Они помогали нашим бойцам бить врага

Герой Советского Союза, полковник в отставке минчанин Иван Кустов в годы войны командовал стрелковой ротой 5-й ударной армии 1-го Белорусского фронта. С боями прошел от Ростова до Польши. Так что крылатые строчки из песни «…пол-Европы прошагали, пол-Земли…» он с полным правом может отнести на свой счет. А началась его военная биография в Свердловском пехотном училище. Через восемь месяцев ускоренной подготовки он, 19-летний паренек, получил на погоны звездочку младшего лейтенанта и вместе с другими выпускниками был направлен в действующую армию. Ночью эшелон со вчерашними курсантами попал под сильную бомбежку. Картина была страшной. Именно в тот момент, под жуткий вой пикирующих «юнкерсов», пулеметные очереди и разрывы бомб, Иван каждой клеточкой своего существа сполна ощутил, что такое война, страх, смерть. Многие его товарищи по училищу той ночью погибли. Ему же судьба уготовила долгий боевой путь: 600 дней и ночей на передовой, где на каждом шагу тебя подстерегает вражеская пуля или осколок.
Возмущение ветерана вызывают попытки сегодняшних горе-историков бросить тень на Победу, исказить многие факты: «Находятся люди, утверждающие, что в бой мы тогда шли чуть ли не под страхом расстрела или лагеря. Это – полная ерунда! – негодует Иван Ильич. – На фронте лично я никогда не слышал подобных угроз в чей-то адрес от старших по званию. Перед крупными боевыми операциями командир дивизии собирал нас, офицеров, и в спокойной обстановке разъяснял суть предстоящей задачи, советовал, когда надо быть осторожнее, а когда – стремительно атаковать».
Приняв в подчинение свой первый взвод, младший лейтенант Кустов немало удивился: почти весь личный состав подразделения годился ему в отцы. Солдаты отнеслись к молодому, еще неопытному командиру с пониманием, учили его воинской смекалке, делились опытом. В ответ на такую заботу он всегда интересовался настроением, самочувствием каждого солдата, его радостями и печалями. «Мне всегда удавалось воздействовать на бойцов словом, за всю свою офицерскую службу не наказал ни одного подчиненного», – рассказывает ветеран.
Зато его самого наказывали два раза. Первый – за то, что у одного из рядовых обнаружились вши. «Насекомых у солдата вывести, а лейтенанту за недосмотр пять суток ареста», – отчеканил командир полка. Правда, из-за отсутствия подходящего для «отсидки» помещения арест заменили штрафом – удержали 25 процентов из денежного довольствия. «Второе взыскание, – продолжает ветеран, – я получил уже от командира дивизии за то, что пошел в атаку даже впереди своих солдат, чем нарушил устав. Ведь согласно уставу командир должен находиться позади наступающей цепи, чтобы все видеть и управлять ситуацией».

В 1943 году после госпиталя Иван Кустов прибыл в штаб 5-й ударной армии и через несколько дней получил под начало… взвод штрафников. Так что и об этом аспекте военной действительности наш герой знает не понаслышке и в современных фильмах на эту тему находит немало ляпов. На самом деле штрафными частями командовали только кадровые офицеры, а боец-штрафник не мог вернуться в ту же часть после госпиталя, как это показано в одной из картин. Ранение или смерть в бою автоматически считались искуплением вины. А за подвиги и воинскую доблесть их отпускали досрочно в обычную часть. Перед подразделениями штрафников ставились наиболее опасные задачи: провести разведку боем, взять штурмом высоту, захватить «языка». «Однажды мой взвод захватил противотанковую батарею противника, укрывавшуюся в подсолнухах, – вспоминает Иван Ильич. – Мы наступали под прикрытием танков. Две машины немцы подбили, чем себя и обнаружили. Мы засекли их по вспышкам орудий, окружили и уничтожили…»
За тот бой Кустова наградили орденом Отечественной войны. А высшей награды – звания Героя Советского Союза – он был удостоен за подвиг при форсировании реки Пилицы, притока Вислы, в январе 1945 года. Батальон, в который входила рота уже капитана Кустова, прорвал оборону гитлеровцев и захватил плацдарм на западном берегу: «По рации мы сообщили своим, где находимся, и получили приказ – во что бы то ни стало продержаться до подхода основных сил. Бойцы дрались геройски. Отбили шесть атак противника. Во время седьмой я был ранен в руку. Кто знает, чем бы все закончилось, но тут подоспели «тридцатьчетверки» и дали немцам жару...»
Итоги этого сражения в наградном листе заняли всего несколько строк: «…За два дня боев ротой капитана Ивана Кустова было уничтожено 210 и захвачено в плен 25 гитлеровцев. Иван Кустов лично уничтожил 27 фашистов. Достоин присвоения звания Героя Советского Союза». Кроме него Звезду получили и двое его подчиненных: лейтенант Герасим Королев и старший сержант Геннадий Ворошилов.
За тем памятным боем последовали восемь месяцев больничной койки и строгий приговор врачей: не годен к строевой службе по состоянию здоровья. Возвратился домой, окончил партшколу, работал в райкоме партии. Но в душе мечтал о продолжении офицерской службы. И однажды решился – в октябре 1950 года записался на прием к командующему войсками Уральского округа маршалу Жукову: «Георгий Константинович очень тепло меня принял. Оказалось, он помнил о том боевом эпизоде, где отличилась моя стрелковая рота, и прекрасно знал нашего комдива. Во время разговора Жуков посоветовал мне написать заявление о восстановлении в рядах Вооруженных сил. «Служи, если есть желание», – напутствовал меня маршал и крепко пожал мою руку...»
В отставку наш герой ушел уже полковником.
В заключение Иван Ильич поздравил читателей «СВ» с праздником Великой Победы: «Особенную благодарность хочу выразить всем ветеранам войны и труженикам тыла. В те огненные годы они проявили поистине беспримерную стойкость, отвагу, вынесли на своих плечах неимоверные тяготы. И все-таки победили фашизм…»

Евгений КОНОНОВИЧ