Власть и общество

22 июня, ровно в четыре часа…

22 июня, ровно в четыре часа…
22 июня, ровно в четыре часа…

К номеру:   ()


01 Июня 2009 года

«Нам объявили – Киев бомбили, и началася война…» Эту, пожалуй, первую песню военного лихолетья, наверное, слышали все. Тема Великой Отечественной войны не может оставить равнодушным ни одного совестливого гражданина ни в России, ни в Беларуси. Потому что варвары двадцатого века шли нас частично истребить, а частично – превратить в послушных и безропотных рабов. И первой на пути фашистского зверья снова оказалась многострадальная Беларусь. На днях в Посольстве Беларуси в Москве состоялся «круглый стол» с участием известных военачальников, дипломатов, историков и журналистов наших братских стран.
Мы собрались для того, чтобы еще раз обсудить вклад наших народов в Великую Победу в Великой Отечественной войне накануне страшной и в то же время священной для всех наших людей даты – 22 июня. Нигде на территории бывшего Советского Союза нет, наверное, семьи, по которой та страшная война не прокатилась катком, где бы ни погиб отец, дед, прадед. В стареньких комодах до сих пор бережно хранятся пожелтевшие листочки похоронок, а на стенах городских квартир и избах лесных русских и белорусских деревушек – такие же пожелтевшие фотографии солдат в самодельных рамочках под треснувшим в углу стеклом, тех, кто «отсюда ушел, не долюбив, не докурив последней папиросы…».
Я сижу в зале и думаю об одном. Почему так случилось?.. Почему?.. Мы же знали о том, что этой войны не избежать. Почему впоследствии расстрелянного генерала армии Дмитрия Павлова, командовавшего войсками Белорусского военного округа, который вскоре превратится в Западный фронт, объявили паникером? А он ведь буквально умолял кремлевского горца разрешить вывести накануне лета сорок первого из Белостокского выступа 3-ю, 4-ю и 10-ю армии, основную боевую мощь Западного округа. Они там и сгинули, товарищ Сталин, пока вы собирались с силами выступить по радио перед советским народом только третьего июля, когда уже был оставлен Минск и панцергренадиры рвались к Смоленску. Почему вы не дали рассредоточить авиацию приграничных округов по полевым аэродромам, как вас просили об этом Кузнецов, павший в бою Кирпонос и расстрелянный вашими опричниками Павлов? В итоге потеря в первые два дня войны – 1200 самолетов, причем 800 из них даже не успели подняться в воздух. Почему враг захватил сотни складов с продовольствием, войсковым имуществом и боеприпасами возле самой границы? Почему была разоружена перед самой войной (!) оборонительная линия с мощнейшими фортификационными укреплениями на так называемой старой границе? Но самый главный просчет «Вождя народов» как Главковерха в том, что он не сумел определить направление главного удара будущего агрессора. Сталин и Тимошенко с Ворошиловым, снабженные сведениями и выводами тогдашнего начальника Главного разведывательного управления РККА генерала Голикова, решили, что направление главного удара – Киев. А немцы двинулись через Беларусь…
Не сказать, что для них этот вояж стал прогулкой к Французской Ривьере. Причем, мягко сказать. Белорусская земля горела под ногами устроителей «нового мирового порядка». И было отчего.
– Ужасающие цифры, – говорит бывший министр обороны СССР, фронтовик Дмитрий Тимофеевич Язов. – В Беларуси около 600 населенных пунктов было сожжено вместе с жителями. Многим из них не суждено было подняться уже никогда.
Поднимается чья-то рука из нашего журналистского корпуса. «Господа, я хочу задать вопрос…»
– Какие тут «господа», – усмехается генерал армии Махмут Ахметович Гареев, – я тоже фронтовик, шесть войн с «господами» провоевал. Я брал Оршу, Витебск, участвовал в операции «Багратион» и не могу не сказать самых теплых слов о белорусских партизанах, которые, встречая наступающие части Красной армии, делились с ними самым последним.
Сейчас на Западе выходят фильмы о Второй мировой войне. Суть их в том, что войну эту выиграли союзники, американцы и англичане, при поддержке недобитого в сороковом году французского воинства. В свою дудку дудят и немцы. В немецких документальных фильмах показывают седовласых ветеранов вермахта, рассказывающих о своем боевом прошлом на Восточном фронте. И рассказывают о своих болезнях и болячках на старости лет.
– Это Божья кара за осуществление репрессий, массовых казней и геноцид наших народов, – говорит Его Преосвятейшество, Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, – они говорят в своих фильмах, что на той войне защищали свою Родину. Где, под нашим Ржевом?!.
Участники встречи отдельно отметили участие белорусских партизан в освобождении родной земли. Этому подвигу скоро исполняется 65 лет. Партизан, как десант, принимали на броню рвавшиеся на Запад советские танки, партизаны вливались в ряды Красной армии, представляя собой полноценные, сбитые боевые части.
Первые партизанские отряды появились в Беларуси уже летом сорок первого. А уже в августе того же года появились и первые Герои Советского Союза – командиры отряда «Красный Октябрь» Т. Бумажков и Ф. Павловский, который оперировал в Полесской области. Всего же за время Великой Отечественной войны Золотые звезды Героев получили 87 партизан, а тысячи их были награждены орденами и медалями. И было за что…
Из рапорта генерала Вагнера начальнику штаба сухопутных войск Германии: «…доношу, что группа армий «Центр» не может быть обеспечена всем необходимым из-за разрушенных партизанами железнодорожных путей».
Начались полицейско-карательные операции. «Зимнее волшебство», «Болотный треугольник», «Марта», «Волшебная флейта» – они любили красивые названия… Однако раз за разом все эти «флейты» и «волшебства» заканчивались пшиком, если, конечно, не считать спаленных в бессильной злобе десятков белорусских деревень. Бойцы же снова уходили в непролазные леса, чтобы порадовать оккупантов своим «оркестром», – чего стоит хотя бы проведенная в рамках «Рельсовой войны» осенью сорок третьего партизанская операция «Концерт», когда под откос полетели десятки гитлеровских эшелонов!.. На восстановление взорванных железнодорожных магистралей немцам приходилось тратить иной раз до месяца, причем в условиях, когда с любой лесной опушки тоже, как понимаете, пряником не угостят.
Честно скажу, не люблю лишней патетики, но здесь, кажется, ее и нет.
Просто операция «Багратион», годовщину которой мы отмечаем этим летом, – действительно подвиг наших отцов и дедов, которые сделали невозможное с точки зрения «цивилизованных» арийских господ: по болотным гатям, проложенным героическими советскими саперами, прошли наши танки, пехота, пушкари протащили на руках свои орудия. Врезали им тогда так, что мало не показалось! И 3 июля Минск встречал своих освободителей. Встречал со слезами на глазах. У кого эти слезы еще не были выплаканы – ведь почти весь город лежал в руинах.
– В операции по освобождению Беларуси действовало четыре фронта, – говорит заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил РФ генерал-полковник Анатолий Наговицын, – и в первую очередь надо сказать спасибо сибирякам и уральцам, которые не только дали на фронт своих замечательных парней, но и замечательную технику, легендарные «тридцатьчетверки», которые метлой выметали фашистов из Беларуси, зажимая их в стальные клещи «котлов» под Витебском, Минском, Бобруйском…
Конечно же, нельзя не вспомнить и о наших полководцах, в первую очередь о Черняховском, самом молодом нашем командующем фронтом, который, к несчастью, не дожил до Победы. Мы действительно научились воевать к тому году: в 700-километровой полосе за 68 суток советские войска отшвырнули гитлеровцев на 650 километров. 17 дивизий врага были просто уничтожены, а еще 50 потеряли более 50 процентов личного состава.
Возносимая сейчас на Западе до небес операция «Оверлорд» по высадке союзных войск в Нормандии произошла только благодаря нашей операции «Багратион» по освобождению Беларуси. Есть факты, которые трудно оспорить, – факты – штука упрямая. Более 70 процентов немецких войск, причем лучших, находилось на Восточном фронте.
И при этом сегодня более половины американских школьников полагают, что во Вторую мировую войну Советский Союз был союзником Германии.
За окном – ночь. А в доме напротив мелькают огоньки. Это люди на своих подоконниках зажгли свечи. И по речке Яузе плывут плотики со свечами. Потому что – это наша память. То страшное воскресное утро болит, наверное, в каждом из нас.
А над речкой, над грустными огоньками звучит гитарный перебор. «Я хочу, чтоб всегда было двадцать первое июня, чтобы завтрашний день никогда не начался…»

Александр ЧУДАКОВ