Власть и общество

Где отдохнуть соотечественнику?

Где отдохнуть соотечественнику?
Где отдохнуть соотечественнику?

К номеру:   ()


01 Июля 2009 года

Чтобы это было и душевно, и недорого

ОТ РЕДАКЦИИ. Журналисты – они ведь тоже, как все нормальные люди, летом мечтают отправиться в отпуск. Но кризис корректирует и наши планы. Всей семьей отправиться в Анталию или Египет нынешним летом почти нереально. Но если в семье хотя бы двое работают, подумать о доступном путешествии все же хочется. Редакция нашей газеты задала всем сотрудникам нечто вроде задания на лето – рассказать читателям о тех местах отдыха, которые даже в условиях кризиса остаются доступны соотечественникам. Но они должны соответствовать трем главным условиям: это место должно быть привлекательно для СЕМЕЙНОГО ОТДЫХА, отдохнуть там можно ДУШЕВНО (нашему человеку недостаточно пустого томления под солнцем – он жаждет и впечатлений для души), и, наконец, все это должно быть НЕДОРОГО. Поделиться своим опытом о таком отдыхе могут и наши читатели. А сегодня о своей поездке в Крым рассказывает наш корреспондент Наталья Долгушина. Похоже, ей удалось найти нечто интересное…

22 часа в поезде или час пятьдесят на самолете – и тебя встречает Керкинитида, основанная древними греками 2500 лет назад. Богатый город не раз разоряли, но он упорно возрождался, пока в эти края не вторглись готы, за ними не налетели с востока свирепые гунны, все сметая на своем пути. Затем на полуострове появились татары, на месте Керкинитиды построили город-крепость и основали гарнизон. Новый город стал называться Гёзлёв, или «сто глаз». Россия, стремясь выйти к морю, не единожды воевала с Турцией, и Гёзлёв дважды – в 1736 и 1771 годах – был захвачен русскими войсками. Одно время там нес пограничную службу Козловский пехотный полк под командованием генерала-поручика П.И. Багратиона. Проводил войсковые учения легендарный полководец Александр Суворов. После присоединения Крыма к России город Козлов, так переиначили турецкое название наши соотечественники, по существовавшей тогда традиции назвали греческим именем Евпатория – в честь боспорского царя Митридата VI Евпатора.
От древнего города до пансионата «Мечта поэта», в который мы ехали, минут сорок езды на машине. Она быстро неслась по свободной дороге, а справа и слева лежала выжженная степь, изредка перемежаясь виноградниками и возделываемыми полями. Земля, как и мы, изнывала от жары, прося у неба хоть каплю дождя.


Наконец мы подъехали к месту назначения и были приятно удивлены: за железными воротами нас ожидал настоящий оазис: сочная, зеленая трава, розы, красавица-белладонна, высаженная вдоль дорожек, и небольшой фонтан посреди уютного дворика.
Удивило, что все строения в нем были разными. Рядом с двухэтажным дворцом (иначе этот дом и не назовешь), построенным в мавританском стиле, соседствовали уютные домики, прямые формы которых украшали незатейливые навесы над дверью, а с другой стороны, за хозяйским домом, виднелись строения, выполненные совсем в другом стиле. Двор засажен кипарисами, вишней, черешней и миндалем. А за просторной верандой виднелся фруктовый сад. Как нам объяснили, абрикосы и персики, что там вызревают, можно рвать и есть.
В пансионате нас ждали, на веранде, оказавшейся столовой, накрывали столы, надо было быстренько принять душ и садиться за стол.
Пансионат «Мечта поэта», как было заявлено в рекламе, действительно оказался семейным. Но не потому, что его построили отец и сын, а из-за царящего здесь уюта и доброжелательности. К концу обеда мы уже чувствовали себя как дома, а за ужином – завсегдатаями этих мест.
Кстати, о питании. Сразу подкупило, что нам подавали свежеприготовленные блюда, с пылу с жару, не разогретые в микроволновке, а только что снятые с плиты. Единственные возгласы в адрес повара Марины, кроме благодарственных, были мольбы класть на тарелку поменьше: ведь все давали себе клятву в отпуске сбросить лишние килограммы. Но хозяева считают, что худеть надо, крутя педали тренажера, играя в мяч, теннис, занимаясь подводной охотой: в пансионате можно взять ласты и маску, а крабы будто дожидаются, когда за ними кто-нибудь придет. Или банально плавая в море. А оно здесь удивительное. Настолько чистое, что, как говорили хорошие пловцы, видно все, что происходит на глубине 10 метров.
К морю отдыхающих возят и забирают после купания три раза в день. Можно и пешком дойти, но горожане, как правило, народ избалованный: пока поймут, что пешие прогулки на чистом воздухе ой как полезны, отпуск и закончится.
Строгого распорядка нет. Но правила все же есть: не шуметь, не докучать друг другу, не напиваться до положения риз, не скандалить. Об этом никого не предупреждают. Это становится ясно, как только оказываешься в тиши уютного дворика. Впрочем, иногда не совпадали интересы отдыхающих: кто-то хотел на завтрак овсянку на воде, а кому-то этого было мало. Пришлось прийти к консенсусу: от овсянки отказались. И потекла размеренная жизнь.
Единственное, что вызывало небольшой внутренний протест, – название пансионата: оно казалось несколько претенциозным. Решила удовлетворить свое любопытство и попросила радушного хозяина Александра Фатеева, телевизионного журналиста и политолога, рассказать, как все начиналось.


А все началось с того, что задумал он купить на берегу моря гектар земли и построить на нем дом для своих родителей. Его отец Сергей Семенович 20 лет проработал в шахте, затем из Кемерова перебрался с семьей в Крым, чтобы дышать целебным морским воздухом: в шахте, как известно, не надышишься. Но сидеть без дела не стал, а занялся строительством. И построил множество квартир для крымчан, детские сады, школы, Николаевскую атомную станцию и много чего еще. И когда сын обратился к нему за помощью, не отказал, а взял проектирование и строительство в свои руки. Все, что стоит во дворике, или, как нынче стало модно говорить, в патио, построено под руководством старшего Фатеева, правда, с учетом пожеланий автора идеи.
Ему хотелось, чтобы дух внутреннего дворика в Крыму напоминал атмосферу забытых московских дворов, жизнь которых была спрятана за стенами уютных домиков, где жители чувствовали себя уютно и под защитой: чужие там не ходили. И детям было хорошо, и родителям: всегда можно крикнуть Ваньку или Светку на обед или ужин, попросить соседку присмотреть за ними, если самой надо ненадолго отлучиться куда-нибудь. Это ощущение единой, большой семьи Александр Сергеевич и хотел возродить на своем гектаре голой земли. Получилось. Расстроились так, что места хватило не только им самим, но и Сашиным друзьям – московским писателям и поэтам, журналистам, телевизионщикам и их друзьям. Так и возник пансионат.
Почему все домики разные? Надоела серость и прямолинейность хрущевок. Прямые серые линии формируют такие же мысли. Эклектика глазу приятнее. Двухэтажный дом, построенный в мавританском стиле, в чем уверены все друзья и знакомые, был спроектирован и построен отцом, и ведать не ведавшим, что строит «по-мавритански». На его крыше удобно разместить мини-обсерваторию: до звездного крымского неба рукой подать. А чтобы наблюдать за звездами было интереснее, нужно будет купить карту звездного неба, разыскать классику, в которой упоминаются здешние созвездия, и совместить полезное с изучением классической литературы. Но это – через год.


Есть у Александра Фатеева еще несколько задумок. Одна из них – сделать «Мечту поэта» международным пансионатом. Начало положено. В прошлом году, например, у него отдыхали этнические немцы со своими преподавателями. Чтобы разместить около 80 человек, Александру пришлось арендовать школу в поселке Громово, где располагается его пансионат. Этот визит оказался полезным всем: Фатеев поверил в свои силы, местный бюджет получил дополнительные доходы, а ребятня потанцевала и посмотрела концерт, который перед отъездом дали гости – студенты, выигравшие тендер немецкого правительства.
Из газеты «Союзное вече» он узнал, что Беларусь и Россия создают не только единое государство, но и единое туристическое пространство. Это его, представителя малого бизнеса, занимающегося семейным туризмом, не могло не заинтересовать. Ведь туризм может не только сплотить россиян и белорусов, но и сблизить их с Украиной. Александр мечтает, чтобы путеводители по городам и окрестностям Крыма учитывались и российскими, и белорусскими составителями совместных союзных маршрутов.
Практика показала, что сотни километров, которые отделяют столицы трех славянских государств друг от друга, для их народов не расстояние. В Черноморском, например, мы встретили белорусских торговцев мясом, которые, заправившись в Беларуси (там бензин дешевле), доехали до Крымского побережья всего за 17 часов. Им здесь нравится. Как и тысячам россиян, расположившихся в машинах, палатках, под навесами, а то и в пещерах с видом на морскую гладь вдоль крымского побережья Черного моря. Им здесь тоже нравится. А белорусам и украинцам придется по душе на российском Кавказе, Байкале, Алтае, в Карелии. Россиянам и украинцам – в белорусских деревеньках с парным молоком и рассыпчатой картошкой, Беловежской Пуще, знаменитых болотах и на «Партизанской поляне», где не только расскажут и покажут, как воевали в Великую Отечественную войну всем Советским Союзом, но и нальют в алюминиевую кружку «наркомовских 100 граммов».
– Я хочу заказать три флага, – раскрывает Александр Фатеев свои ближайшие планы, – российский, белорусский и флаг Крыма – не предательский Мазепы, а именно Автономии Крым, водружу их на крыше самого высокого строения на участке. Вместе решим, поднимать их каждое утро или один раз, и пусть людей радуют.
Вместе – имеется в виду друзья и постояльцы, последние, впрочем, тоже стали друзьями. А как иначе относиться к людям, которые семьями приезжают сюда отдыхать пятый год подряд?
Хотите верьте, хотите нет, но первыми пять лет назад сюда приехали белорусы – целая семья. Тогда здесь полным ходом шла стройка, но их это не смутило. Более того, возвращались они отсюда не с пустыми руками: везли в свою Беларусь русско-крымского котенка. С тех пор это стало традицией: каждый год увозят домой дочку или сына Настасьи – элегантной кошечки с аристократической головкой. Царская поступь, впрочем, не мешает ей ловить мышей и лично выкармливать свое и своей престарелой подруги потомство – аж восьмерых!


За белорусами потянулись друзья. Благо и повод появился: вышел сборник стихов Александра Фатеева. Он пригласил к себе профессуру и однокашников по Литинституту, телевизионщиков, журналюг из столичных изданий. За рюмкой чая и прозвучало: а как называется это благодатное место? Рабочий вариант никого не устроил, посыпались предложения. И вдруг кто-то вспомнил нетленные строки Ильфа и Петрова: знойная женщина – мечта поэта, нет, знойный пансионат – мечта поэта – с намеком на жаркое крымское лето и возможность приехать к другу и хорошо отдохнуть. Так пансионат обрел название – в память о гениальном творении всех времен и народов – «Двенадцати стульях».
Дальше – больше. У хозяев появился повод перечитать Ильфа и Петрова. Из одной из сносок в «Золотом теленке» Фатеев узнал, что роману скоро 80 лет и что самое удивительное – «ударить автопробегом по бездорожью и разгильдяйству» Остап Бендер решил из местечка Черноморский, который до сих пор жив и находится в 16 километрах от «Мечты поэта». Тут фантазия Александра разыгралась не на шутку. А почему бы, подумал он, не повторить славный путь «Антилопы Гну», ведь «дать ей ремонту» Адам Козлевич был вынужден чуть ли не у ворот его пансионата. Нужно будет достучаться до любителей прогулок на ретроавтомобилях, договориться с Сергеем Юрским – лучшим Остапом Бендером, и Леонидом Куравлевым – Шурой Балагановым, на Украине и в Беларуси найти подходящих Паниковского и Адама Козлевича.
Пробег ретроавтомобилей, по задумке Фатеева, должен начаться одновременно: в Москве, на Васильевском спуске, Киеве и Минске, а закончиться фестивалем в честь 80-летия романа в «Мечте поэта». В селе Окуневка, что около 10 километров от Громова, Александр Фатеев приобрел еще один участок на крутом морском берегу. Здесь он и планирует соорудить летний театр – сцену и зрительный зал – с видом на открытое море.
Времени остается мало: юбилей романа – в 2010 году. Поэтому Александр Сергеевич надеется, что его идея заинтересует депутатов Парламентского Собрания Союза Беларуси и России, членов Постоянного Комитета, крымских руководителей всех уровней, губернаторов территорий, по которым пойдет кавалькада старинных авто. Ему одному такую махину, конечно, не потянуть, нужны инвесторы. А идея – собрать вместе почитателей Ильфа и Петрова из Беларуси, России и Украины в Автономии Крым – отличная. Но это – в ближайшем будущем.


А сегодня Александр разрабатывает для своих друзей интересные маршруты – по историческим и святым местам: в Крыму хватает памятных мест и для любителей истории, и для верующих. И для тех, кто любит экзотику, археологию и дельфинов. Все объекты доступны, на посещение каждого уходит день. В дорогу выдается сухой паек. При желании можно устроить пикник на живописных камнях, взять купальники, поплавать и позагорать.
В один день, например, можно понаблюдать за общением дельфинов с детьми. И те и другие испытывают от этого громадное удовольствие. А можно и самому, держась за плавник, сделать несколько кругов по бассейну. Пройти дельфинотерапию, посидеть на берегу с чашкой кофе.
На следующий день поехать на мыс Тарханкут, к белым скалам Атлеша, где снимали фильмы «Тамань», «Пираты ХХ века», «Люди и дельфины», и дальше – к Чаше любви, о которой знают далеко за пределами Крыма. Это живописнейшая естественная выработка в скальных породах, за сотни лет образованная стараниями воды и ветра. Глубина моря здесь достигает 6 метров. Подводный туннель, соединяющий Чашу с морем, и был путем, по которому Ихтиандр попадал в дом своего отца: фильм «Человек-амфибия» снимали именно здесь.
Сегодня это место притягивает людей со всех концов бывшего Советского Союза тем, что, по поверью, может на всю жизнь соединить любящие сердца.
Мне повезло стать свидетельницей того, как прекрасная молодая женщина, не сумев убедить избранника в своей любви на земле, без колебаний бросилась за ним в воду, даже не сняв с себя платья. Когда он ее поймал, у обоих были счастливые лица. Из воды они выходили, взявшись за руки. Хочется верить, что все у них будет хорошо.
О скалах Атлеша хочется говорить много и долго. Но лучше приехать и все увидеть своими глазами: красота неописуемая.
В Черноморском можно договориться о конных прогулках, посетить историко-краеведческий музей, Воронцовский парк или церковь Святых и праведных Захария и Елисаветы. На берегу Ярылгачской бухты поразмышлять над остатками древнейшего поселения эллинов Панское, разрушенного скифами.


– Сегодня поселок Громово, – рассказывает Александр, – выживает только за счет «Мечты поэта» и подобного ей пансионата. Занятие для селян есть только у нас. Благодаря этому здесь работает школа, магазины, почта, телеграф. Денег, заработанных у нас, местным жителям хватает до следующего сезона. Корни безработицы в Крыму – в уничтожении виноградников. Голая степь, продуваемая всеми ветрами, – бывшие знаменитые крымские виноградники. Сегодня она практически не возделывается. Натуральным хозяйством могут заниматься те, у кого были деньги на скважину: государство снабжает поселки водой два раза в неделю. На полив сада и огорода, скотину, личное пользование этого количества воды не хватает.
И сегодня безработица значительной части трудоспособного населения характерна не только для Крыма, но и Украины в целом, Беларуси и России. Недаром в Союзном государстве основной упор делают на развитие социального туризма, одной из форм которого является семейный и агротуризм. До него мне пока далеко, а вот разместить и накормить участников фестиваля из трех славянских государств, посвященного 80-летию «Золотого теленка», при поддержке заинтересованных лиц возможно. Надеюсь, публикация в газете «Союзное вече» поможет претворить в жизнь этот международный проект. Буду ждать предложений от заинтересованных лиц. Пока же все мои мысли о том, как сделать пребывание в «Мечте поэта» удобнее, интереснее и, если хотите, здоровее. У меня с водой проблем нет. Поэтому я могу себе позволить завести и розарий во дворе, и фруктовый сад, и бассейн поставить.


Мои друзья писатели (в прошлом году, например, здесь отдыхало семейство Юрия Полякова, главного редактора «Литературной газеты») как-то обратили мое внимание на то, что здесь тишина и покой, хорошо пишется и отдыхается. А вот знаменитый когда-то Коктебель потерял былую славу пристанища для творческих душ. Сегодня его заполонили любители шумных тусовок, забойных бас-ритмов и убогой попсы. Город-курорт уже не в состоянии вместить всех желающих и предоставить им уровень услуг, достойных его былого статуса. Сегодня туда устремляются не столько мастера пера, сколько любители шумных застолий и дискотек.
Вот и предложили друзья-писатели, не раз отдыхавшие в «Мечте поэта», сделать пансионат новым Коктебелем. Идея мне понравилась. И начало уже положено. Сюда действительно приезжают в основном писатели, поэты, журналисты – люди творческие, спокойные, желающие отдохнуть подальше от больших загазованных мегаполисов. Моя задача – создать им комфортные условия для отдыха и, если пожелают, работы. Со временем создам литературный музей произведений классиков и современных писателей Беларуси, России и Украины. Его первыми экспонатами станут книги, подаренные мне моими друзьями.
Жду откликов в Москве: 89265288887, 89030108776, 89267622299.
Сайт: WWW.dompansionat.ru

Наталья ДОЛГУШИНА