Власть и общество

Блеск и нищета ИТ-технологий

Блеск и нищета ИТ-технологий
Блеск и нищета ИТ-технологий

К номеру:   ()


01 Сентября 2009 года

Как совершить прорыв на мировом информационном рынке?

Это вовсе не шпионская история – любители детективных сюжетов могут отложить газету. Разговор сугубо деловой, прагматический. Но от этого проблема не перестает быть менее острой. Выступая в декабре прошлого года на первом российском молодежном инновационном конвенте, Дмитрий Медведев констатировал, что «в России пока не созданы условия, которые стимулировали бы бизнес инвестировать в инновационную сферу». Российский президент заявил, что одной из главных задач власти и бизнеса является создание инновационной системы, при том что «инновации не возникают на основе указов президента – это должна быть большая государственно-частная программа». Что ж, мы привыкли к парадоксам нашего общественного бытия: инициативы «внизу» у нас зачастую рождаются после обращений, а то и вовсе приказов «сверху».
Первая, впрочем, уже родилась – «посередине», в российском Институте современного развития, который в обиходе еще называется «президентским». Там презентовали «Концепцию разработки стратегии обеспечения технологической независимости РФ в сфере информационных технологий», подготовленную научным руководителем АНО «Информэкспертиза» Владимиром Рубановым. Название, прямо скажем, неожиданное, потому что сразу возникает вопрос: если сегодня стратегия технологической независимости РФ в сфере информационных технологий только разрабатывается, то как же мы тогда живем? Выходит, это, безусловно, очень важное в обеспечении безопасности государства звено – совсем слабое?

Известный специалист в области мировых и отечественных инноваций Владимир Рубанов признает это без обиняков. Сегодня Россия – во многом технологически зависимое государство. В чем это проявляется?
Прежде всего в том, что применяемое для государственных нужд ПО (программное оборудование) является преимущественно покупным зарубежным продуктом. И здесь возникает целый ряд серьезных проблем. Во-первых, существует опасность наличия в этом ПО так называемых «недекларированных возможностей» (тут все же без «шпионского намека» не обойтись). Во-вторых, собственный потенциал информационно-технологического развития задействуется в основном для решения проблем локализации, системной интеграции и сервисной поддержки зарубежных технологий, что не позволяет собственной информационно-технологической отрасли России стать конкурентоспособной на мировом рынке информационных технологий. Из-за отсутствия внутреннего спроса на новые оригинальные разработки высокого научного уровня наиболее подготовленные российские разработчики трудятся на мировых производителей ПО, усиливая тем самым их научно-технический и интеллектуальный потенциал. Очевидно, что такая ситуация не может быть признана нормальной, так как, помимо прочего, страна лишается перспективы развития на одном из приоритетных направлений технологического прогресса. И это при том, что сегодня объем мирового рынка ПО существенно превышает объем рынка нефтяного и имеет тенденцию к быстрому расширению. Так что сфера ПО – это и существенный геоэкономический фактор.

Понятно, что вместе с тем технологическая независимость должна сочетаться и с сотрудничеством с ведущими мировыми державами, ибо от глобального мира никуда не деться. Где нужно открыто трудиться вместе, а где тайно конкурировать?
– Если брать сферу государственного управления как потребителя информационных технологий, – объясняет Владимир Рубанов, – то самый высокий уровень составляют интеллектуальные технологии, связанные с разработкой стратегий и методов управления, алгоритмизацией процессов управления и постановкой задач программистам. Именно этот уровень технологически развитые государства стараются разрабатывать собственными силами. А вот дальше начинается конкуренция ИТ-решений, продуктов и услуг.
В рыночной конкуренции принципиальное значение имеет фактор приоритетности разработки и ее востребованности потребителем. Смог, к примеру, Microsoft первым решить задачу создания универсальной операционной системы для персональных компьютеров – он и завоевал мировой рынок. А с помощью развитой глобальной системы продвижения, поддержки и усовершенствования ПО он удерживает завоеванные позиции. Приведенный пример успеха является результатом реализации грамотной корпоративной стратегии.
Государства обычно стараются не вмешиваться в процессы рыночной конкуренции, отбирая для собственных нужд необходимые решения не по принципу страны-производителя, а по критерию их совершенства. Так, сегодня многие государственные органы США применяют для решения прикладных задач управления программные комплексы немецкой компании SAP. И это при наличии собственной мощной ИТ-индустрии. Успехи Финляндии в сфере ИТ и выход на лидирующие позиции компании Nokia во многом стали следствием открытой политики, обеспечившей отбор наилучших решений мирового рынка для создания собственных продуктов. Государственные органы технологически развитых стран принимают меры регулирования на рынке ИТ, но они направляются преимущественно на преодоление монополизма и пресечение случаев злоупотребления мировыми лидерами своим положением.
А вот теперь о главном. Серьезнейшим фактором успеха сегодня становится не только и не столько уровень технологий программирования, сколько профессиональный уровень в сфере создания сервисно-ориентированных систем. И нам никто не мешает стать мировым лидером в таких областях, например, как ядерная физика и ракетостроение. Прорывы в ИТ сегодня делаются не программистами, а творческими коллективами по сферам применения.
Увы, даже при обсуждении стратегических вопросов мы чрезвычайно увлекаемся техническими деталями процессов производства ПО, а не сутью того, для чего это делается и на какие сегменты глобального рынка направляются усилия. Вот, к примеру, разработка платформы интеграции ERP-решений осуществлялась компанией SAP порядка 5 лет и стоила свыше 8 млрд евро. Можно повторить создание подобного продукта или сделать нечто подобное для решения универсальной управленческой задачи? Наверное, можно. Только нужно отдавать себе отчет в том, что это высокорискованная задача, для решения которой необходимы гигантские инвестиции, отлаженная индустрия программирования и уверенное позиционирование на глобальном рынке. Даже собрав вместе всех российских победителей олимпиад по программированию, вряд ли реалистично сегодня ставить перед собой задачи подобного рода.

И все же в чем главная беда отечественных ИТ-технологий? Почему отстаем?
– Так сложилось, – объясняет Владимир Рубанов, – что стратегии информатизации государственных органов до сих пор готовятся зарубежными консультантами и проектантами. Российские компании включаются в эту схему в лучшем случае с уровня системной интеграции. Отечественные системные интеграторы нередко выступают в качестве дистрибьютерского звена в глобальных сетях зарубежных производителей информационных технологий. Поэтому применение ИТ для государственных нужд нередко строится не на уяснении своих проблем и постановке собственных задач, а как процесс распространения на территории России заимствованной за рубежом культуры и технологий управления.
Если у государственного органа нет четкой стратегии, то никакие компьютерные программы не помогут повысить качество управления. А вот скомпрометировать идею информационно-технологического развития страны могут! Если измерять не те показатели и закладывать в ЭВМ недостоверные исходные данные, то на выходе информационной системы мы получим либо бесполезную, либо ложную информацию. Не может быть «блеска» информационных технологий при «нищете» технологий управления. Решение наших проблем необходимо начинать не с программистов, а с управленцев и алгоритмистов.

Реализация Федеральной целевой программы «Электронная Россия» создала инфраструктурные предпосылки постановки и реализации задач ИТ-обеспечения государственного управления. Сегодня, уверен Владимир Рубанов, необходимо создавать государственные информационные системы. При выборе приоритетов целесообразно отталкиваться от незыблемых функций государства: учить, лечить и защищать.
Создание в приоритетном порядке информационных систем в сферах здравоохранения и медицины, образования и науки, обороны и военно-промышленного комплекса должно определить общую стратегию по ИТ-обеспечению государственного управления. Это потребует создания центров компетенции по данным направлениям и конкретных шагов, направленных на решение двуединой задачи: формирования соответствующих ИТ-сервисов и алгоритмизации процессов управления с постановкой технических задач на создание прикладного программного обеспечения. Обеспечение единства управления и совместимости отраслевых подходов требует решения проблем стандартизации, выбора и реализации долговременной технической политики. Это общесистемная задача Минкомсвязи. Прикладное ПО, обеспечивающее решение содержательных задач государственного управления, должно быть отечественным. Но тогда нужно сформулировать государственный заказ на создание специального ПО, а не ограничиваться государственными заказами на поставку имеющихся решений. Вряд ли какая-то российская компания сможет сегодня разработать на свой страх и риск что-то масштабное, если не будет госзаказа на разработку ПО.
Очевидно, что создание, внедрение и поддержка государственных информационных систем – вещь дорогостоящая. Насколько реалистично ее внедрение сегодня, в период кризиса?
Реализацию стратегии технологической независимости необходимо решать вне зависимости от того, какой период мы переживаем – благоприятный или сверхсложный. Более того, именно в кризисный период проблемы стратегического выбора в сфере ИТ приобрели особую актуальность.
На сегодняшний день крупных российских компаний, способных взять на себя стратегические риски, пока не сформировалось. Это ставит в повестку дня создание государственной корпорации, которая смогла бы «поднять» такой проект, обеспечить его поддержку и развитие на длительную перспективу, выступить генеральным подрядчиком для ИТ-компаний. Со временем эта компания может быть приватизирована, возможна тут и форма частно-государственного партнерства.

Александр ГУБАНОВ