Власть и общество

Инфекции под контролем

Инфекции под контролем
Инфекции под контролем

К номеру:   ()


01 Января 2010 года

Раньше государство финансировало только 54 тысячи высокотехнологичных или дорогостоящих операций в год. Сегодня перед российскими медиками стоит задача выйти на 250 тысяч

Национальный проект «Здоровье» должен был обеспечить контроль за основными инфекциями, профилактику некоторых наследственных патологий, увеличение количества проводимых в год высокотехнологичных или дорогостоящих операций, финансируемых государством, переоснащение муниципальных учреждений здравоохранения и скорой помощи медицинским оборудованием и автотранспортом и привлечь врачей в первичное звено. О том, как он реализуется, «СВ» рассказал заместитель председателя Комитета Государственной Думы по охране здоровья, доктор медицинских наук, профессор, член Президиума РАМН Сергей КОЛЕСНИКОВ. – За время работы над проектом в России действительно взяты под контроль ВИЧ-инфекции, гепатит Б, СПИД и грипп, расширен календарь прививок, увеличилось количество привитых людей, в том числе из групп повышенного риска. Например, только от гриппа в год за счет государства прививаются 18-20 миллионов россиян, еще 8 миллионов – за свой счет. Этим, кстати, мы минимизировали и угрозу пандемии свиного гриппа.
Если говорить о наследственных патологиях, то сегодня все новорожденные проходят генетические исследования на пять основных заболеваний.
Улучшилось положение и с дорогостоящими операциями. Если раньше государство финансировало только 54 тысячи высокотехнологичных или дорогостоящих операций в год, то сейчас перед российскими медиками стоит задача выйти на 250 тысяч. Так что здесь прогресс тоже очевиден, и отрицать его может только слепой. Как и результаты переоснащения муниципальных учреждений здравоохранения и скорой помощи медицинским оборудованием и автотранспортом.
На это ушли первые два года. Сегодня можно говорить о том, что муниципальные медицинские учреждения на 30 процентов обновили современное медицинское оборудование. Санитарный автотранспорт обновлен на 50 процентов, а где-то и на 100.
Важным компонентом проекта было привлечение врачей в первичное звено. С этой целью было организовано их переобучение, повышение квалификации участковых врачей. Увеличена зарплата как врачам скорой помощи, так и участковым и сестрам – в среднем в 2,5-3 раза. Если раньше участковый врач получал до 7 тысяч, то сейчас – за 20.
К сожалению, это породило серьезную проблему: специалисты – хирурги, невропатологи, аллергологи, отоларингологи – начали переходить в участковое звено. Очереди к оставшимся специалистам возросли многократно: специалистов учат 10-15 лет, а выучить участкового врача на врача общей практики – дополнительно к профильному высшему образованию – можно за год-два. Перекос, к сожалению, пока ликвидировать не удалось.
Но вернемся к проекту. Одним из его компонентов является дополнительное лекарственное обеспечение. Удовлетворенности процессом нет, но деньги выделяются очень большие, примерно четвертая часть рынка лекарств, на полноценное лечение основных нозологий, требующих очень дорогих лекарств, таких, как карликовость, гемофилия, миелолейкозы, рассеянный склероз, болезнь Гаше, гематологические заболевания, муковисцидоз, лечение после пересадки органов. На обеспечение необходимыми лекарственными средствами тех, кто имеет право на дополнительные гарантии государства: инвалидов, чернобыльцев, ветеранов и так далее. Другое дело, что по лекарственному обеспечению на душу населения до европейских стандартов мы пока не дотягиваем – лекарств используем примерно в три раза меньше.
Надо сказать, что с приходом Татьяны Голиковой политика правительства в сфере здравоохранения стала реальной. Например, существовала идея построить 26 перинатальных центров. С трудом, но удалось убедить правительство в том, что она бредовая. Не новые родильные дома надо строить, их достаточно, а переоснастить имеющиеся. Выйдет дешевле в 5 раз. Этим Минздрав в регионах сегодня и занимается.
Еще одна задача – оснащение необходимым оборудованием медицинских учреждений, расположенных вдоль федеральных трасс, – чтобы снизить смертность от аварий. Начали с юга России, затем последует Урал, в 2012 году – Сибирь и Дальний Восток.
Хорошо работает программа создания сосудистых центров. В каждом регионе создается один региональный и, как правило, 3-4 сосудистых центра первого уровня – для профилактики, диагностики и лечения сосудистых патологий головного мозга. Реализуется проект Единой России по оснащению и созданию центров для лечения сердечно-сосудистых заболеваний.
Работает федеральная целевая программа борьбы с социально значимыми заболеваниями – туберкулезом, сахарным диабетом, онкологией, психическими заболеваниями. Кроме того, Федерация постоянно закладывает деньги на трансферты – субсидии региональным бюджетам для выравнивания бюджетной дисфункции. Например, за счет федерального бюджета строится ряд медицинских объектов: часть по линии РАМН, часть – Минздравсоцразвития, часть дают региональные власти. Например, строительство онкологического центра в Иркутске примерно на 70 процентов профинансировано из федерального бюджета, а оснащение – на 90. Центр будет обслуживать не только Иркутскую, но и близлежащие области.
Суммируя, можно сказать, что на реализацию проекта «Здоровье», включая строительство и дополнительное лекарственное обеспечение, центр выделяет в год до 300 млрд рублей, или около 27 процентов консолидированного бюджета страны на здравоохранение. Пять лет назад доля федерального бюджета составляла примерно 12 процентов.
К сожалению, есть факторы, тормозящие выполнение НП «Здоровье». В первую очередь это плохое администрирование на местах и «избыточные» траты при закупках оборудования и особенно лекарств. В последнее время на этом очень сильно сказалось увеличение стоимости валюты (ведь большая часть лекарств и оборудования закупается за рубежом).
Правительство предлагает бороться с этим законом о госзакупках и рядом других мер – например, обязать регистрировать цены производителей. Но это полумера. Ведь в приросте стоимости лекарств увеличение цен производителем составляет всего 5 процентов. Основной прирост стоимости составили оптовый и розничный сегменты, хотя они ничего не производят.
Например, в странах ЕС, если цена возросла необоснованно, компанию штрафуют. Если ты увеличил прибыль более чем на 10 процентов, твое предприятие либо закрывают, либо так обложат налогами, что никакого желания взвинчивать цены не возникает. У нас этим заниматься не хотят и не контролируют: получай хоть 100, хоть 500 процентов чистой прибыли, если у тебя покупают. Здесь государство должно навести порядок. Но федеральное законодательство такого права федеральным властям не дает. Зато оно есть у региональных властей, которые им не очень-то пользуются, поскольку заинтересованы в большем поступлении налогов и, не будем скрывать, имеют личные интересы.