Власть и общество

Первый тайм мы уже проиграли…

Первый тайм мы уже проиграли…
Первый тайм мы уже проиграли…

К номеру:   ()


01 Марта 2010 года

Как справиться с проблемой алкоголизма

Проблема алкоголизма у нас назрела, как нарыв, уже давно. По мнению экспертов Всемирной организации здравоохранения, страна, потребляющая более 8 литров этилового спирта в год на душу населения, близка к вырождению. В прошлом году этот показатель в России перевалил за 18 литров в год при 2,1 миллиона только официально зарегистрированных алкоголиков. Правда, штатные оптимисты уверяют, что ничего страшного нет – во Франции, дескать, пьют больше. Но это слабое утешение... Почему люди все-таки пьют и чем обусловлен рост потребления алкоголя?
Человек – социальный организм, проживающий в обществе и вынужденный подчиняться его установлениям. При этом интересы человека и общества не всегда совпадают: индивидуум постоянно сталкивается с противоречием – его потребности в удовлетворении нужд и желаний, стремление к самовыражению и самореализации выходят за рамки не только личных способностей, но и законодательных, этических, экономических реалий данного общества (типа «имею потребность купить «Волгу» – не имею возможности»). В итоге конфликта «человек – общество» возникает стресс, способный привести даже к неврозу тревожно-депрессивного характера. Как с этим справиться?
Существуют два пути. Первый – изменить нормы общества и подчинить их себе – путь несколько затруднительный, это не удалось ни одному из известных в истории диктаторов. Второй способ, казалось бы, прост и легкодоступен – адаптировать себя под каноны общества, но он подразумевает перестройку структуры личности, процесс небезболезненный, зачастую требующий «адаптогена», в роли которого, как правило, выступает алкоголь.
Он вызывает эйфорию, подавляет «кратковременную память» (например, позволяет забыть недавнюю обиду и блокирует закрепление негативной информации в «долговременной памяти», которая через эмоциональную сферу формирует очаг невроза), вселяет уверенность в собственных силах и т.п. Этиловый спирт не является ксенобиотиком – даже в организме непьющих людей обнаруживается в небольших концентрациях так называемый «эндогенный этанол». Продукты биологического разложения спирта включаются в естественные процессы обмена веществ. Такие свойства делают его «социальным допингом» с противотревожным и антифобическим действием. Это – почти идеальное антистрессорное и противошоковое средство; почти идеальное – потому что хроническое употребление алкоголя рано или поздно приводит к развитию привыкания и пристрастия.
Становится понятным, что уровень стабильности и благосостояния в государстве и обществе будут во многом определять уровень потребления алкоголя (с поправкой на национальные традиции и религиозно-этические нормы). Эти показатели находятся в прямой пропорциональной зависимости: с обострением социальной напряженности и падением жизненных стандартов, провоцирующими и рост стрессорных воздействий, потребление спиртных напитков неминуемо возрастает. Это не только дурная привычка, алкоголизм – социальная болезнь, его частота – барометр неблагополучия социума (то же самое можно сказать и про туберкулез, но это другая история).
Самой радикальной технологией борьбы с этим социальным недугом является «лечение» самого общества путем реализации программ социально-экономического и духовно-нравственного характера, которые и станут подлинно «этиотропной терапией», конкретно на-
правленной на «возбудителя» заболевания. Все прочие меры – не более чем «симптоматическое» лечение внешних проявлений болезни: ограничительные и запретительные акции дадут лишь частичный и/или временный эффект. Существует лукавая полумера – попытка снизить заболеваемость алкоголизмом путем перевода потребления с крепких напитков на слабоалкогольные. Но и она неэффективна, более того – очень опасна, так как ведет к приросту числа алкоголиков из женского и детского контингентов.
Подведем итоги. Первый тайм матча Россия – Алкоголизм мы уже отыграли и, к сожалению, проиграли. Но точка невозвращения еще не пройдена, шансы пока остаются. Что делать во втором тайме?
Первоочередная задача – социальная профилактика алкоголизма – оздоровление общества путем реализации социально-экономических программ, направленных на повышение благосостояния и культурно-нравственное развитие. Когда человек получит не только стабильное «сегодня», но и сознание уверенности в завтрашнем дне (а это не только набитые до отказа полки магазинов, это доступность и гарантированность лечения, образования, жилья, работы по склонности, пенсионного обеспечения, защиты от преступности и т.д.) – тогда конфликтный фон будет снижаться, что неминуемо отразится на уровне потребления алкоголя.
Не менее важно оградить детей и подростков от ранних контактов со спиртными напитками мерами не только разъяснительными, но и запретительными. Спаивание их недопустимо, вплоть до введения уголовной ответственности виновных. Никакого пивка на детских площадках, никаких «детских шампанских» – детям не место в застольях.
Рекламирование алкоголя в любой форме должно быть категорически запрещено – в такой стране, как наша, в этом нет необходимости. Реклама спиртных напитков может быть размещена в соответствующих отделах магазинов, этого достаточно. Борьба за трезвое поведение невозможна без национализации алкогольной промышленности, хотя бы частичной. Предприятия, ранее принадлежавшие государству, должны быть возвращены ему. Правительство не может допустить бесконтрольного производства подобной продукции, хотя бы из соображений продовольственной безопасности; и в конце концов в СССР на доходы от продажи спиртного содержалась самая мощная армия в мире. А заводы, построенные частным или акционерным капиталом, пусть остаются у прежних владельцев, отсутствие конкуренции неминуемо отразится на качестве.
Профилактика пьянства и алкоголизма может и должна включать в себя ограничительные акты. Любое лекарство в больших дозах – яд, поэтому применение медикаментов строго регламентируется. Алкоголь опаснее, чем лекарства, – это психотропный допинг, его потребление нельзя пускать на самотек. Безусловно, необходимо усиление правовой ответственности за нарушения, допускаемые в состоянии алкогольного опьянения (пьянство не оправдывает, а усугубляет наказание). Сюда же относится запрет не только на публичное распитие, но и на появление в общественных местах со спиртными напитками без маскирующей упаковки, чтобы не подавать дурного примера подросткам и не провоцировать находящихся в ремиссии алкоголиков на рецидив. Введение запрета на продажу спиртного до 11 часов утра и реализация – по повышенным ценам – после 9-10 часов вечера и пр.
Естественно, невозможно будет обойтись без медицинских лечебных мер – прежде всего расширения сети бесплатных государственных наркодиспансеров (с определенной долей платных услуг со стороны сертифицированных частных лечебных учреждений). В них нужно предусмотреть создание кабинетов генетического и психологического обследования с целью выявления лиц, предрасположенных к алкоголизму, и проведения с ними соответствующей работы. Развитие алкоголизма предсказуемо!
Все эти меры, безусловно, необходимы. Однако при реализации программы профилактики и борьбы с пьянством и алкоголизмом нельзя не учитывать, что добиться абсолютной трезвости населения – задача недостижимая. Неизвестно, на самом ли деле Святой Равноапостольный князь Владимир говорил: «Руси есть веселие питии», но люди пили и пить будут. Идеальное государство существует только в мечтах Платона и на острове Утопия, а в любом, даже самом благоустроенном обществе человек никогда не будет свободен от конфликтов, забот и тревог, заставляющих его искать утешение на дне бутылки (не говоря уже о праздниках, семейных торжествах и дружеских застольях). Пропаганда абсолютной трезвости весьма почтенна, ее нужно проводить в самом широком масштабе (это старый принцип иезуитов – требуй невозможного, чтобы сделали возможное). Но все же целью здравомыслящего политика является не полное прекращение потребления спиртного, ибо это неосуществимо, но снижение его до минимально возможного, физиологического уровня. Собственно говоря, это и будет борьбой с алкоголизмом, а не с алкоголем.
В армии существует неписаное правило для командиров: если не можешь пресечь пьянку подчиненных, возглавь ее, по крайней мере при тебе ЧП не случится. Не имея возможности полностью прекратить потребление алкоголя, государство должно взять его под контроль, сделать управляемым и направить в относительно безопасное русло. В этих целях необходимо внедрять в сознание людей стратагему «культурного потребления». Что это такое? Это изменение отношения общества к спиртному, перестройка социального и индивидуального менталитета, формирование нового «имиджа» алкоголя: перевод его из высшей категории цели в категорию второстепенную, вспомогательного средства. Известно, что на Руси в радости – пьют от радости, в горе – пьют с горя, а когда нечего делать – пьют от скуки, причем процессы эти умеренными бывают редко. Позор, когда люди собираются только для того, чтобы вместе напиться: вместе – потому что в одиночку скучно, а напиться – беседовать им не о чем. Вот почему так важно трансформировать представление о потреблении алкоголя из самоцели – пьянка – в средство коммуникативное, облегчающее достижение «самой большой роскоши – роскоши человеческого общения» (А. де Сент-Экзюпери).
Чтобы достигнуть такой цели (ох как нескоро!), нужно, во-первых, начинать всестороннее развитие личности если не с семьи, то уж со школы и продолжать его постоянно. К сожалению, нарастает обратная тенденция: люди, духовно кастрированные нынешним школьным образованием и оглупленные подрывной деятельностью СМИ, все чаще общаются на первобытно-инстинктивном уровне, им нечем заполнить свой досуг, кроме пьянства. Но человеку с высоким культурным и интеллектуальным развитием, увлеченному любимым делом или хобби, бутылка не покажется самым лучшим средством решения проблем или развлечения.
Хочется пожелать президенту твердости и государственной воли в реализации его планов, а всем нам – всемерно содействовать ему. Россия и Алкоголизм вышли в финал турнира «плей-офф». Условия жесткие – проигравший выбывает...

Георгий АБСАВА, врач психиатр-психофармаколог, кандидат медицинских наук