Власть и общество

Кость в кость

Кость в кость
Кость в кость

К номеру:   ()


01 Марта 2010 года

Российские ученые научились создавать «живые» протезы

Ежегодно во всем мире врачи имплантируют пациентам десятки миллионов костных протезов. Но что предлагает больным современная медицина? Во-первых, это всем давно известные изделия из металлов, которые при своей дешевизне и прочности бывают порой слишком тяжелыми. Есть у металлических «запчастей» еще один немаловажный минус – они проводят электричество и со временем элементарно ржавеют. В свою очередь, изделия из полимерных материалов также не вечны, а в некоторых случаях, как свидетельствует практика, способны вызвать отравление организма. С керамикой тоже есть проблемы: она хоть и не трется, но хрупкая и легко ломается, к тому же из нее невозможно изготовить протез сложной конфигурации.
Вот почему ученые Российского химико-технологического университета решили заняться композитными материалами, обладающими хорошей приживаемостью и долговечностью. В результате изысканий был получен материал под названием «БАК», по своей структуре и минеральному составу он напоминает кость человека. Технология, если кратко, выглядит так. Под воздействием высокой температуры апатит спекается со специальным стеклом. Получается жесткий каркас, который тонким слоем обволакивает вспененная стекловидная масса. Благодаря тому, что в ней много кальция и фосфора, она легко обрастает естественной тканью, превращаясь, по сути, в кость настоящую. Организм принимает ее за родную, отсюда и долговечность.
К сожалению, необходимость замены костей и суставов не становится меньше. Основные потребители «запчастей» – это пенсионеры, которым страшны гололед и болезни, молодежь, любящая риск, и военнослужащие, вовлеченные в боевые операции. Также разработка ученых предназначена для нужд нейрохирургии, конкретно – для восстановления костей черепа и позвоночника, особенно после огнестрельных ранений.
– Медики, спасавшие раненых солдат и офицеров во время контртеррористической операции в Чечне, не раз говорили, что с помощью подобных имплантатов, окажись они у них под рукой, можно было бы на треть сократить количество ампутаций, – рассказывает кандидат химических наук Борис Нечаев. – Что еще удивило врачей: у пациентов после операций не было зафиксировано ни единого случая инфицирования. Сейчас мы занимаемся усовершенствованием нашей технологии.
Как показывает практика, для того, чтобы создать идеальный протез, мало изготовить хороший материал. Надо обязательно придать ему точную форму заменяемого участка у пациента. Поэтому рука об руку с учеными и медиками сотрудничают и специалисты-компьютерщики. С помощью стереолитографии они готовят точные модели для каждого отдельного изделия.
Хотя врачи и ученые часто имеют дело с очень сложными случаями – переломами шеи, пулевыми ранениями в позвоночник, повреждениями части лица – результаты впечатляют: пациентов даже снимают с инвалидности. Но бывают в практике эпизоды и вовсе фантастические. Например, они работали с женщиной, у которой была сильнейшая врожденная деформация лица: отсутствовала правая сторона нижней челюсти. В прежние времена наука и медицина в таких случаях только разводили руками, бессильные помочь. Теперь – иное дело. «Недостающие» участки лица этой женщины ученые восстановили по фотографиям ее мамы и бабушки и сделали точный имплантат, который прижился без осложнений. Финал истории напоминает волшебную сказку. Спустя какое-то время эта женщина вышла замуж и родила ребенка. Причем супруг даже не подозревал о ее проблемах в прошлом, пока она ему сама об этом не сказала. Вот такие чудеса стали возможны в наше время.

Михаил ЧЕРЕМУШКИН