Власть и общество

Зовем их просто – «Дзяды»

Зовем их просто – «Дзяды»
Зовем их просто – «Дзяды»

К номеру:   ()


01 Апреля 2010 года

Издавна и по сей день бытует в Беларуси одна уникальная традиция. Люди заинтересованные утверждают, что подобного не увидишь больше нигде в Европе, даже близкие по корням славянские народы этой традиции не придерживаются. Во всяком случае, так масштабно, всем миром, как это делают белорусы. А что действительно масштабно и всем миром, может убедиться любой желающий, побывав в нашей стране на девятый день после Пасхи. Потому что на Радуницу, которая у нас уже который год объявлена выходным днем, все кладбища буквально оживают. К тем, что возле крупных городов, машины выстраиваются в настоящие очереди. К тем, что в чернобыльской зоне отселения, в этот день – единственный в году – открывается свободный доступ. Потому что не прийти на Радуницу к родным могилам нельзя. Где бы ты ни был, как бы ты ни был занят, Радуница – их день. И ты должен прийти к ним, своим дорогим ушедшим, прибраться на могилах, рассказать им, что наступила весна, «похристосоваться» с ними, выпить чару-«слезу», заручиться их поддержкой на следующий год…
Ученые до сих пор не пришли к единому мнению о происхождении слова «Радуница» («Радаўніца» по-белорусски). Кто-то считает его однокоренным с «род» и «родина» («радзіма»), кто-то – с «радость». В принципе, и та, и другая версии подходят. Исконная традиция диктует, что на Радуницу у близких могил собирается вся семья – весь род. Родные, двоюродные, троюродные, внучатые племянники – многие и видятся только раз в году, на кладбище (радость встречи с дорогими людьми, с родными местами – вот она, вторая версия). Каждый приезжает к своим дедушкам-бабушкам, но находится в тени старых уже деревьев могила прапрадеда, который у всех троюродных – общий. Вот где родственные узы затягиваются крепче всего! А потом большая семья садится у одной из могил и совершает ритуал (это – не банальное застолье, это действительно таинство). По кругу пускается одна чарка с водкой. Каждый сначала отливает третью часть на могилу, затем такую же часть выпивает и треть – «слезу» – оставляет на дне. Рюмку доливают – и все повторяется сначала. Так проходит три круга – и все, больше ни капли. Род – и живые, и те, кого нет, – вместе. Одно на всех горе, одна на всех радость, одна на всех чара. Они разъедутся по разным городам, они могут не увидеться до следующей Радуницы, но знание, что есть на земле и за пределами бытия те, с кем и радость, и горе, и чара – одна, помогает не быть одиноким и чувствовать себя в жизни уверенно.
Отчего именно белорусы так почитают умерших предков? Исследователи народной культуры объясняют это просто. Белорусы всегда жили на своей земле. Именно там, где поселились когда-то кривичи, дреговичи и радимичи – их непосредственные славянские пращуры. Белорусы не ходили завоевывать новые территории, но при этом не пустили и на свои ни крестоносцев, которые уничтожили бы память о предках, навязав новые идеалы, ни кочевников, для которых родина – вся степь и совершенно неважно, в какой стороне этой степи лежат кости отца и матери…
Поэтому, приходя на кладбище к родным могилам, мы всегда мысленно молимся и просим поддержки у всех своих предков, даже у тех, кого никогда не знали, кто жил за сотни лет до нас, – ведь они тоже лежат в этой земле. Мы зовем их просто, по-родному – «Дзяды», зная, что находимся здесь под их защитой и покровительством.

Эмилия ШЕЛЕСТ