Власть и общество

«Мы верили, что победим»

«Мы верили, что победим»
«Мы верили, что победим»

К номеру:   ()


01 Апреля 2010 года

Два героя публикаций газеты «Союзное вече» стали участниками видеомоста Минск – Москва

В марте 1943 года после ускоренного курса на фронт направлялись выпускники Свердловского пехотного училища – полторы тысячи юных младших лейтенантов. На станции Красный Сулин эшелон, на котором ехали молодые офицеры, попал под страшную ночную бомбардировку. Их эшелон оказался между пылающими эшелонами с горючим и боеприпасами. Потери оказались страшными, в некоторых ротах в живых осталось меньше половины. Под ногами у лейтенантов в прямом смысле слова горела земля, и даже воздух обжигал дыхание. О том, как сложилась судьба одного из младших лейтенантов из «огненного эшелона», Николая Иванова, «Союзное вече» рассказывало в номере за 25 февраля нынешнего года. Повествуя о той страшной ночи, ветеран вспомнил, что вместе с ним в том же эшелоне ехал на фронт младший лейтенант Иван Кустов. Уже после войны полковник запаса Николай Иванов узнал, что Иван Кустов в ту ночь тоже остался в живых, пройдя потом славный боевой путь. Судьба разбросала молодых лейтенантов по дорогам войны, лишь однажды их фронтовые пути едва не пересеклись, но увидеться им все-таки не довелось. Со страниц нашей газеты Николай Иванович передал привет своему фронтовому товарищу, с которым не виделся 67 лет.
Журналисты «СВ» решили найти Ивана Кустова и лично передать ему привет однополчанина. Оказалось, полковник в отставке, Герой Советского Союза Иван Ильич Кустов ныне живет в Минске.
– Во время той ночной бомбардировки мы, молодые офицеры, увидев страшные разрушения, раненых и погибших товарищей, впервые почувствовали все ужасы войны, – вспоминает Иван Ильич. – Все вокруг было объято пламенем, казалось, спастись, где-то укрыться – невозможно. Люди метались от одного места к другому. Наконец нам с группой офицеров все же удалось пробиться к реке и укрыться под ее крутым берегом. С рассветом вернулись на станцию и картину увидели страшную – обуглившиеся и сгоревшие вагоны, разрушенные пути, погибшие и раненые товарищи.
До переднего края фронта добирались несколько дней, пока не прибыли в деревню Дмитровка на реке Миусс в 291-й мотострелковый гвардейский полк 96-й Гвардейской дивизии. С марта по июль 1943 года там проходила линия нашей обороны. Принял взвод из 29 человек – все солдаты в основном пожилые, уже обстрелянные, участвовавшие в боях под Сталинградом. Ко мне, девятнадцатилетнему, они отнеслись по-отцовски, всячески помогали «врастать» в боевую обстановку, учили военным хитростям. Помню, изготовив чучело и надев на него каску, мы поднимали его периодически над бруствером в разных местах, чтобы определить месторасположение немецких снайперов. Немцы стреляли, а мы засекали их и тогда палили в то место из винтовок, пулеметов и ротного 55-миллиметрового миномета.
В июле 1943 года, когда началась Курская битва, наша дивизия перешла в наступление. И я, командуя взводом, участвовал в штурме опорного пункта противника Саур-Могила, где, оказывается, сражался и Николай Иванов. Это обширная высота, господствовавшая над нашими позициями, немцы ее хорошо укрепили. За первые несколько дней наступления мы прошли всего около 12 километров, сосредоточились в деревне Степановка и на рассвете следующего дня пошли на штурм Саур-Могилы. При подходе к переднему краю противника я был ранен пулей в левую руку, но продолжал идти вперед, пока через короткое время не был вновь ранен – осколком в левую ногу.
После выписки из госпиталя в сентябре 1943 года Иван Ильич воевал командиром взвода в составе 5-й ударной армии, освобождал Донбасс. За подбитый артиллерийский тягач был награжден орденом Красной Звезды, за уничтоженную противотанковую батарею фашистов – орденом Отечественной войны I степени. Затем, уже командиром роты, освобождал Украину и Молдавию, участвовал в Яссо-Кишиневской операции. В мае 1944 года, на Днестре, на плацдарме под Бендерами, был принят в члены КПСС и свой партийный билет хранит до сих пор.
Примечательно, что всегда аккуратный и исполнительный офицер периодически получал по десять суток ареста, причем от самого командира дивизии. А все за то, что при наступлении шел в цепи вместе со своими солдатами, а не находился, как велел Боевой устав пехоты 1942 года, сзади, осуществляя общее руководство. Но именно за это солдаты особо уважали своего командира, верили в него, поднимаясь как один за ним в атаку.
Звание Героя Советского Союза Ивану Кустову было присвоено во время Висло-Одерской операции в январе 1945 года. Первому батальону, в который входила рота капитана Ивана Кустова, было приказано прорвать оборону противника и захватить плацдарм на западном берегу реки Пилицы – притока Вислы. Из-за сильного тумана ни танки, ни авиация помочь пехоте не могли. 14 января, после артподготовки, рота дружно поднялась в атаку, прорвала три линии обороны противника и за световой день продвинулась на 12 километров, достигнув Пилицы. На следующее утро, форсировав ее по льду, стремительной атакой выбили немцев, захватили плацдарм и дали возможность саперам навести понтонную переправу.
Однако немцы, застигнутые врасплох таким стремительным наступлением, опомнились и попытались сбросить роту с плацдарма до подхода основных сил. По рации был получен приказ: держаться во что бы то ни стало. Немцы шесть раз ходили в атаку, но рота Кустова выстояла. Сам командир, раненный в предплечье во время шестой атаки, седьмую атаку врага встречал со жгутом на плече. Лишь на исходе дня наконец подошли наши танки.
Вот скупые строки из наградного листа: «…За два дня боев ротой под командованием капитана Ивана Кустова было уничтожено 210 и захвачено в плен 25 гитлеровцев. Иван Кустов лично в этих боях уничтожил 27 фашистов. Достоин звания Героя Советского Союза». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 февраля 1945 года за проявленные при форсировании реки Пилицы мужество и героизм капитану Ивану Кустову было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».
После того боя были восемь месяцев госпиталей и постановление медкомиссии: к строевой службе негоден по состоянию здоровья. Потом – возвращение домой, на Урал, учеба в партийной школе и работа в райкоме ВКП(б). Но душа коммуниста-пехотинца тянулась к офицерской службе. В октябре 1950 года Иван Кустов записался на прием к командующему войсками Уральского военного округа маршалу Жукову. Именно этот легендарный полководец в январе 1945 года командовал 1-м Белорусским фронтом и помнил о том боевом эпизоде, в котором отличилась стрелковая рота под командованием капитана Кустова. Маршал Жуков поддержал желание Ивана Кустова, считавшего, что в качестве воспитателя он принесет армии больше пользы.
Служил Иван Ильич в Уральском и Московском военных округах, Группе советских войск в Германии, в Краснознаменном Белорусском военном округе. Прошел все должности политработника – от замполита батареи до заместителя начальника политотдела Минского облвоенкомата. Сегодня Иван Ильич с женой Тамарой Александровной живут в Минске. В июле нынешнего года супруги готовятся отметить 63-ю годовщину совместной жизни, полной любви и взаимопонимания. У них две дочери, две внучки, внук и правнук.
Вспоминая те огненные годы, Иван Ильич говорит: «Страшно ли было на войне? Да, страшно. Умирать никому не хотелось. Но вера в Победу – она помогала нам преодолевать этот страх. Мы верили, что победим, ведь вместе с нами сражалась вся огромная страна. И мы победили».

Беседовал Андрей БОБОК

НА ФОТО: 22 апреля Парламентское Собрание Союза Беларуси и России проводит видеомост Минск – Москва на тему «Победа в Великой Отечественной войне – выдающаяся страница в истории Беларуси и России». Среди его участников – и два героя наших публикаций: отважные фронтовики Николай Иванов (слева) и Иван Кустов. Возможность пообщаться для ветеранов организовала наша газета