Власть и общество

Назад, в будущее

Назад, в будущее
Назад, в будущее

К номеру:   ()


01 Июля 2010 года

В этом году степной Алтай отмечает два судьбоносных для его исторического развития события – 100-летие визита Председателя Правительства России Петра Столыпина и 100-летие города Славгорода.
О роли Петра Столыпина в развитии этого края рассказывает член Комиссии Парламентского Собрания Союза Беларуси и России по бюджету и финансам, член Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам Андрей КНОРР: – В 1910 году Столыпин прибыл в Славгород, чтобы на месте разобраться, как идет его аграрная реформа, призванная обеспечить появление на сибирских землях эффективного и современного землепользователя из крестьян Центральной России. Благодаря переселенческой политике правительства того периода на Алтай приехало более 700 000 русских, украинцев, белорусов, латышей, эстонцев, немцев, евреев, татар, мордвы и представителей других национальностей. Переселенцы одной национальности, селившиеся вместе, сохраняли свою культуру, быт, обычаи. Однако все постепенно становились сибиряками. Они, за два-три года сменившие землянки на добротные дома из дерева и камня, и создали современный Славгород – самое яркое подтверждение результативности деятельности Петра Столыпина.
Реформы в России во все времена дело непростое. А реформы, связанные с земельным вопросом, сложнее вдвойне, поскольку затрагивают суть народа. Земля в России – больше, чем объект хозяйственной деятельности. Это освоенные пространства страны, особый уклад жизни. Переселенческая политика Столыпина носила государствоукрепляющий характер, так как миграция из центра на восток обеспечивала территориальную целостность и единство России. Актуальность этой задачи сохраняется до сих пор. Хотя реформы Столыпина и сегодня вызывают неоднозначную оценку, для нашего края, да и всей Сибири они имели жизненно важный положительный результат. Именно благодаря труду переселенцев с 1906 по 1910 год почти на четверть увеличилось сибирское хлебное поле, а рост валового сбора зерна составил более 30 процентов. В результате в 1910 году экспорт российской пшеницы был 36,4 процента от общего мирового экспорта.
Особое место принадлежало маслоделию. Эта отрасль давала золота вдвое больше, чем сибирская золотопромышленность. Сегодня Россия формулирует в своей Доктрине продовольственной безопасности задачи импортозамещения ввозимой продукции животноводства. А ведь к 1917 году только Сибирь занимала одно из первых мест среди стран – экспортеров сливочного масла. За 1909-1913 годы, например, в среднем за год из Дании вывозили 88,7 тыс. тонн масла, Австралии – 35,1, Голландии – 34,1, Швеции – 20,8, а из Сибири – 62,1 тыс. тонн. Зерновое хозяйство так же, как и сегодня, быстро шло в гору, и именно для него по всей России Столыпин создавал зерновые элеваторы Госбанка и субсидировал крестьян, чтобы они хранили там зерно.
Реформа Столыпина носила комплексный характер, и нам стоило бы этому поучиться. Например, когда стало не хватать специалистов по землеустройству, формирующих земельные участки для переселенцев, – за 5 лет было открыто три землемерных училища. Сегодня специалисты этого профиля могут поставить на учет не более
36 млн га. Поэтому наиболее распространенным нарушением земельного законодательства остается самозахват земельных участков и пользование ими без документов, разрешающих хозяйственную деятельность. Это мешает использовать землю и в качестве инвестиционного механизма. Так что сегодня мы только осваиваем ипотеку под залог земли, а тогда уже была законодательно разрешена выдача ссуды под залог любой приобретаемой крестьянами надельной земли. Развитие различных форм кредита – ипотечного, мелиоративного, агрокультурного, землеустроительного – способствовало интенсификации рыночных отношений в деревне.
Петр Столыпин стимулировал и создание коопераций мелких и средних крестьянских товаропроизводителей. Как грибы росли молочные и масленые артели, сельскохозяйственные общества, потребительские лавки и даже крестьянские артельные молочные заводы. В 1913 году из 4093 сибирских маслозаводов 46,8 процента были кооперативными предприятиями. Современный аграрный сектор России представлен тремя группами хозяйствующих субъектов: крупными индустриальными производствами – интегрированные агрохолдинги, крупными и средними сельхозпредприятиями, а также крестьянско-фермерскими хозяйствами с землей от 500 до 10 000 га.
Последние два года в России реализуется несколько вариантов решения проблемы конкурентоспособности крестьянско-фермерских хозяйств, а их у нас 255 тысяч. Например, создание молочных семейных ферм – это не только решение проблемы занятости крестьян, безработица – самая большая беда села, но и создание баз переработки продукции группы хозяйств для внутрирайонного и межрайонного сбыта, оно не только повышает экономическую эффективность производства, но и снижает транспортные и иные накладные затраты сбыта. Для Алтая и Сибири это очень важно.
Сложная ситуация с большим урожаем зерна в 2008 и 2009 годах показала, что и сегодня необходима глубокая кооперация фермеров с другими участниками рынка – продавцами, переработчиками, элеваторами и так далее. Поэтому государство на ассоциативной основе предлагает создать агропромпарки, включающие помимо производственных сельскохозяйственных предприятий и личных подсобных хозяйств снабженческо-сбытовые кооперативы, мини-перерабатывающие молочные и мясные предприятия, рынки, логистические центры и т.д. В любом случае индустриализация аграрного бизнеса не должна привести к исчезновению крестьянина-фермера. Иначе для чего было затевать реформы в 90-е?
Сибиряки вспоминают Петра Столыпина не только как реформатора крестьянской жизни, но и как министра, живо откликающегося на просьбы переселенцев. Когда 100 лет назад Столыпин был в Славгороде, они попросили его помочь построить больницу, почтовое отделение и железную дорогу. На следующий год почта и больница были возведены – за казенный счет. А железная дорога до Славгорода, по которой выращенное крестьянами зерно можно было доставлять в Европу, появилась в 1916 году, уже после гибели Столыпина. А сколько было сделано для образования! Создавались одноклассные и двухклассные начальные школы, учреждались учительские семинарии, открывались технические училища и гимназии. И хоть сибиряки в 20-е годы все еще оставались необразованными, количество обученных грамоте выросло в два раза.
Понятно, что сейчас дело обстоит иначе. Тем не менее проблема с качеством человеческого потенциала вновь стоит очень остро, особенно в сельской местности. В первую очередь это касается системы и содержания обучения, поскольку его эффективность должна обеспечить модернизацию отечественного аграрного сектора. Но об этом не может идти речь, если, например, из студентов-заочников аграрных вузов на агроинженеров учится всего 22 процента, стать агрономами хотят около 9, чуть более 8 процентов – зооветеринарами, немногим более 3 процентов – землеустроителями. А поскольку сегодня сложно представить миграцию трудовых ресурсов, подобную столыпинской, именно сельским жителям и детям необходимо обеспечить доступ к качественному и конкурентоспособному образованию. Поэтому сейчас мы совместно с академической наукой обсуждаем концепцию дистанционного обучения с использованием Интернета. Еще более непростая задача – организовать бытовое и культурное качество жизни селян, соответствующее современным стандартам, сохранив самобытность сельского уклада, как в случае с переселенцами, привнесшими в агротехническую культуру, в особенности общежития и традиции местных жителей такую особость, которую можно заметить и сто лет спустя. Многие идеи, замыслы и подходы к преобразованию села, предложенные Столыпиным, актуальны и сегодня. Вот почему его наследие необходимо изучать.
В этом году в связи с названными датами мы совместно с Администрацией Алтайского края, Фондом изучения наследия П.А. Столыпина, Фондом национальной премии имени П.А. Столыпина проводим конкурс исследовательских работ среди старшеклассников и студентов города Славгорода, Славгородского и Немецкого национального районов. Предложили ребятам изучить роль и опыт переселенцев в свете аграрного развития Сибири сегодняшней с точки зрения эффективного землепользования и собственности на землю, ради чего и затевал свои реформы Столыпин. Сравнить алтайское поселение начала XX и XXI веков.
Это – не просто дань уважения великому реформатору, управленческим мастерством которого можно только восхищаться. Мы, к сожалению, зачастую стучимся в дверь, которую сто лет назад уже открыли.