Власть и общество

Судьба адмирала

Прошло более двух веков, но в Беларуси все еще жива память о видном русском флотоводце Илларионе Повалишине
Судьба адмирала
Судьба адмирала

К номеру:  40 (337)


09 Сентября 2010 года

В Россонском районе, что на Витебщине, люди до сих пор помнят дела доброго барина, который построил здесь и школу, и земскую больницу, и церковь, хотя  ничего из всего этого, увы, до наших дней  не сохранилось. Церковь  в 1952 году беспощадно сровняли с землей советские атеисты. Вандалы тех послевоенных лет надругались и над фамильным склепом Повалишиных. Говорят, искали шпагу с алмазами, дарованную вице-адмиралу  российской императрицей Екатериной за храбрость в боях с королевским флотом Швеции. Видать, не знали темные люди, что это редкое золотое оружие давно хранится в фондах Эрмитажа. Последним пал барский деревянный дом: снесли его в 1974-м. Хоть и построен был без гвоздей, с большими окнами и высоким крыльцом, дом был еще крепким и наверняка мог простоять и по сей день.

Неужто тот самый Повалишин?!

Полоцкий краевед Сергей Николаевич Глушков занимался поиском мест, где сохранились каменные кресты дохристианского периода. Тысячелетний каменный крест, подобный человеческой фигуре, за что местные жители называют  его идолом, нашелся и на кладбище в Янковичах под Россонами. Однако очередная поездка краеведа на Россонщину заставила его начать новые архивные поиски. Уже не на предмет культовых крестов, а насчет сведений, связанных с именем Иллариона Афанасьевича Повалишина. Хотя имя популярного флотоводца не сходило с уст местных жителей, однако в краеведческой литературе эта фигура все еще оставалась белым пятном.
Белорусского коллегу поддержал отставной полковник из Воронежа, тоже страстный любитель истории, Константин Николаевич Антипов (к сожалению, уже ушедший из жизни). Вместе они добились официального вскрытия предполагаемого склепа Повалишиных, чтобы окончательно расставить все точки над і.
– Мы получили разрешение Национальной академии наук Беларуси и провели определенную работу по установлению места захоронения, – рассказывает Сергей Глушков. – В центре деревенского кладбища был обнаружен фундамент церкви, а под ним – склеп, или, правильнее сказать, саркофаг. Место было отмечено чугунным крестом старинной ковки. Вскрытие захоронения состоялось в 2004 году. Оказалось, вандалы из прошлого века в надежде поживиться уже изрядно поглумились над памятью супругов Повалишиных. Но кое-что мы все-таки нашли: фрагменты шитой золотом истлевшей зеленой ткани, бронзовые пуговицы и крест, фрагменты одежды супруги. Доказательством того, что здесь погребено тело именно вице-адмирала, стала найденная нами надгробная мраморная плита с надписью: «…в надежде воскресения… здесь предано земле бренное тело вице-адмирала И… ордена Св. Анны I кл. Умер 1799 апреля 5 ч. утра».
Эти данные соответствовали той информации о Повалишине, которую получили краеведы из  архивов Санкт-Петербурга.  
Все, что удалось найти и установить относительно легендарного флотоводца, Глушков передал в Россонский военно-исторический музей. Он также убежден, что по-христиански правильно было бы восстановить хотя бы маленькую часовенку на месте захоронения. Пока же благоустройство этого места ограничилось тем, что сельсовет насыпал здесь желтого песка и поставил керамическую ограду. А неравнодушный Глушков выжег на фанере надпись: «Церковь ХVIII века основана вице-адмиралом Илларионом Афанасьевичем Повалишиным  (годы жизни – 1739-1799), зачинателем белорусской ветви рода, давшего Отчизне плеяду видных морских офицеров и мореплавателей…»
В поминальных записках, которые подает Сергей Николаевич в полоцкой церкви, среди имен своих родственников он всегда упоминает и покойного вице-адмирала Повалишина. Благородный и удивительный был человек.

Герой битвы под Выборгом

В Россонском военно-историческом музее представлен полный послужной список морского командира Иллариона Повалишина – участника почти всех важнейших сражений в войнах России со Швецией и Турцией.
Тринадцатилетним мальчишкой он поступил в морскую академию  и через пять лет учебы был произведен в гардемарины. Командуя кораблями Российского флота, он прошел путь от капитана 2-го ранга (1777 г.) до контр-адмирала (1794 г.). Из почти полувековой службы Отечеству и военному флоту особо знаковым для вице-адмирала Повалишина стал 1790 год. В 20-х числах мая, командуя авангардом кораблей в Красногорском сражении на Балтике, Илларион Афанасьевич оказался  в самом центре баталии. У противника было явное превосходство сил. Но умелые действия командующего заставили шведов отступить и укрыться в заливе. Продолжая зорко следить за действиями неприятеля, запертого в Выборгском заливе, корабли Повалишина курсировали у входа в залив. Когда  шведы попытались вырваться из блокады, российская эскадра пошла наперерез.  Противник потерял около 20 кораблей, в плен были взяты 2292 матроса, 62 офицера. Довольная Екатерина ІІ наградила вице-адмирала высшей военной наградой Российской империи – орденом святого Георгия. А в день заключения мирного договора со Швецией, которая навсегда отказалась от притязаний на русскую территорию от Выборга до Кронштадта, вице-адмирал Повалишин получил из рук императрицы золотую шпагу с бриллиантами «За храбрость». Это был не просто подарок дорогого оружия, а высочайшая награда, которая вручалась исключительно за боевые подвиги. Фамилии тех, кто награждался золотым оружием «За храбрость», вносились в кавалерский список Капитула орденов Российской империи и увековечены на мраморных досках в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца в Москве.
Пожаловала императрица отважному адмиралу также земли и 600 душ крестьян в Полоцком уезде (ныне Россонский район). К этому времени Иллариону Афанасьевичу было за 50. Вице-адмирал собрался жениться. В жены взял молоденькую Авдотью, и молодожены отправились под Полоцк строить семейную жизнь.

Ветви могучего дерева

В семье Повалишиных один за другим родилось четверо детей. Первенец Федор прожил немного. А вот сыновья Иван и Григорий продолжили дело отца – прославленного флотоводца. После его смерти дед (отец Авдотьи) генерал-поручик Федор Иванович Пасынков отвез внуков на воспитание в Таганрогский уланский полк.
Известно, что братья Повалишины отличились в «заграничных» походах, в сражениях под Гамбургом и Вартбургом. Император Александр I наградил смелых корнетов серебряными медалями «За взятие Парижа». Григорий Повалишин приезжал в родительское имение под Полоцком. Но служба для него была превыше всего. За что он и получил золотой знак отличия «За безупречную службу». Походно-боевая жизнь, полная риска, сказалась на его здоровье –  в 1833 году он подал рапорт об увольнении из армии в чине подполковника.   Оставшуюся часть жизни потомок легендарного Повалишина провел в Переславле-Залесском, где его избирали предводителем дворянского собрания.
Трагично закончилась жизнь дочери Григория – Елизаветы: после революции 1917 года она была изгнана из своего дома и погибла при неизвестных обстоятельствах. Младшая дочь вице-адмирала красавица Авдотьюшка вышла замуж за участника войны 1812 года Александра Ваксмута, который служил в одном полку с братьями Повалишиными. Сотрудники историко-художественного музея Переславля по частичкам собирали материалы о роде Повалишиных. Здесь, кстати, хранятся и портреты семьи Повалишиных, написанные художником Ефимом Спажинским в конце XVIII – начале XIX веков на Россонщине. Установлено, что один из славных потомков адмирала вместе с Лисянским и Крузенштерном был участником первого российского путешествия вокруг света на парусных шлюпах «Нева» и «Надежда».  

*   *   *

Дорогу к могиле адмирала Повалишина, а также дом, который соседствует со старинным кладбищем деревни Янковичи Россонского района, корреспонденту «СВ» показал лесничий Руднянского лесничества Олег Мелянтей. Места здесь малолюдные, все больше леса да озера, ведь более богатого на лес района в Беларуси нет. Лесничий любит, чтобы во вверенных ему владениях был порядок, в свободное от работы время читает историческую и краеведческую литературу, часами может рассказывать о крепости Сокол, некогда стоявшей неподалеку на реке Нище, о своей родословной, которую он изучил до седьмого колена. А янковичское кладбище стало для Мелянтея не просто некрополем, где поклоняются душам усопших, но и  открытой книгой об истории рода легендарного флотоводца. Жаль только, что нет на могиле известного человека достойного памятника. Вместо него стоит лишь вросший в землю литой крест с купола разрушенной церкви, той самой, что построена была на деньги вице-адмирала. Да сохранились дубы, посаженные Повалишиным по случаю рождения его детей…  

Светлана ДЕДИНКИНА