Власть и общество

Замоскворецкие перезвоны

Московские Кадаши и их Воскресение
Замоскворецкие перезвоны
Замоскворецкие перезвоны

К номеру:  59 (356)


24 Декабря 2010 года

Колокольный звон Москвы уже давно вошел в историю. Многие отечественные и зарубежные писатели красочно описывали великолепный перезвон Первопрестольной, называли его переливающимся, «малиновым». Среди московских «сорока сороков» до революции выделялся целый ряд наиболее звонких храмов: в первом ряду таковых всегда находились колокольня Ивана Великого и собор Василия Блаженного. Но одна из самых знаменитых и старинных московских колоколен, некогда вторившая кремлевскому звону, к сожалению, в наши дни своего голоса лишена. Прозванная в народе «свечой» за свою высоту и стройность, она и по сей день хорошо видна из многих мест столицы. Речь идет о колокольне церкви Воскресения Христова в Кадашах – старинного храма в Замоскворечье, чей внешний облик почти не изменился с конца XVII века. Отсутствие же вокруг храма высотной застройки позволяет любоваться им почти так же хорошо, как до ХХ века.

История Кадашевской церкви уходит в глубокое московское прошлое. Само прозвание – в Кадашах – до сих пор вызывает дискуссии среди специалистов. Одни возводят его к слову «кадка», утверждая, что здесь жили изготовлявшие их мастера. Другие вспоминают о находившейся рядом слободе ткачей, катавших ткань. Третьи связывают название с татарскими судьями – «кади», тоже селившимися неподалеку. По всей вероятности, версия о слободе ткачей ближе всего к действительности, так как в XVII веке существовал обширный Кадашевский Хамовный двор. На это время приходится расцвет Кадашевской слободы: ее жители получают значительные привилегии от царского двора, отчего и сама слобода богатеет и расширяется. Соответственно, появляется нужда в новом, более вместительном храме. Упоминающийся в источниках еще в конце XV века деревянным, храм Воскресения Христова в Кадашах в середине XVII века был впервые выстроен в камне, а уже на его основе в 1687 году началось строительство еще более крупной церкви.
Кадашевский храм получил свой современный облик в камне к 1695 году, когда была освящена колокольня. Строительство в это время велось на средства жителей Кадашевской слободы – купцов Кондрата Марковича Добрынина и его сына Лонгина Кондратовича (в память о них для храма были написаны иконы апостола Кондрата и мученика Лонгина Сотника), на их же средства храм был обеспечен богатой утварью и ризницей. Позднее производились некоторые переделки, в начале XIX века к колокольне пристроили две паперти (вместо обветшавших массивных лестниц), но основная часть церкви оставалась неприкосновенной. Даже события 1812 года, когда внутри храма произошел пожар и пострадали росписи, не нанесли внешнему облику церкви большого урона. Уникальна архитектура храма: его структура вполне традиционна (колокольня – на западе, затем трапезная и основная часть с алтарными апсидами – на востоке), венчает его московское пяти-
главие, в то время как декор для своего времени оказался новым, сформировавшимся под влиянием европейских веяний. Изящные «гребешки» под пятиглавием, витые колонки окон, обилие тончайшей белокаменной резьбы – все это поставило храм Воскресения Христова в Кадашах в ряд шедевров московского зодчества.
Внизу располагалась «теплая» церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы с двумя приделами (Тихвинским и Никольским), а наверху – «холодный» (т.е. не отапливаемый зимой) храм Воскресения Христова. Шатровая колокольня храма, называвшаяся «свечой», стала одной из наиболее значительных в Замоскворечье. Уже в наши дни исследователи установили, что она находится на одной линии с кремлевской колокольней Ивана Великого и церковью Вознесения Господня в Коломенском – по-видимому, это было сделано неслучайно и ставило колокольню в один ряд с наиболее значительными храмами Москвы и ее окрестностей. В XVIII веке кадашевская колокольня получила свой главный колокол, ставший гордостью всего храма. Отлитый в 1750 году мастером Слизовым на средства прихожанина – владельца местной шелковой фабрики Ивана Садовникова, колокол весил 400 пудов, то есть около шести с половиной тонн! Неудивительно, что его звук распространялся на всю округу и был слышен даже за пределами Замоскворечья. При этом современники отмечали его удивительно мягкий, бархатистый звук.
В то время как многие другие московские районы перестраивались и перепланировывались в соответствии с веяниями времени, в Кадашах не происходило радикальных перемен. Общая планировка этого уголка Замоскворечья практически не менялась, вместе с тем и высотных строений здесь не было – все это позволило сохранить облик Кадашей почти неизменным.
В течение всей своей истории храм Воскресения Христова в Кадашах поддерживался своими прихожанами, среди которых было немало жертвователей и благотворителей. Так, на рубеже XIX-ХХ веков прихожанином Кадашевской церкви стал потомственный почетный гражданин Москвы, купец II гильдии и известный меценат Николай Григорьевич Григорьев. Его усилиями и средствами на посту церковного старосты в 1896-1896 годах был произведен капитальный ремонт всего храма, пополнена ризница и утварь. Рядом со своим домом возле храма он устроил собственную колбасную фабрику, обустроенную по последнему слову техники той эпохи и снабженную электричеством от динамомашины. Со временем григорьевское колбасное производство стало одним из ведущих не только в Москве, но и во всей России.
События ХХ века нанесли серьезный удар по храму Воскресения Христова в Кадашах: в 1920-х годах он оказался закрыт, позолота с глав ободрана (старожилы вспоминают, как ее обрывки много лет валялись на земле неподалеку от церкви), местами даже появились трещины, но, к счастью, он устоял. Его превращали то в клуб колбасной фабрики, то в спортивный зал, то в складские помещения. С 1960-х годов он был в пользовании реставрационных мастерских имени Грабаря. На это же время приходится и полномасштабная реставрация здания церкви, проведенная известным архитектором-реставратором Галиной Владимировной Алферовой. Ею же было написано подробное исследование истории и архитектурных особенностей Кадашевского храма, который она называла «каменной летописью». Трудами Алферовой были ликвидированы искажения, которые храм получил после закрытия, а его облик возвращен к первоначальному образу. Несколько раз здесь проводились выставки из собрания Третьяковской галереи. Существовал даже проект создания вокруг церкви особой музейно-туристической зоны, но реализован он так и не был.
К несчастью, в 1930-х годах бесследно исчез великолепный иконостас храма с иконами XVII-XIX веков, многие из которых были современны его строительству. Лишь несколько икон были переданы в Третьяковскую галерею и музей «Останкино». Печальна и судьба последнего настоятеля: о. Илья (Громогласов), известный московский священник и историк Церкви, был расстрелян в 1937 году. В 2000 году он был причислен к лику святых в сонме Новомучеников и Исповедников российских. Тогда же святым мучеником был признан и Николай Григорьевич Григорьев: лишенный после 1917 года не только своего колбасного производства в Москве, но и всего имущества, он в 1923 году был выслан в Ярославскую губернию, где скончался от голода (населению специальным указом было запрещено давать ему пищу и жилье как «врагу народа» под страхом расстрела). Таким образом, ХХ век дал Кадашам сразу двух почитаемых святых.
Долгой и сложной была история возрождения богослужений в Кадашевском храме. Сформировавшаяся в 1992 году община в течение 12 лет добивалась передачи здания храма, постоянно сталкиваясь с рядом технических и бюрократических проблем. В то время как многие замоскворецкие церкви по соседству уже действовали, храм Воскресения Христова в Кадашах оставался закрытым, несмотря на постановление властей Москвы о передаче его верующим. В церкви еще не было богослужений, но силами общины в помещении старого каретного сарая был создан временный храм во имя св. Иова Почаевского. Чуть позже с востока от храма была сооружена деревянная часовня во имя Царственных Мучеников, в которой по сей день находится уникальная икона св. Царя Николая, написанная на кирпиче из дома Ипатьевых, где Царская Семья приняла смерть. Наконец, в 2004 году конфликтная ситуация была разрешена и верхний Воскресенский храм был отдан верующим. Еще через несколько лет реставрационные мастерские имени Грабаря окончательно переехали в новое здание, после чего началось возрождение нижнего Успенского храма.
Сегодня в Кадашевском храме находится большое распятие из московской часовни героев Плевны. В 1920-1930-х годах неизвестные вандалы жестоко надругались над ним, выцарапав глаза Христу. К счастью, распятие было не только сохранено, но и отреставрировано церковными мастерами, а после реставрации установлено в верхнем храме. В 1993 году по благословению патриарха Алексия II был создан попечительский совет по восстановлению часовни-памятника героям Плевны, который возглавил о. Александр Салтыков – сегодняшний настоятель Кадашевского храма. Ежегодно 10 декабря о. Александр принимает участие в торжественном поминовении павших за освобождение Болгарии воинов русской армии, которое проводится возле Плевненской часовни.
При храме действует уникальный музей «Кадашевская слобода», созданный энтузиастами из прихожан. Настоятель, о. Александр, являющийся одновременно сотрудником Музея древнерусского искусства имени Андрея Рублева, благословил собирать археологические находки, обнаруживаемые в процессе работ на территории храма, в помещении приходского музея. Со временем в фонды музея стали поступать и пожертвования от прихожан и любителей церковной истории, появился образовательный центр для детей, повествующий о традиционном русском крестьянском быте. Каждое воскресенье в храме проводятся обзорные экскурсии для групп, набранных из индивидуальных экскурсантов. Более того, в составе таких групп любой желающий может подняться на знаменитую кадашевскую колокольню-свечу, восхититься впечатляющим видом на окрестности и полюбоваться на Кремль.
Сегодня храм Воскресения Христова в Кадашах переживает бурные времена. Возвращенный верующим еще 8 лет назад, он продолжает борьбу за свое историческое место и заявляет о себе как мощный духовный центр. Помимо культурно-образовательного центра, которым является приходской музей «Кадашевская слобода», церковь проводит беседы с верующими, катехизаторские курсы и лекции, создана Воскресная школа. Совместно с Обществом ревнителей православной культуры, которое возглавляет о. Александр (Салтыков), прихожанами издается журнал «Мир Божий». Два раза в год проводятся посвященные истории Москвы и ее культуре «Кадашевские чтения», в которых принимают участие специалисты в области отечественной истории, искусства, архитектуры. Но едва ли не главным фронтом борьбы прихода за существование стало многолетнее противодействие коммерческой застройке территории вокруг храма и движение охраны исторических зданий Кадашевской слободы. Высотный жилой комплекс «Пять столиц» с подземными гаражами (между 2-м Кадашевским переулком и улицей Большой Ордынкой), по проекту, должен был стоять буквально в нескольких метрах от алтаря храма, что могло нанести непоправимый ущерб древнему зданию церкви, вплоть до его обрушения. Кроме того, в процессе застройки квартала были бы уничтожены многие исторические постройки: цех колбасной фабрики уже упомянутого Николая Григорьевича Григорьева и дом дьякона Кадашевской церкви начала XIX века (последний в процессе незаконных работ на этой территории существенно пострадал, но все еще подлежит реставрации). В ноябре 2010 года суд лишил согласования государственной экспертизы строительства комплекса «Пять столиц». Прихожане надеются, что вокруг церкви не будет высотных зданий, кардинально меняющих всю структуру района и портящих вид на храм, а вместо этого будет проведена регенерация исторической застройки Кадашей.
У прихода большие надежды на будущее. Давно планируется воссоздание по фотографиям и чертежам великолепного иконостаса верхнего храма Воскресения Христова. Ждет своего должного обустройства и нижний Успенский храм. Но главной болью прихода остается колокольня, по-прежнему лишенная голоса (сейчас звонят только в колокола маленькой звонницы, обустроенной на храме св. Иова Почаевского). До наших дней уцелели колокола храма Воскресения Христова в Кадашах, в том числе и знаменитый колокол 1750 года: после революции он вместе с малым кадашевским колоколом-благовестником чудом избежал переплавки и был передан в Большой театр, где использовался в некоторых постановках (например, в опере «Борис Годунов»). Недавно приход обратился к дирекции крупнейшего театра страны с просьбой вернуть в храм его исторические колокола. Обретет ли вновь голос кадашевская колокольня-свеча, покажет время…

Никита БРУСИЛОВСКИЙ