Культура и искусство

На «Волнах» памяти

Гран-при 33-го ММКФ вручили фильму «Волны» Альберто Мораиса (Испания)
На «Волнах» памяти
На «Волнах» памяти

К номеру:  30 (386)


07 Июля 2011 года

К тому, что за представлением звезд мирового кино, прибывающих на ММКФ, часто следует фраза о русских корнях, на фестивале привыкли. Не стал исключением и нынешний киносмотр. «Голливуд многим обязан русским, – сказала Энди Макдауэлл, открывая церемонию закрытия 33-го ММКФ. – Большинство моих друзей и коллег имеют русские корни, и это многое объясняет. Русские – смелые и сумасшедшие».  

Вот и в этом году почетный приз «Верю» – «За покорение вершин актерского мастерства и верность принципам школы К.С. Станиславского» – получила королева британской сцены и мирового кинематографа, обладательница «Оскара», английская актриса Хелен Миррен. Приз вручал гендиректор Первого канала Константин Эрнст. Он напомнил, что Миррен сыграла немало коронованных особ, и сказал, что в России прапраправнучка русского фельдмаршала Елена Васильевна Миронова может чувствовать себя как дома.
«Спасибо, для меня это большая честь», – на ломаном русском сказала Хелен Миррен. И продолжила по-английски: «Это невероятная награда, ведь я тоже принадлежу к русской театральной школе. Один из моих предков основал в России крепостной театр, так что я наполовину русская. Я уверена, что стала актрисой благодаря именно русской крови. Имя Станиславского чрезвычайно важно для актеров всего мира, потому что его система лежит в основе как театрального, так и кинематографического искусства. Получить награду его имени в той стране, где он жил и творил, это здорово, и я этим горжусь».
Никита Михалков сообщил со сцены, что 380 фестивальных фильмов посмотрели 60 тысяч зрителей, в празднике участвовали более 7 тысяч гостей и журналистов, среди них около 600 иностранцев. В конкурсе было показано 17 картин.
Не припомню такого фестиваля в Москве, где не ругали бы конкурс. С показа «Волн» испанца Альберто Мораиса (Гра-при) многие уходили. По сюжету, 80-летний старик из Валенсии долго едет в поисках места, вблизи французского городка Аржелеса, где в 1939 году он содержался в концлагере  каталонцев. Если вам приходилось общаться с фронтовиками, которые в наши дни отыскивали свои окопы на местах кровопролитных сражений, вы поймете, сколь животрепещуща тема картины. Мигель, в исполнении актера Карлоса Альварес-Новоа (приз за лучшую мужскую роль), с начала путешествия до момента, как, покуривая на скамейке, наблюдает за людьми, живущими на месте концлагеря, проживает целую жизнь. Фильм глубок по мысли и по эмоциям.
А вот Спецприз жюри из рук Джеральдины Чаплин, председателя жюри основного конкурса, вместе с поцелуем и сообщением, что она хотела бы у него сняться, получил один из «смелых и сумасшедших» русских, явившийся на ММКФ из волн параллельного кино. Это Сергей Лобан с его почти 4-часовой картиной «Шапито-шоу». Юноша оказался и правда смелым. Он вынул из кармана бумажку с заготовленной речью («был уверен, что мы что-нибудь получим») и бравурно ее отзвенел. Закончив словами – «шапито продолжается…». Да, дорогие будущие зрители картины, это про нашу с вами повседневность, в которой и любовь, и дружба, и уважение, и сотрудничество так часто не сводят концы с концами, что самое место им, оказывается, в цирке шапито.
Лучшим режиссером, неожиданно для многих, а для тех, кто понимает, что история Ромео и Джульетты в каждом народе и в каждом времени звучит соответственно, вполне ожидаемо, назван Вонг Чинг По с его фильмом «Месть. История любви» (Китай). Самое интересное, что эту страшную историю придумал исполнитель главной роли, сын гонконгского мультимиллиардера 27-летний Джуно Мак. Его взрывная игра до последнего кадра держит зрителей в тонусе. И тому, кто выдержал полтора часа невыносимого азиатского экстрима, был наградой светлый финал – страшная месть полицейским-насильникам совершалась ради отмщения любимой, которую сделали инвалидом. Кто-то будет против?..
Приз за лучшую женскую роль получила Уршула Грабовская («Иоанна» Феликса Фалька, Польша), а болгарская лента «Кеды» Ивана Владимирова и Валерия Йорданова удостоена Специального упоминания жюри. В конкурсе «Перспективы» победил фильм «Анархия в Жирмунае» Саулюса Друнга (Литва, Венгрия). И впервые на ММКФ вручили награду за лучший документальный фильм – картине «В ад и обратно» Данфунга Дениса (США, Великобритания).
*   *   *
В программе Российского кино было показано 24 фильма, включая 10 дебютов, а также документальное и студенческое кино, анимация. Художественный руководитель Российских программ 33-го ММКФ Ирина Павлова сказала: «Если посмотреть подряд все ленты 2010-2011 годов в программе «Новое кино», то получится длинная лента про то, как шли-шли, куда-то пришли, но пришли настолько не туда, что хочется обратно, откуда когда-то вышли. Мне все это напоминает давний фильм Сергея Сельянова «Духов день», где была рассказана старинная притча, которая с буквальной точностью формулирует, «про что» сегодняшнее российское кино. «Цыгане куда-то вышли из Индии, влекомые важной и великой целью. Но пока шли, поколения сменялись поколениями, и цыгане забыли, куда и зачем шли. Поэтому теперь просто идут. Сегодняшнее наше кино – аккурат про этот «путь цыган» незнамо куда».
Наша газета уже писала, что настоящее открытие 33-го ММКФ – по атмосфере – состоялось на показе «Елены» Андрея Звягинцева. В программе был показан фильм Никиты Михалкова «Утомленные солнцем – 2: Цитадель», мужская драма «Громозека» Владимира Котта, посвященная кризису среднего возраста у мужчин,  и ромкомедия «Два дня» Авдотьи Смирновой. В центре «Двух дней» – острейший конфликт между музейщиками и  министерством по экономразвитию, вознамерившимся захапать их землю под строительство коттеджей. «Да, я хотела в комедийной форме показать величайшую трагедию России, заключающуюся в том, что власти презирают и уничтожают интеллигенцию, – сказала Авдотья Смирнова, представляя фильм, – и традиция эта существует со времен Ивана Грозного. Показывая эту шайку сумасшедших, дрожащих над каждой мемориальной чашкой, я хотела сказать, что порой они – ЛЮДИ в большей степени, чем министры и губернаторы вместе взятые».
К чисто зрительскому кино можно отнести и картины «Мой папа Барышников» дебютантов Дмитрия Поволоцкого и Марка Другого, и комедию «Бабло» Константина Буслова. Из артхауса  показали «Охотника» Бакура Бакурадзе. Картина, как и «Елена», участвовала в «Особом взгляде» 64-го Каннского фестиваля. Любопытно, что в этом фильме звучит вопрос сына главного героя – «Папа, а что такое Советский Союз?». И это тот вопрос, который в той или иной форме задают себе все герои лучших российских картин. Будем ждать времен, когда авторы начнут отвечать на него. В Доме кино состоялись «круглые столы» «Для чего в России снимают кино?», «Артхаус – что это такое?», «Будущее кинематографа и кинематограф будущего».
*   *   *
Главным интеллектуальным событием фестиваля стал мастер-класс легендарного немецкого режиссера Вернера  Херцога. На фестивале прошла его ретроспектива из 12 картин, среди которых знаменитые работы «Агирре, гнев Божий», «Каждый за себя, а Бог против всех», «Фитцкарральдо». Увидели зрители и новую картину режиссера «Пещера забытых снов» – воспроизведенные в 3D наскальные рисунки, сделанные в пещере на юге Франции 32 тысячи лет назад. Сказать, что Херцог снимает уникальное кино, это ничего не сказать – его фильмы сакральны, заряжены экстатикой, они гипнотизируют зрителя, проваливая его на время просмотра в другой, таинственный мир, вызывая слезы и улыбку одновременно. Всего режиссером-путешественником, который прошагал по земле тысячи километров пешком, снято около 40 – в основном документальных лент. Надо сказать, осыпанных наградами. В конкурсе документального кино был представлен фильм Дмитрия Васюкова «Счастливые люди: год в тайге» (Россия), перемонтированный Херцогом. Это рассказ о жителях северного сибирского села. С Россией у режиссера сейчас особые связи, он женат на уроженке Екатеринбурга и из Москвы поехал на Урал знакомиться с родственниками. Мать режиссера – родом из Югославии, и его настоящая фамилия – Стипетич.
Многие фильмы Херцога снимались в экстремальных условиях – в Антарктиде, джунглях, под землей, как в «Пещере забытых снов», или в камере смертников, как в следующей картине, которая будет показана на фестивале в Торонто. Однако Вернер Херцог уверен, что не стоит гнаться за экзотикой: «Тут нужно проявить осторожность и не стремиться что-то взять у аборигенов и начать срочно внедрять в современную жизнь. Гораздо важнее сохранять их язык и культуру». «У меня есть кинопроект, связанный с носителями исчезающих языков, – сообщил Херцог. –  А у вас на Крайнем Севере есть народности, насчитывающие до 10-15 человек. «Зеленые» спасают редкие виды растений или китов, но я не слышал, чтобы они спасали вымирающие языки или культуры. Уже через 50 лет наша планета сильно обеднеет».
33-й ММКФ ушел в историю, и он невероятно обогатил тех, кто умеет работать на фестивалях в режиме студенческой сессии.

Нина КАТАЕВА