Культура и искусство

«Фауст». Россия. Венеция

Фильм Александра Сокурова «Фауст» получил «Золотого льва» на 68-м Венецианском фестивале
«Фауст». Россия. Венеция
«Фауст». Россия. Венеция

К номеру:  42 (398)


19 Сентября 2011 года

Надо сказать, эту победу еще до показа фильма предсказывали многие, несмотря на наличие серьезных соперников – Романа Полански, Дэвида Кроненберга, Филиппа Гарреля, Абеля Феррару. Но после показа картины прогноз стал очевидностью – такого всеохватного, философского фильма, глубоко затрагивающего всякого, кого волнует разгадка смысла бытия, на фестивале не было. Александр Сокуров, за которого критики в обиде на жюри Берлинале еще со времен показа фильма «Солнце», получил дорогую награду заслуженно. Публика приняла картину восторженно, с овациями. Критики молча держали пальцы в чернилах, ожидая «Льва». Журналисты аплодировали на пресс-конференции, а в отеле «Эксельсиор», где проживают випы, режиссеру устроили пати, где итальянские критики рассуждали о его творчестве, а зрители вновь окутывали автора «Фауста» волнами любви и обожания.

Над замыслом картины режиссер работал около 30 лет, снята она по мотивам первой части трагедии Гете «Фауст» и ни в коей мере не является экранизацией. В фильме нет смерти Фауста и заточения в тюрьму Гретхен.  Сценарист Юрий Арабов сделал идеальный адекватный перевод литературного произведения на язык кино. Вы не услышите гетевских монологов и диалогов, до вас разве что пару раз донесется знакомое: «Я – часть той силы, что без числа/Творит добро, всему желая зла» или – «Теория, мой друг, суха,/Но зеленеет жизни древо». Некоторые герои будут носить иные имена, например, Мефистофель станет прозываться – Moneylender (Ростовщик), появится его жена Moneylender`s wife – в загадочном исполнении Ханны Шигулы, но ваше погружение в атмосферу трагедии Гете будет настолько экспрессивным, что вас не покинет ощущение, что вы читаете Гете. И в этом вашем «чтении» Фауст (в великолепном исполнении австрийского актера Иоханнеса Зейлера) возникнет как реальный человек, но живущий в ХIX веке, а не в первой половине XVI века. Не удовлетворяясь современной наукой, он отвергает религию и, заложив душу дьяволу, получает возможность познания мира во всех его ипостасях. Ни на минуту перед вами не возникнет Фауст – мифологический персонаж, это будет обыкновенный человек, избравший себе странного помощника – некое ходячее месиво, приобретшее конфигурацию человеческой фигуры. Мефисто-ростовщик в исполнении Антона Адосинского сколь отвратителен, столь понятен – со всеми его вздохами по поводу врожденной греховности человека, его непреходящей склонности к предательству, уничтожению себе подобных, безответственным отношением к близким людям.
Эта парочка ходит кругами по эпохам и жизненным пространствам, и хитрый дьявол, подведя Фауста к Маргарите, дает прочувствовать ему, какова главная ценность жизни, и тут же показывает ее изнанку. С Фаустом Зейлера мы вполне можем быть на «ты» – на наших глазах участок пути они проезжают в бричке Чичикова, пока тот, услышав шипение кошки, не велит Селифану прогнать подальше «этих чертей». А в следующих кадрах у профессора промелькнет в речи что-то похожее на сожаление об отсутствии Интернета. Изменен и финал у Сокурова – Фауст избавляется от Ростовщика, забросав его камнями на пути в прекрасную Страну Льда и Света, где он, переживший духовное очищение, должен начать новую, полную смысла жизнь. Вручая Сокурову Гран-при, председатель жюри Даррен Аронофски сказал, что «Фауст» – тот фильм, который «перевернет сознание всякого, кто его увидит». Кроме «Золотого льва» «Фауст» получил приз экуменического жюри и фестиваля Future Film Festival Digital Award. В списке обладателей «Золотого льва» из России Александр Сокуров стал четвертым – после Андрея Тарковского, Никиты Михалкова и Андрея Звягинцева.
«Серебряный лев» достался фильму китайского режиссера Цая Шанцзюна «Гора людей, людское море». Он влетел в конкурсную программу как неопознанный объект неожиданно-запланированно. По традиции, заложенной директором Мостры Марком Мюллером, один из конкурсных фильмов обозначается как «сюрприз», и это одна из интриг фестиваля. Зная предпочтения директора, ожидают обычно картину из Китая, так было и на этот раз. Герой фильма Лао Ти, страдающий от безденежья и одиночества, воссоединение с бывшей подругой и сыном-подростком не состоялось, тоже ходит кругами ада в поисках убийцы младшего брата. Действие происходит на огромной шахте, где «море людей» живет в ужасающих условиях рядом с зевом шахты. Люди теряют человеческий облик, совершают ужасные поступки, и все проявления эмоций граничат у них с насилием. Приходится прибегать к насилию и герою картины. Фильм напоминает о трагизме существования человека в этом мире и о том, что стремление выбраться из этой тотально несправедливой по отношению к нему жизни очень часто безрезультатно. В картине характерное звуковое оформление. Время от времени мы слышим нарастающий гул, похожий не то на ропот морской пучины, не то на тревожное эхо в горах. Этот звук – знак всеобщей беды, которая не заставляет себя долго ждать.
Ежедневно по красной дорожке перед залом Гранде под овации зрителей проходили звезды кино, брутальный красавец Майкл Фассбендер прошел по ней как минимум дважды, он сыграл доктора Юнга в «Опасном методе» Кроненберга и тайного эротомана Брэндона в картине Стивена Маккуина «Стыд». За эту роль ирландский актер с немецкими корнями получил Кубок Вольпи. По прогнозам критиков, в ближайшее 10-летие Фассбендера ждет слава одного из самых востребованных актеров. Такую же награду за лучшую женскую роль получила китайская актриса Динни Йип («Простая жизнь»). Обладателями премии имени Марчелло Мастроянни стали молодые исполнители главных ролей в японской картине «Химизу» – Шота Сометани и Фуми Никайдо. Фильм о непростых отношениях старшеклассников снят по одноименной манге (комиксу) Минору Фуруя. Лауреатами премии «Озелла» – за операторскую работу – стал Робби Райан («Грозовой перевал», экранизация романа Шарлотты Бронте, Великобритания), а за сценарий – Йорг Лантимос и Эфтимис Филиппоу («Альпы», Греция).
Специальной премии жюри удостоен итальянский режиссер Эммануэле Криалезе за фильм «Terrаferma». Свою «Твердую землю» режиссер снял как актуальный отклик на незаконную эмиграцию южноафриканцев на острова близ Сицилии. В центре внимания – семья итальянцев, перебивающаяся рыбной ловлей и сдачей жилья туристам. Однажды ночью в море их бот подвергается агрессивной атаке беженцев. Каждый из трех членов семьи – дед, мать и ее сын, молодой парень, – по-разному реагируют на перебежчиков, которых власти немедленно депортируют. Режиссер балансирует на тонкой грани проявлений инстинкта самосохранения и понимания истинного гуманизма. Вопрос – прежде всего для 20-летнего Филиппо – остается открытым. Эту тему остро подняла в документальной ленте «Я есть. Рассказы о рабстве» Барбара Каписти в программе «Сontrocampo Italiano». Она записала интервью нескольких человек, полтора десятилетия назад бежавших в Италию в поисках лучшей жизни. Они работают на законных основаниях, имеют временные регистрации, но живут на старых ржавых кораблях в условиях жуткой антисанитарии. Имея лишь обещания от властей, которые резко расходятся с делами. Вопрос – с воскликом – также остается открытым.
Итальянские кинематографисты были в центре внимания на фестивале. Двум мэтрам – гранду мирового кино, актеру и режиссеру Аль Пачино, показавшему фильм «Саломея Уайльда», о постановке спектакля на Бродвее, и классику итальянского кинематографа Марко Белоккио, которому посвятил 12-минутный фильм Пьетро Марчелло, были вручены призы за вклад в кинематограф. Марко Белоккио получил своего «Льва» из рук Бернардо Бертолуччи, приехавшего на фестиваль на инвалидной коляске.
Итальянцы очень радушны в общении – открыты, эмоциональны. Внимательны к детям, старикам, инвалидам. Ни на одном фестивале я не видела столько инвалидов. Их привозили на колясках, они приезжали и приходили сами, и смотрели вместе со всеми кино. Проблемам детей окраин в программе авторского кино был посвящен фильм Даниэле Джаглианоне «Ржавчина», а в «Controcampo Italiano» показали фильм документалиста Алессандро Пива «Паста «Нера» – о том, как в послевоенные годы южане спасали детей из центральных и северных районов Италии от голода. Немолодые уже люди со слезами на глазах вспоминали о том, как тогда, на юге, они впервые узнали вкус яблок и тортов, попробовали пасту «Нера».
В программе «Горизонты» наградили два фильма – «Котоко» Шиньи Цукамото, а также «Славу блудницы» Главоггера. Героиня фильма «Котоко» страдает расщеплением зрения – вместо одного человека она видит двух. О «Славе блудницы» в газете писалось, и вряд ли кто может соперничать с Главоггером в показе «дна жизни». В этой программе в последние дни дважды показали короткометражку Алексея Германа-младшего «Из Токио». Итого в фестивале участвовало 5 российских лент.
*   *   *
Между кинопоказами и пресс-конференциями журналисты успевали побывать на презентациях книг, съездить на Биеннале, сходить в Галерею искусств в Академии. Путешествия на вапоретто по Большому каналу становились ежедневным ритуалом и слегка теряли свою прелесть, но во время регаты, когда гондолы с гондольерами предстали перед зрителями во всем блеске, ощущение пребывания внутри сказки возвратилось. Одна из книг, которые презентовали на фестивале, – о женщине, пишущей книгу о кино, называлась «Paola Dei». Ее оформила Maria Luisa Scaratelli из Феррары, с которой мы познакомились за ланчем, состоящим из куска пиццы и крепчайшего эспрессо – на два наперстка. Пиццу здесь ели даже те, кто к ней не притрагивается у себя дома. То же самое можно сказать о пасте. Италия есть Италия. В моем блокноте появились итальянские адреса, я могу побывать теперь в Падуе у Анны и в Вероне у Кристины. Эти названия звучат фантастически, тем не менее это так.  
...68-я Мостра проживала свои последние часы. Многочисленные львы у Palazzo del Cinema и Palazzo del Casino взмахивали крыльями, готовясь улететь в разные страны. До скорого, Мостра!..

Нина КАТАЕВА
Венеция – Москва