Культура и искусство

Полеты к вершинам вдохновения

Белорусская актриса Бела Масумян удостоена специальной премии Президента Республики Беларусь
Полеты к вершинам вдохновения
Полеты к вершинам вдохновения

К номеру:  4 (418)


02 Февраля 2012 года

За высокохудожественные образы, созданные на сцене Национального драматического театра имени Горького, народная артистка Беларуси Бела Масумян удостоена специальной премии Президента Республики Беларусь «За духовное возрождение».
Дети, рожденные в любви, всегда красивы. Смешение южных и северных родительских кровей обещает ребенку еще и незаурядный характер. А все вместе это еще и залог таланта. Мама у Белы полька, отец – армянин. Родилась она на Украине, училась в литовской школе, а живет на белорусской земле. При этом работает в русском театре. Играет в английских, французских, американских, шведских пьесах. Потрясающий коктейль менталитетов. Истинный человек мира – эта Бела Масумян.

Качели судьбы
Отец Белы был летчиком-испытателем. Возможно, тяга к полетам фантазии, к  вершинам вдохновения у нее с детства. Одну из первых ролей, в которой она жила более 20 лет, Бела сыграла в спектакле «Двое на качелях» на сцене Русского театра им. Горького.
Мы разговариваем с Белой Масумян за кофейком, который она варит замечательно.
– Можешь ли ты чем-то помочь нынешней женщине как актриса, что-то ей объяснить?
– Мне везло: мои любимые спектакли шли по 10-20 лет. Это такое счастье – возможность говорить о том, о чем молчишь в жизни. Гитель в «Двое на качелях» изведала горечь одиночества и страшно ценит минуты счастья. Разве это не типичная женская судьба? Да их половина зала таких сидит. И в эти два часа мы вместе. Одиночество отступает. Зрительница чувствует, что ее поняли.
–  Зал меняется со временем?
– Меняется. Прежде зритель был постоянный, многих даже знала в лицо. Сейчас приходят вежливые, но случайные люди. Благожелательные, в конце спектакля встают и аплодируют, но мне почему-то кажется, что жизнь театра их не очень волнует. А театр – это тайна и чудо. Например, я открываюсь только на сцене. Люблю ощущение парения в роли. Как будто бы я ее придумала, осуществила и чуть ли не сама пьесу написала. Об этом не расскажешь.

Корона для Клеопатры
Наш рациональный век отметает старомодных людей, не сумевших идти с ним в ногу. Однако эти люди удивительно интересны, потому что свободны и естественны в проявлении чувств, хранят собственное достоинство, не гонятся за лидерством. Масумян любит такие роли. Вот, например, странная личность по кличке Кенгуру в спектакле «Я верю в гороскопы». Видя красивую, благополучную, всегда с солнечной улыбкой актрису, белорусский драматург Андрей Карелин, дебютируя на сцене Русского театра им. Горького, не мог предположить, что она способна сыграть странное создание, которое «без пола, потолка, рукомойника и возраста». На вопрос «Ты что, артистка?» Кенгуру уверенно отвечает: «Да, клетки в цирке чищу».
И она подставляет свое хрупкое плечо соседу по коммуналке, который склонен к суициду, внушает ему, что все будет хорошо. Актриса уверена: «Единственное решение у жизни – это жить».
Листаю старые программки Русского театра и среди исполнителей пьес Шекспира, Мольера, Теннесси Уильямса не нахожу фамилии Масумян. Мало играла в пьесах Горького. Мелькнула Маша в чеховских «Трех сестрах». Пока репетировали, было долгое и полное счастье. Но спектакль шел недолго, и счастье кончилось. «Ролей «для карьеры» почти не играла. Отличилась исключительно в западном репертуаре. Все больше Мэри, Гитель, Мадлен, Ниса, Дженни. Что скажут публике эти милые имена? Ведь это не Джульетта, не Дездемона, не Офелия. Не было героинь Чехова, Горького, Толстого, Островского, что обычно создают актерскую биографию. Правда, повезло сделать «Дикарку» на телевидении и поработать над Машей из «Трех сестер». Но эти роли как метеоры – пронеслись и сошли со сцены. А годами я существовала совсем в других ролях».
– Трудно не заметить одну из самых красивых актрис Минска. Думаю, режиссеры просто не знают, как использовать в театре внешность царицы Клеопатры.
– Еще одна странность судьбы – Клеопатру в спектакле «Антоний и Клеопатра» играла другая актриса, я играла ее прислужницу. И вообще, цариц и королев играли другие, а я играла Марью в детской сказке и очень ее любила. Разве не она королева фольклорного творчества? Моя внешность для театральной актрисы скорее наказание, чем подарок. Она вводит в заблуждение тех, кто рассуждает о том, что типично, а что нет.  
Сегодня, правда, королевские особы стали все чаще появляться в репертуаре актрисы. Властная княгиня из рода Радзивиллов явилась на сцене в спектакле «Пане Коханку». Представительницы высшего света в ее исполнении живут в спектаклях «Идеальный муж» и «Перед заходом солнца». И, наконец, она истинная королева в спектакле «Лев зимой» по пьесе американского драматурга Джеймса Голдмена.
– Это одна из моих сложнейших ролей. Элеонора Аквитанская, жена Генриха ІІ, короля Англии, любит мужа, сыновей и власть. Неслучайно королева умирает от ярости – в этой женщине сочетаются гнев, ненависть, нежность, цинизм. Все эти качества передать на сцене непросто, поэтому я до сих пор совершенствую роль.
Обидно, что яркая талантливая актриса не была замечена кинематографистами.
– Я прекрасно понимаю, что не попадаю в типажи для кино. В молодости снялась в двух картинах на «Арменфильме», но от того периода жизни не осталось никакой памяти. Еще снималась в короткометражке с Леонидом Енгибаровым.
В знаменитом спектакле «Бабье царство» она играла немую женщину. В телогрейке и платке – была выразительна настолько, что немую запоминали лучше, чем говорящую. И только актриса знает, как туго порой переплетаются, а порой вовсе не соприкасаются жизни – своя и чужая. Однажды ей дали роль секретаря обкома. Она запаниковала – не знала жизни и чувствований партработника. И поехала в белорусскую глубинку, где секретарем работала женщина. Прожила там неделю, наблюдая за ней, присутствовала на заседаниях парткома. Роль в пьесе А. Салынского «Мария» получилась.
Теперь Бела Масумян все чаще играет сильных волевых женщин. В пьесе А. Островского «Правда – хорошо, а счастье – лучше», в пьесе Бернарда Шоу «Идеальный муж». В театре приступили к репетициям «Визита старой дамы» по пьесе Фридриха Дюрренматта. Там Бела будет властной миллиардершей, для которой не существует преград. Есть опасность повториться или оторваться от реальности. Вокруг нас не так много избранных королевских особ. Всё больше женщины семейные или одинокие, ранимые, не всегда успешные. Кстати, такие характеры всегда прекрасно удавались Масумян на сцене.

В борьбе со своим "я"
Одной из первых любимых ролей у актрисы была Ольга Никитина в спектакле «Объявление в вечерней газете». Это был дебют драматурга Елены Поповой и режиссера Николая Пинигина. Вероятно, того, о чем с такой нежностью рассказывали артисты, на самом деле в жизни быть не могло. Ну кому придет в голову затея вернуться из современной квартиры в послевоенный барак, которого, как окажется, уже не существует. Идея с объявлением в газете и приглашением бывших жильцов дома собраться вместе принадлежит Ольге.
Театру удалось воспроизвести жизнь людей первого послевоенного поколения, которое восстанавливало страну, растило детей, мирясь с трудностями и неудобствами, влюблялось, мечтало, слушало Робертино Лоретти. Дети выросли, разлетелись, и от людей ушла невозвратно та чистая дружба, которая царила в большом коридоре, где шумели примусы, жарилась картошка и все обо всех было известно. Масумян увлеклась материалом пьесы, и спектакль держался на ее страсти и нервах.
Оглядываясь назад, человек часто сверяется с юностью, как с эталоном чистоты, искренности и благородных стремлений. И спрашивает себя: «А так ли все сложилось в жизни, как мечталось?» А если нет, что тогда? И можно ли еще что-то исправить? Экстравагантный поступок Ольги Никитиной никогда не казался актрисе взбалмошностью. Ее героине удалось вернуть всех, кто пришел по ее объявлению, из благоустроенных квартир в мир юности, благодаря ей люди испытали  желание протянуть руку помощи ближним.
*   *   *
Вне сцены Бела – чудесная хозяйка, знаток экзотических блюд, умелый сервировщик стола. И еще множество талантов демонстрирует она в быту. Однако…
– Я люблю читать, – говорит актриса, – чтение дает возможность сосредоточиться. Мне это очень полезно, потому что как человек творческий я далека от полной уравновешенности. Излишняя эмоциональность не должна отражаться на близких. Если мне что-то не нравится, предпочитаю не делать замечаний. Лучше пойду почитаю. Пробовала писать, делала наброски, потому что хотела сберечь некоторые свои впечатления и наблюдения. Возможно, на склоне лет займусь мемуарами.
Недавно она рассталась с одной из любимых ролей в спектакле «Рулетка». Там ее величали «старой актрисой» и даже обзывали «старухой». А она моложава и красива той редкой красотой, когда прожитая жизнь освещает внутренним светом мудрости и доброты. Седина и морщинки только украшают. Именно таких женщин Масумян любит играть. Она их хорошо понимает. В жизни Бела никогда не злословит, не интересуется личной жизнью коллег, за исключением тех случаев, когда надо прийти на помощь. Она умеет прощать и объяснять чужие поступки, не жалуется, не ноет. Вероятно, поэтому считает себя счастливым человеком. И пусть как можно дольше длится ее счастье.

Татьяна ОРЛОВА
Фото Дарьи АНДРЕЕВОЙ