Культура и искусство

Полеты над крышами Витебска

Полеты над крышами Витебска
Полеты над крышами Витебска

Текст:  Виктория ВАСИНА

К номеру:  31 (504)


18 Июля 2013 года

Ключевые слова:
марк шагалвитебскавангардное искусствоиегуда пэн

Витебск навсегда остался в мировой художественной истории городом, над которым в мечтах и снах летают люди. Теперь это место паломничества всех ценителей творчества одного из самых известных авангардистов ХХ века.

Любовь Марка Шагала и Витебска взаимна – в городе есть памятник художнику, его дом-музей и арт-центр, куда на экскурсии часто приходят школьники и приезжают ценители искусства со всего мира. Приехав в Витебск ХХI века, сразу ощущаешь желание окунуться в атмосферу того старого, провинциального, тихого, заросшего садами города, который стал музой Шагала на всю его долгую жизнь. В начале XX века патриархальный Витебск постепенно становится центром культурной жизни, куда съезжается творческая интеллигенция всего западного края. В 1920-е годы там формируется художественная школа, известная в мировом искусствоведении как «Витебская школа абстракционизма», постоянно проходят выставки и диспуты, а реформатор искусства Казимир Малевич и его единомышленники создают объединение художников «Утвердители нового искусства» (УНОВИС).

Это бурное время принесло Шагалу осознание себя человеком мира – он уезжает в Париж, чтобы никогда больше не разлучаться с Витебском. Старший научный сотрудник Музея Марка Шагала Юлия Степанец рассказывает, что в Великую Отечественную войну город очень сильно пострадал: Витебск был захвачен оккупантами и полностью уничтожен, из 138 000 тысяч горожан выжили 118 человек.

Сегодня немецкие жители Нинбурга – города-побратима Витебска – собрали деньги по подписному листу и помогли восстановить дом-музей на Покровской улице. «Из Германии даже была привезена голубая краска, чтобы покрасить крышу дома, потому что голубой цвет – самый любимый цвет Шагала, цвет витебских небес. Какова сила притяжения витебского неба! Марк Шагал – скульптор, керамик, мастер мозаик, витражей и гобеленов, художник с мировым именем, создавший более десяти тысяч произведений изобразительного искусства в различных жанрах, – писал его всю свою жизнь. Как утверждает Юлия Степанец, лучший индикатор для искусства – это реакция детей. На работы Шагала дети реагируют очень живо и с большим чувством юмора.

«Шагал вообще любил пошутить буквально в каждой своей работе – дети это сразу замечают, его работы им очень нравятся. Мы проводим музейные занятия и международную летнюю школу искусств, на которую приезжают дети из Беларуси и России, стран Европы. Каждый год – это новые темы. Дети, которые хоть раз на ней побывали, хотят вернуться в Витебск еще и еще». Шагал родился в Витебске, учился в Петербурге, дышал Парижем, жил в США, но всегда оставался сыном своего города.

Куда бы ни вела его судьба, Шагал хранил в сердце его наивный и добрый местечковый колорит, рисовал его тихие улочки и низенькие дома – даже на полотнах с видами Парижа. Искусствоведы давно уже сошлись во мнении, что Витебск – вторая по значимости «модель» художника. Место первой с 1909 года и до конца жизни было занято Беллой – его возлюбленной, женой и музой. – Почти в каждой работе мы можем увидеть Покровскую улицу, где жил Шагал, и Римскую церковь, которая, к сожалению, не сохранилась. Он очень любил свой город, очень тосковал. При любой возможности Белла везла ему из России во Францию картошку и селедку! – рассказывает Юлия Степанец. Рисовать Шагал любил с детства, но заниматься искусством начал, по разным источникам, в 19 лет, когда мама привела его в мастерскую художника-реалиста старой школы Иегуды Пэна. «Я узнал о Пэне в тот момент, когда с площадки трамвая, катившегося вниз и замедленно подымавшегося в гору Соборной площади, мне мелькнул кусок белой надписи на синем фоне: «...школа живописи Пэна».

«Ах, – подумал я в отдалении, – интеллигентный же город наш, город Витебск». Я решил познакомиться с вывеской поближе…» «…Нездешним миром показалась мне эта вывеска. Ее синий цвет, как синий цвет неба. Дрожит она от солнца и дождя. Впрочем, эта вывеска растаяла ныне так же, как все снега прошедших годов, и я не настаиваю ни на чем... Слыхали ли вы о Пэне, о моем первом учителе, о художнике, о труженике, живущем вечно на Гоголевской улице?» – это из книги «Мой мир. Первая автобиография Шагала. Воспоминания. Интервью». Частная школа Пэна просуществовала до 1918 года, когда Марк Шагал занимал пост комиссара по делам искусства Витебской губернии и организовал Народное художественное училище, он пригласил своего первого учителя руководить одной из мастерских.

В октябре 1919 года в город приехал Казимир Малевич, уже знаменитый художник, и Шагал пригласил его преподавать в школе, однако Малевич жестко манифестировал свое понимание искусства, и между художниками возник конфликт, переросший позже в спор двух школ. Но это уже совсем другая история.