Культура и искусство

Национальная идея Михаила Нестерова

Национальная идея Михаила Нестерова
Национальная идея Михаила Нестерова

Текст:  Владимир СОКОЛОВСКИЙ

К номеру:  33 (506)


24 Июля 2013 года

Ключевые слова:
ВыставкиЭкспозицияМихаил НестеровРоссияБеларусь

Картина «Пустынник и медведь (Отец Сергий)» выдающегося русского художника Михаила Нестерова из собрания Национального художественного музея Республики Беларусь в Минске представлена на выставке в Москве. 

Экспозиция «Михаил Нестеров. В поисках своей России», где можно увидеть 300 произведений живописи и графики из 24 музеев и частных собраний России, Беларуси и Украины, развернута в Третьяковской галерее на Крымском валу. Картина Нестерова, на которой к руке молодого монаха, сидящего на бревне в перелеске, припал голодный медведь, широко известна. 

В ней присутствуют основные компоненты живописи Нестерова – его идеал единения Бога, человека и природы, своего рода образ земного рая. Скорее всего, эти идеи зародились в художнике с детства, Михаил Васильевич Нестеров (1862-1942) родился в православной купеческой семье, в Уфе. Окончив гимназию, юноша поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где его учителем был известный художник-передвижник В.Г. Перов. Следы влияния Перова, без антиклерикального пафоса, заметны в первом крупном произведении Нестерова «Пустынник». Лицо монаха-подвижника, сгорбленного старца в лаптях и черной рясе, опирающегося на клюку, несет печать углубленности в благочестивое размышление и молитву. Картина с успехом была показана на ХVII выставке Товарищества передвижников и еще до выставки приобретена Павлом Третьяковым для галереи. На деньги, полученные от продажи картины, художник объехал Европу, побывал в Италии, Франции, Германии, Австрии. Вернувшись в Россию, создал свое самое знаменитое полотно – «Видение отроку Варфоломею». В основе картины – предание о том, как юный отрок, позднее ставший патриархом русского монашества и получивший имя Сергий, встретил в лесу святого старца, благословившего его на иноческий подвиг. Судьбоносная встреча происходит на фоне поэтичной среднерусской природы и церкви как образа Бога. 

Во взоре юного Сергия – сосредоточенное созерцание, которое станет в дальнейшем отличительной чертой персонажей Нестерова. Преподобному Сергию, которого художник считал самым выдающимся человеком Древней Руси, он посвятил целый цикл, который полностью представлен на выставке. Преподобный Сергий был для художника самым ярким выразителем русской идеи. Кульминацией ее стало грандиозное полотно «На Руси (Душа народа)» (1914-1916), которое составляет смысловой центр экспозиции. На нем изображены русские люди разных эпох – монахи, несущие потемневший образ Спаса Нерукотворного, русский царь в шапке Мономаха, патриарх в митре с меховой оторочкой, а также современники художника – Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой и В.С. Соловьев, объединенные общим порывом. Впереди шествия – погруженный в молитву отрок, моделью которого послужил сын художника Алексей, как бы в напоминание об евангельских словах Спасителя – «если… не будете как дети, не войдете в царствие небесное» (Мф., 16:3). Нестеров обладал даром живописца-монументалиста. На выставке можно увидеть его эскизы к росписям Владимирского собора в Киеве, дворцовой церкви Александра Невского в Абастумане (Грузия), Марфо-Мариинской обители в Москве. 

После Октябрьской революции основным жанром художника стал портрет. Портретировал он только тех людей, личности которых его увлекали. Его модели органично вписаны в окружающую обстановку и в то же время всецело погружены в свои внутренние переживания. Таковы портреты художника Виктора Васнецова, философов Сергия Булгакова и Павла Флоренского, скульптора Веры Мухиной, ученого-физиолога, первого российского нобелевского лауреата Ивана Павлова. Ретроспектива Нестерова в Третьяковке, несомненно, стала самой представительной за всю историю показа творчества художника и утвердила его репутацию как одного из крупнейших мастеров русского изобразительного искусства рубежа ХIХ-ХХ веков.