Культура и искусство

Под звуки джаза и стихи великих …

ДУХОВНОЕ ПРОСТРАНСТВО

К номеру:  43 (516)


25 Сентября 2013 года

Ключевые слова:
музыкапоэзияВолошин
Коктебель остается центром русского культурного присутствия в Крыму.

Как сказал известный чилийский поэт, лауреат Нобелевской премии по литературе Пабло Неруда: «Крым – это орден на груди планеты». Эта мысль близка всем, кто бывал в Крыму. 

 До сих пор Крымский полуостров – любимое место отдыха миллионов граждан бывшего СССР. Известно, что ощутить всю прелесть этой земли можно во время бархатного сезона, который продолжается с августа по октябрь. Но сентябрь – особый месяц, и многие, кто волен выбирать время отпуска, сознательно едут сюда в начале осени. Толпы отдыхающих редеют, солнце еще греет, но уже не обжигает, и главное – именно в середине сентября на восточном побережье Крыма в живописнейшем поселке Коктебель проходит всемирно известный фестиваль современной джазовой и мировой музыки «Джаз Коктебель».

Приют поэтов  всех  времен

В этом году одиннадцатый по счету фестиваль совпал с другим знаковым для Коктебеля событием – 100-летием Дома-музея поэта Серебряного века Максимилиана Волошина. Волошин для Коктебеля фигура культовая. Благодаря ему крохотный поселок превратился в светскую и культурную Мекку первой трети XX века. Его дом всегда был полон гостей. Литераторов, художников, музыкантов и других представителей творческой элиты сюда манили великолепие природы и оригинальная личность хозяина. В его доме бывали Осип Мандельштам, Владислав Ходасевич, Николай Гумилев, Валерий Брюсов, Алексей Толстой, Елизавета Дмитриева, больше известная как Черубина де Габриак, Марина Цветаева и Сергей Эфрон, познакомившиеся здесь. Волошин действительно был очень гостеприимен, открыт к людям и миру во всем его разнообразии. «Дверь отперта. Переступи порог. Мой дом раскрыт навстречу всех дорог», – начинает он свое знаменитое стихотворение «Дом поэта». 

Волошин и Коктебель сейчас связаны как альфа и омега, даже существует история о том, что при его жизни произошло смещение горных пород, после которого одна из скал Карадага, выступающая в море, удивительным образом стала напоминать профиль Максимилиана. Сходство замечали его современники и сам Волошин: «И на скале, замкнувшей зыбь залива, Судьбой и ветрами изваян профиль мой…» (стихотворение «Коктебель», 1918). Но оценил первозданную красоту этих мест он не сразу.

Впервые Макс приехал сюда с мамой еще в 1893 году, когда ему было 16 лет. Коктебель был более дешевым местом по сравнению с Москвой, что было актуально на фоне материальных трудностей, к тому же мальчик болел астмой и знакомый московский врач посоветовал им крымский климат. Мать построила дом на берегу моря, а он, учась в Феодосийской гимназии, приходил к ней пешком через холмы на выходные дни. В начале большой любви к местному пейзажу у него не было. Пустыня, голые холмы – непривычная картина после Москвы, где зеленые леса и совсем другая природа. Но, общаясь с учительницей Александрой Петровой, коренной жительницей Феодосии, он увидел древность этой земли и ее красоту. Именно она привила любовь к этим пустынным, обожженным холмам, певцом которых он станет позже в своих стихах и акварелях. В автобиографии он писал: «…Коктебель не сразу вошел в мою душу: я постепенно осознал его как истинную родину моего духа. И мне понадобилось много лет блужданий по берегам Средиземного моря, чтобы понять его красоту и единственность…» 

Будучи уже взрослым человеком и побывав в Париже, Волошин принимает решение поселиться в Коктебеле. Мать купила еще один участок земли на берегу моря, и Максимилиан решил сделать здесь свой дом, задумывая его как литературно-художественное ателье. В 1903 году Волошин принимается за строительство. Сохранились его эскизы проекта дома, который изначально планировался для удобства гостей, для их отдыха, творчества и взаимного общения. 

Он строился в два этапа. В 1913 году Волошин заканчивает пристройку к дому – высоким эркером из дикого камня, где находилась его светлая, просторная мастерская. Здание получилось удивительно гармоничным, составляя единое целое с коктебельским ландшафтом. Многие сравнивали его дом с кораблем, причалившим к берегу. Позже, когда началось смутное время революции и Гражданской войны, этот дом стал для многих единственным шансом на спасение. Сам Волошин писал в стихотворении «Дом поэта» (1926 г.): 

В те дни мой дом – слепой и запустелый -
      Хранил права убежища, как храм,
      И растворялся только беглецам,
      Скрывавшимся от петли и расстрела.
      И красный вождь, и белый офицер -
      Фанатики непримиримых вер -
      Искали здесь под кровлею поэта
      Убежища, защиты и совета. 

 В самые тяжелые годы дом был наполнен жильцами. Бесплатный приют и одновременно отдых, отвлекающий от тяжелых мыслей, наполненный впечатлениями киммерийской природы, серьезными научными и культурными дискуссиями, юмористическими розыгрышами, джазовыми концертами, которые Волошин любил и устраивал у себя в саду. Сохранилась картинка-фиксация, нарисованная во дворе дома Волошина, с узнаваемыми персонажами, подписанная «Любимый коктебельский джаз-бенд», оставленная в подарок уезжающими гостями летом 1924 года. 

 Джаз  как  продолжение Поэзии

Личность Волошина, дух и история его дома – Дома Поэта, который продолжил играть значительную роль в культуре ХХ века и после ухода хозяина, вдохновили в 2003 году Дмитрия Киселева и Лилию Млинарич на создание фестиваля «Джаз Коктебель». Фестиваль изначально задумывался как возможность привлечь внимание к судьбе Дома-музея Волошина и найти спонсоров для его реставрации. «За пару лет удалось собрать более 150 тысяч долларов – это средства, переданные как частными лицами, так и компаниями», – рассказывает директор музея Наталья Мирошниченко. 

В итоге кроме помощи музею фестиваль стал одним из главных джазовых форумов на просторах СНГ. С каждым годом форматные рамки расширяются и кроме чистого джаза здесь можно услышать музыку других стилей и направлений, но всегда живую, качественную и близкую джазу по духу. Организаторы неизменно радуют публику концертами маститых джазменов и представляют новые имена. Музыканты приезжают со всего мира, в этом году в фестивале приняли участие музыканты из 15 стран: Великобритании, Франции, Италии, Норвегии, Швеции, Австрии, Чехии, Словакии, Грузии, Эстонии, Японии, Кубы и, конечно же, Украины, Беларуси, России. 

Фестиваль проходит на трех сценах: Волошинской, расположенной в саду Дома-музея;  NuJazz’овой – главной и самой большой; Открытой – тоже большой, полноценной и абсолютно бесплатной. «Волошинка» построена во дворе Дома-музея и оттого имеет ограниченное количество посадочных мест, на которые продаются билеты, если точнее – только 200 кресел для ценителей современного джаза и импровизационной музыки. NuJazz-сцена несравнимо более вместительна по количеству зрителей. В 2008 году эта новая фестивальная площадка открылась на просторном пляже в самом конце набережной, за холмом Юнге. Здесь выступают хед-лайнеры фестиваля и наиболее интересные артисты, по мнению ее кураторов. Открытая сцена – дневная площадка, тоже расположенная на пляже с другой стороны от холма Юнге. Она является воплощением чистого творческого альтруизма, поскольку билетом на нее по-прежнему остается лишь хорошее настроение. 

В этом году программа Открытой сцены стала больше, лучше, ярче. Здесь выступали поистине классные музыканты: словацкий дуэт «Longital», своей музыкой покоривший публику и вполне достойный выступать на главной сцене; чешская группа «Тысичаци», смешивающая рок, джаз, моравский фольклор, во главе с лидером Петером Вашей – человеком-перформансом; «Куку Шанель» – авторский проект Марии Кудрявцевой, чьи песни уже полюбили жители не только родной Украины, но и России, от Москвы до далекой Сибири; заводная Анико Долидзе – джазовая вокалистка, известная в музыкальных кругах СНГ; чешско-австрийская группа «Metamorphosis», виртуозно соединяющая классическую инструментальную музыку с зарядом энергичного панка и др.

Программа NuJazz-сцены в этом году как никогда пестрела именами топовых, модных, первоклассных музыкантов: Nils Petter Molvaer – один из самых прогрессивных творцов европейской импровизационной музыки; культовый джазовый трубач Eric Truffaz; легендарные «Telepopmusic» и электронщик Bonobo; самый популярный трубач России Вадим Эйленкриг; певец  кубинской скрипки Omar Puente; последние романтики питерской сцены «Billy’s Band»; братья-итальянцы «Montefiori Coctail», играющие отменный фанк; питерский квинтет «Juniper»; украинское открытие года «The Hardkiss» и др.

Волошинская сцена порадовала выступлениями таких участников, как Jacob Karlzon – лучшего джазового пианиста Швеции 2010 года; «Yuko Okamoto Quartet» из Японии; джазовой вокалистки и композитора Zoe Gilby из Великобритании и др. На уровне были и музыканты из Беларуси и Украины – «Tanin Jazz» из Минска и «French Connection Jazz Quartet» из Киева. 

Одиннадцатый «Джаз Коктебель», как всегда, был праздником для музыкантов и публики, съехавшейся сюда из разных уголков бывшей большой страны. Это были четыре дня беззаботности, радости, красоты. Дух свободомыслия и творчества, витавший в Доме Поэта когда-то, вернулся на эту землю с новой силой, и завет Волошина: «Войди, мой гость: стряхни житейский прах,// И плесень дум у моего порога...», обращенный ко всем приезжающим, был реализован полностью.

Елена БОЛДЫРЕВА, 
собкор «СВ» в Киеве