Культура и искусство

Проект "Опера всем" должен работать

Проект "Опера всем" должен работать
Проект "Опера всем" должен работать
Ведущая солистка Мариинского театра, лауреат Национального конкурса молодых певцов им. Л.П. Александровской, дипломант Международного конкурса вокалистов им. М.И. Глинки Екатерина Шиманович родилась в Минске
Ведущая солистка Мариинского театра, лауреат Национального конкурса молодых певцов им. Л.П. Александровской, дипломант Международного конкурса вокалистов им. М.И. Глинки Екатерина Шиманович родилась в Минске. Здесь начинала свой творческий путь в Белорусской академии музыки. Позже окончила Санкт-Петербургскую консерваторию им. Н.А. Римского-Корсакова, была солисткой Академии молодых певцов Мариинского театра. С 2008 года входит в состав оперной труппы Мариинского театра. Среди партий, исполняемых певицей, -Аида, Тоска, Турандот, Ярославна.
Сегодня певица отвечает на вопросы «СВ».

– Екатерина, когда вы поняли, что пение – ваше призвание?

– С самого детства мне хотелось петь, и я пела в разных коллективах, иногда выступала сольно. Окончив архитектурно-строительный техникум, поняла, что заниматься этой профессией не буду, и стала готовиться с педагогом к поступлению на подготовительные курсы консерватории. Проучившись два года, стала лауреатом республиканского конкурса, и меня без экзаменов приняли в минскую консерваторию. Начинала петь я как меццо-сопрано, но после прослушивания в Академии молодых певцов при Мариинском театре стала работать с сопрановым репертуаром. Перевелась в Санкт-Петербургскую консерваторию и параллельно с учебой стажировалась в академии при Мариинке.

– Что самое важное, по-вашему, в профессии оперного артиста? Какими качествами должен обладать исполнитель?

– Кроме ярких вокальных данных важна драматическая одаренность. Артист должен быть погружен в ту ситуацию, в которой существует его герой. Конечно, важен темперамент, но кроме этого открытость миру и людям. Важна доброта. Сцена все обнажает: если человек злой, то он и на сцене злой. Когда артист поет, в тембре голоса слышно все – интеллект, личностные качества. Если человек злой и глупый, это тоже слышно.

– Приходится ли вам чем-нибудь жертвовать ради карьеры?


–  Не люблю слово «карьера». Моя работа – это мой образ жизни. Я люблю работать, но у меня есть муж, ребенок, и моя семья для меня важнее всего. Никогда не гонюсь за бешеным успехом. Просто занимаюсь тем, что мне нравится. Сыну в декабре исполнилось четыре, и однажды он мне сказал: «Ты моя любимая мама и не должна работать, ты должна быть все время со мной!» А я пытаюсь ему все объяснять, он бывает на моих спектаклях.

– И как воспринимает их?

– Ему нравится. Например, он смотрел «Любовь к трем апельсинам», где я играю злую фею Фату Моргану. К моему удивлению, высидел весь спектакль, а в антракте пришел в гримерку, посмотрел на меня и сказал: «Ты же только сейчас злая, дома опять будешь добрая?» И пошел смотреть второе действие. Он любит музыку и сам все время поет, мечтает стать то скрипачом, то трубачом, то дирижером.

– Ваша профессия требует особого режима...


– Перед спектаклем стараюсь отдохнуть. Очень важно в этот день несколько часов побыть наедине с собой, помолчать. В действительности во что веришь, то и помогает. Главное, чтобы настроение было хорошее. Конечно, иногда его не бывает. Но во время спектакля включается резервный механизм – силы и настроение появляются.

– Ваши рецепты, как поддерживать вокальную форму?


– Много петь. Периодически прихожу на мастер-классы к своему педагогу Грайру Ханеданьяну, у которого окончила консерваторию. Это у него я стала сопрано. У меня замечательный концертмейстер.

– Приходилось ли вам работать в Большом театре оперы и балета в Минске?

– В Минске пела один раз: меня пригласили на молодежный оперный форум, пела Ярославну в опере «Князь Игорь». Прием был замечательный. Мне понравился уровень организации фестиваля. В театре поразили хор и оркестр. Гостей фестиваля принимал директор – он показал нам видеоролик о технических возможностях сцены, это было великолепно. С радостью приехала бы туда еще раз.

– Насколько оправдано суждение, что опера – элитарный и трудный для восприятия вид искусства?

– Элитарный – да, хотя бы потому, что это дорого. Оперу нужно популяризировать. Доносить оперу до людей, с детства прививая понимание того, что существует такой вид искусства. Извне нам навязывается эстрада, и далеко не всегда хорошего качества. А классическую музыку широко не исполняют, и люди в основном не знакомы с огромным количеством потрясающей музыки. Вот в Европе проводят уличные фестивали «Open Air». А в Санкт-Петербурге теперь есть проект «Опера всем». Однажды на репeтиции «Фауста» на Исаакиевской площади послушала, что говорили прохожие. Многие были удивлены, что можно так красиво петь не под фонограмму.

– Как вы относитесь к экспериментальным решениям на сцене?

– Не приемлю неординарность постановок, затеянных ради самоутверждения режиссера. Лично мне не приходилось участвовать в постановках, которые категорически  противоречили бы моему восприятию музыки. Иногда в европейских спектаклях не понимаю, ради чего происходит действие на сцене. Когда есть время, стараюсь посещать спектакли и в Санкт-Петербурге. Очень люблю драматический театр, часто хожу в Молодежный театр на Фонтанке. А на оперном спектакле, помню, однажды расплакалась – так увлекло меня действие.

– Отличаются ли зрители в зависимости от стран? Вы чувствуете атмосферу в зале?

– Отмечу зрительскую культуру Японии. После спектакля или концерта обязательно автограф-сессия. А зрители дарят артистам подарки – коробочку леденцов, пачку чипсов. Это трогает. Еще запомнились минские зрители. Когда мы спели «Князя Игоря», нам аплодировали стоя. К сожалению, в Беларуси, где у меня мама и сестра, бываю только в отпуске. Считаю, что Минск – самый красивый город. И, честно говоря, очень хотела бы там жить.