Культура и искусство

Красота победит и мир станет лучше

Тема русской истории считается приоритетной на факультете живописи Академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова, и декан факультета Станислав Москвитин, несомненно, среди самых больших ее поборников
Красота победит и мир станет лучше
Красота победит и мир станет лучше

Текст:  Нина КАТАЕВА

К номеру:  9 (541)


13 Марта 2014 года

Ключевые слова:
интервьюперсонахудожник
Его дипломная работа была посвящена императору Павлу Петровичу, а портрет змееборца Добрыни Никитича положил начало серии портретов былинных богатырей. Станислав Москвитин принимал участие в росписях храмов Успения Пресвятой Богородицы и Александра Невского в Верхней Пышме, Дворца Алексея Михайловича в Коломенском. Работал в составе групп художников, писавших иконы для храмов, в том числе для монастыря Царственных страстотерпцев под Алапаевском.
 
– Почему портрет императора Павла Первого стал темой вашего диплома?

– Фигура великая и, замечу, историками недооцененная, а между тем многие ученые склонны считать, что сделанное Павлом в его короткое правление было полезнее для России, нежели реформы Петра Первого. Имею в виду его внешнюю и внутреннюю политику, в результате которой была подготовлена почва для радикальных изменений, и, прежде всего отмены крепостного права и превращения Российской империи в крупнейшего игрока в мире. Хотелось разрушить стереотип, в соответствии с которым Павел Петрович имел «придурковатый вид», был солдафоном, ничем не интересовался, кроме плаца, и т.д.

– Должна ли у художника быть своя тема, которой он навсегда привержен, или все зависит от впечатлений жизни?

– Не знаю, у кого как, у меня это – русская история, мне интересно размышлять над событиями, происходившими «во глубине веков», и писать на эти темы картины. Сейчас работаю над серией портретов русских царей, и первым в моем ряду будет Иоанн Васильевич Грозный. Вокруг этого имени в последнее время звучит много как очень хорошего, так и плохого: одни причисляют его к лику святых, другие ниспровергают эту фигуру. Считаю, что, размышляя о фигуре Ивана Грозного, следует говорить прежде всего о его деятельности как Государя. Иван Васильевич Грозный очень много сделал для России – это и объединение страны, и приумножение земель, и его внешняя политика, и принципы наведения порядка в государстве.
 
– Кроме Ивана Грозного кто еще появится в вашей серии?

– Михаил Федорович Романов, Александр I, Александр II, Петр III, Екатерина Великая. Эта работа – на несколько лет, если Бог даст сил и времени, надеюсь, смогу воплотить все, что задумал. Вообще с этой идеей живу давно, коплю материал, делаю эскизы. Еще во время подготовки к диплому, когда я начинал собирать первые исторические сведения по поводу Павла Петровича, стал сталкиваться с очень разной литературой – современной, дореволюционной, и все писали о Павле I по-разному. И вот читаешь-читаешь, и в какой-то момент в твоей голове складывается образ твоего персонажа. И ты пишешь портрет, которым говоришь зрителям: «Я считаю так, это моя точка зрения, если вас заинтересовала работа, почитайте про этого исторического деятеля, поинтересуйтесь, что сделал он для России».

– Работая над циклом портретов русских царей, вы занимаете нишу, которая в советские годы была запрещена. А сегодня где видится вам ваш «царский» цикл?

– Это и сейчас не приветствуется, вы обратили внимание, что 400-летие дома Романовых официально не праздновалось? Хотя это наша история, и ее должно чтить.

– В чем вы видите миссию художника?

– Художник восхищается красотой Божьего мира и по мере сил своих и скромного разумения пытается делиться мыслями, которые рождаются в его голове, с окружающими. А что касается исторической живописи, хочу, чтобы история была любима и воспеваема в нашем государстве, чтобы мы гордились своей страной. Нация, у которой отнимают историю, обречена на вымирание.
 
– А как вы ответите на вопрос, с точки зрения художника и педагога – что происходит с современным человеком?

– Отупение. Раньше мы много говорили об обществе потребления, а теперь и нас превращают в потребителей – любого продукта. Мясорубка? Пожалуйста, пусть будет мясорубка. Вы представляете, что творится внутри у людей, которые выходят из кинотеатра после показа «героического» блокбастера, в котором кровь рекой и сотни трупов? У них внутри агрессия, которая рано или поздно найдет выход. Человек воспитывается средой. Но меня поддерживает вера в то, что красота победит и рано или поздно она будет оценена, а ситуация преломлена. Мы стараемся воспитывать людей, которые не будут называть искусством приклеенные полиэтиленовые пакеты, а будут писать картины. А главное, стараемся воспитывать людей, которые будут любить свою Родину.