Культура и искусство

Канны: автомеханик против Левиафана

Канны: автомеханик против Левиафана
Канны: автомеханик против Левиафана
Призом за лучший сценарий на 67-м Каннском фестивале награжден фильм Андрея Звягинцева «Левиафан»
«Золотую пальмовую ветвь» получила картина Нури Бильге Джейлана «Зимняя спячка» (Турция). Что скрывать, пул российских журналистов в Каннах был сильно разочарован. Впечатление от «Левиафана» Андрея Звягинцева, показанного в основном конкурсе, было сильнейшим. Газета The Gardian назвала его «новым российским шедевром», журнал Variety вопрошал со своих страниц: получит ли «Левиафан» «Золотую пальму»? – считая фильм вполне достойным такой награды.

Что интересно, оба фильма поднимают одну и ту же тему, кричат о гибнущей человечности в людях, о прогнивших государственных институтах, о коррумпированности всех и вся, «Левиафан» еще и внятно высказывается о церкви, благословляющей «всякую власть», поскольку она «от Бога». «Левиафан» в результате получил приз за лучший сценарий. Андрей Звягинцев разделил его с соавтором Олегом Негиным. 

«Левиафан» уже продан для проката на большинстве кинорынков Европы и Америки, в США его будет показывать SonyPictures.
 
При ином раскладе против Гран-при, присужденного «Чудесам» Аличе Рорвахер (Италия), не было бы никаких возражений. Чудесный, свежими ветрами продуваемый фильм. О родине, о земле, о любви к ближним, о красоте, о сохранении корней. Но мощь «Левиафана» с «Чудесами» несравнима. Лучшие исполнители главных ролей – Джулианна Мур в «Звездной карте» Дэвида Кроненберга и Тимоти Сполл в «Мистере Тёрнере» Майка Ли (Великобритания) – угаданы точно. А вот приз «Лучший режиссер»  Беннетту Миллеру за «Охотника на лис» (США) объявлялся под свист и явное неодобрение зала. Как говорится, без комментариев. Крепкая коммерческая лента, снятая по реальным трагическим событиям из жизни спорта, не больше. Совсем другой лауреат должен был быть на этом месте. А решение жюри разделить приз между фильмами – «Мамочка» 25-летнего Ксавье Долана (Канада) и «Прощай, речь» 83-летнего Жан-Люка Годара (Швейцария) было из разряда «дать нельзя не дать».

Так или иначе, 67-й Каннский фестиваль уже канул в историю, изменить ничего нельзя. Самое время вспомнить знаковые события. К таковым, несомненно, относится пресс-конференция по фильму Андрея Звягинцева «Левиафан».
Иов и автомеханик Коля

Зал был полон, и вопросы задавали в основном иностранные журналисты. Конечно, спросили об истоках «Левиафана». Режиссер ответил, что импульс ему дала история, которую он услышал от переводчицы в 2008 году на съемках короткометражки для альманаха «Нью-Йорк, я люблю тебя». «Случилось это в штате Колорадо, в Америке, когда человек сел на бульдозер и снес несколько административных зданий в ответ на то, что власть не хотела считаться с его правами, построив на его частной территории цементный завод. Мне стало понятно, что эта история могла произойти где угодно, а уж в России – так точно. И я перенес действие в российские реалии. Позднее стало понятно, что у истории имеется протосюжет – страдания бедного Иова, отсюда появилось название «Левиафан». И стало очевидно, что снимать надо о человеческом уделе на земле, и не только на территории России. Но чтобы история не получилась слишком трагичной, мы разбавили ее шуткой. Не то чтобы это была установка – просто сделали начало смешным. Так и в жизни все происходит – так устроен человек. Я слышал, что иностранная аудитория живо реагировала и люди смеялись. Очень рад этому. Таким родился этот фильм. Что касается Иова – то, что происходит в фильме, сюжетно не пересекается с библейской историей, для нас это было просто отправной точкой, стартом. О Иове главному герою напоминает священник, чистосердечно верящий в Бога. Он изъясняется как умеет, чем может, стремится помочь Николаю, он – не начетчик, не фарисей».

Так ли много пьют в России?

Ответ на этот вопрос Звягинцев начал с замечания о том, что в первый раз услышал его от министра культуры РФ Владимира Мединского, с которым обсуждал фильм. И подчеркнул, что это ни в коей мере не должно ассоциироваться с образом страны. «Это не так. Но как по-другому спастись Николаю от той пустоты, которая обрушилась на него?.. Считаю, что человек творческий обязан говорить правду, общаясь с людьми. Столкновение человека с государством во всех концах земли происходит одинаково, и люди сталкиваются с одной и той же проблемой. Поэтому либо говори открыто и честно, либо не говори вообще. Возвращаясь к встрече с министром – он сказал, что картина талантливая, но ему не нравится. И я даже знаю почему. У него другие задачи – сделать мир лучше, и он автоматически переносит их на вопросы искусства. Он считает, что искусство должно быть духоподъемным, нести свет людям, говорить, что все хорошо. У него твердая позиция, вызывающая уважение, но при этом я увидел человека слышащего. Так что я намерен и дальше делать кино в своей стране. Тем более что уже рассказал министру о своих двух серьезных замыслах. И он сказал: «Приносите сценарий».
Продюсер Александр Роднянский подчеркнул, что фильм снимался при поддержке Минкультуры РФ и Фонда кино. В российский прокат картина может выйти в сентябре.

Легко ли работать со Звягинцевым?

Михаил Кричман, оператор: «Трудно, но всегда в удовольствие».
Елена Лядова, исполнительница роли Лили, жены Николая: «Счастлива была встретиться с Андреем Звягинцевым. У меня серьезная роль, интересный материал, потрясающие партнеры».
Алексей Серебряков, исполнитель роли Николая: «Бесконечно рад, что оказался на съемочной площадке картины. Благодарен жене, это она меня уговорила, я-то знал, что Звягинцев – человек непростой. И мы не очень с ним совпадаем – для него кино важнее жизни, а для меня жизнь важнее кино. Но Андрей оказался не только фанатично преданным кинорежиссером, но и тонко чувствующим человеком, хорошо слышащим окружающих».
Роман Мадянов, исполнитель роли мэра: «Мы не были знакомы, я знал его лишь по работам. Получить предложение от Звягинцева было лестно, но на встречу с ним я шел с тяжелым сердцем. Думал, что он начнет «гнуть пальцы» – еще бы,  наполучал призов, известен в Европе, в мире, придется и мне доказывать, что я не верблюд. Но когда открылась дверь и мы встретились взглядами, я понял, что все будет прекрасно. К этому моменту я переиграл множество всяких бяк в российском кинематографе, а тут опять предстояло играть коррумпированного мэра. И мне было интересно, что же нового может предложить Андрей, и он дал мне несколько идей. Работать было очень тяжело, но ощущения от нее остались позитивные и радостные».

Как быть с нецензурной лексикой?

Не скроем, грубые северные мужики в картине с соленым словцом не церемонятся. Режиссера спросили насчет перспектив с прокатом. «Насколько знаю, закон, запрещающий употребление нецензурной лексики в литературе и кино, вступит в силу с 1 июля, – сказал Звягинцев, – стало быть, мы имеем полное право выпустить картину в том виде, в каком ее увидели в Каннах. Не думаю, что мы злоупотребляем матом, который, конечно же, создает атмосферу в фильме. Каждое слово было взвешено, а оскопление языка – это не самое лучшее занятие. В конце концов существует общественное соглашение, требующее в этих случаях делать наклейки на постере: «Осторожно, имеется ненормативная лексика».
Канны – Москва