Культура и искусство

Была ли Лизанька...

Была ли Лизанька...
Была ли Лизанька...
На экраны выходит белорусско-российская картина по произведениям Чехова «Предмет обожания»
Чехов не тот автор, с которым кинематографистам легко. И прост, и краток Антон Павлович в своем письме, умеет в малом рассказе поведать о многом, несколькими штрихами создать образ. Но как большой смысл «малой прозы» передать в кинематографе? Страшно сказать, но на «Беларусьфильме», совместно с российской компанией «Стар Медиа Дистрибьюшн», взялись снять детектив ХІХ века по чеховскому рассказу «Живой товар», вплетя туда мотивы «Чайки», «Трех сестер», «Дяди Вани» и других произведений писателя. «Цугцванг», да и только!..

От сюжетных хитросплетений и в отдельно взятых произведениях Чехова зачастую голова кругом идет. А тут столько всего намешано! И беллетрист из «Чайки», и Лизанька из «Живого товара», и «Вишневые сады», которые рубят в конце фильма. «Предмет обожания» весьма не прост для понимания. Как признаются руководители «Беларусьфильма», им и самим долгое время было сложно понять, что же получится в результате – такие метаморфозы претерпел за три года первоначальный замысел фильма. 

– Менялись режиссеры, сюжет, концепция и даже название фильма, – вспоминает директор «Беларусьфильма» Олег Сильванович. – Вначале хотели назвать «Цугцванг», затем «Уездный город», сегодняшнее название – «Предмет обожания». И нам кажется, оно как нельзя лучше отражает смысл картины. Фильм любопытный и специфический. Ничего подобного мы давно не снимали. Последний раз киностудия обращалась к классику в 30-е годы. И нам было интересно воссоздать в современных условиях антураж чеховских времен. 

По сюжету, в имение князя Грохольского приезжает известный беллетрист Борис фон Дидериц с супругой Лизой. Молодая женщина разительно отличается от местных обитательниц красотой, природным изяществом и неотразимой женской силой, безотказно действующей на мужчин. Она сводит с ума и хозяина имения, старого князя Грохольского, и его непутевого сына Григория, и друга семьи, надворного советника Данилу Охлопкова. При полном безразличии супруга Лиза дарит каждому из мужчин авансы, манит, но никого не делает счастливым. Связанные семейными и дружескими узами любовники Лизы начинают мучительно ревновать ее друг к другу. Не приходит избавление от страданий даже тогда, когда Лиза исчезает, произнеся накануне: «Я никогда не была счастлива. И сейчас тоже. Я не мужа обманула – себя. Стала дрянной кошкой, которую каждый презирает». 

Исчезнув, «дрянная кошка» еще больше будоражит воображение ухажеров. Один попадает в психбольницу, второго сажают в тюрьму, третий заканчивает жизнь самоубийством. Все так запутывается, что ни сами герои, ни зрители не могут понять, где реальность, а где выдумка и мираж. Может, и не было никакой Лизы, любовных треугольников, дуэли, самоубийства?.. Тем более что заканчивается фильм тем, что беллетрист приходит к издателю со своим рассказом. «Он интересен, любопытен, как уголовный детектив, – говорит тот писателю. – Но в нем нет настоящего виновника!» Так что, была ли эта история на самом деле или все это писательский вымысел, решать придется зрителям. Как и оценивать антураж XIX века, красоту белорусской природы, режиссерское решение Олега Базилова, игру Сергея Шакурова, Бориса Миронова, Павла Делонга, Анны Поповой и других актеров. Фильм вскоре появится на телеэкранах Беларуси и России.

Любопытно сняты в картине многочисленные постельные сцены – через дрожащие стены или игру кукол в уличном спектакле. Думаю, Чехову бы понравилось. Сколько бы ни писал Антон Павлович о низких человеческих страстях и пагубных инстинктах, он никогда не морализировал. Не читают нравоучений и в фильме. Просто рассказывают историю, выводы из которой должны сделать зрители.